В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Отказ от Договора по открытому небу — акт безумия и лицемерия Байдена

У была возможность спасти Договор по открытому небу (ДОН), но она решила позволить ему почить в бозе, несмотря на собственные национальные интересы, пишет Дэниел Ларисон в статье, вышедшей 3 июня в Responsible Statecraft.

Отказ от Договора по открытому небу — акт безумия и лицемерия Байдена
Фото: ИА RegnumИА Regnum

вышли из этого соглашения в ноябре 2020 года, во время правления предыдущей администрации, однако существовал шанс, что Байден мог бы снова присоединиться к нему. Тем не менее в мае в заявили, что США не присоединятся к договору. Со своей стороны, шаги к выходу из договора предприняли и российские власти.

Видео дня

Выход двух крупнейших стран-участников означает его фактическую кончину. При этом сам Байден называл такое решение своего предшественника «недальновидным». Причудливое решение администрации похоронить договор снижает вероятность того, что США и Россия смогут добиться какого-либо прогресса по новой повестке дня в области контроля над вооружениями, и бросает тень на предстоящий саммит в Женеве 16 июня. Эксперты по контролю над вооружениями отреагировали на этот шаг Байдена с тревогой и недоумением.

И снова Байден сохранил безрассудное решение Трампа по неправильным причинам и подорвал дипломатический процесс между США с Россией еще до того, как он начался.

В рамках Договора по открытому небу государства-члены могли совершать невооруженные разведывательные полеты над территорией других стран-участниц. Хотя идея взаимных облетов была впервые предложена президентом в 1955 году, договор был создан в конце Холодной войны как механизм поддержания стабильности и повышения прозрачности между его участниками.

США и их союзники могли без особых проволочек отслеживать, где дислоцируются и куда перемещаются российские войска. В свою очередь, возможность контролировать американские силы и группировки их союзников была и у . В части контроля за вооружениями ДОН был скромным соглашением. Однако он был важным документом, который принес пользу США и их европейским союзникам, а также предоставил американскому правительству информацию о позициях и передвижениях российских войск, которой оно могло затем поделиться со всеми другими участниками.

Суть в том, что отказ от ДОН ослабит позиции США и ударит по защищенности стран Европы.

В течение почти двадцати лет с тех пор, как он вступил в силу в 2002 году, договор позволял США собирать информацию о российских войсках. Полученные сведения США потом предоставляли более мелким странам, у которых не было ни спутников, ни возможности совершать собственные наблюдательные полеты. Почти все полеты проходили над странами Европы, поэтому заявления о том, что договор ставит Вашингтон в невыгодное положение, — нонсенс. Как заметил Мориц Кютт после изучения данных о пролете, «американцы гораздо чаще летают над Россией, чем русские над ними».

Договор стал хорошим примером взаимовыгодного многостороннего соглашения, которое помогло успокоить и обезопасить европейских союзников. Это именно то соглашение, которое, как можно было бы ожидать, Байден попытается возродить после четырех лет правления Трампа. Поэтому вызывает недоумение то, что администрация, напротив, решила позволить договору развалиться, декламируя тезисы времен Трампа о нарушениях со стороны России.

ДОН был разработан, чтобы укрепить доверие среди своих членов, а также был направлен на предотвращение недопонимания и путаницы, ведущих к нежелательной эскалации и возможной войне. Нарушения договора Россией заслуживают того, чтобы к ним относились серьезно, но они не были настолько серьезными, чтобы стать причиной разрыва соглашения. Самый веский довод против решения администрации Байдена дать согласие на прекращение договора привел сам Байден, когда еще был кандидатом в президенты, критиковавшим решение Трампа о выходе.

«С этими нарушениями со стороны России следует бороться не путем выхода из договора, а путем стремления разрешить их с помощью механизма выполнения договора и разрешения споров», — заявил он в мае прошлого года.

На тот момент это была правильная позиция. Поэтому нет никакого смысла в том, что теперь необходимость покинуть соглашение объясняется «нарушениями» со стороны России.

«Без нас договор может рухнуть», — предупредил Байден.

Став президентом, Байден спокойно наблюдает за крахом соглашения. Если раньше Байден критиковал Трампа за отказ от договора и призвал его изменить курс, то теперь его собственные слова должны быть обращены против него: «он должен оставаться в договоре по открытому небу и работать с союзниками, чтобы противостоять и решать проблемы, касающиеся соблюдения Россией условий соглашения». Получив возможность сделать именно это, Байден дал слабину.

Его решение резко контрастирует с его же готовностью отменить несколько других решений Трампа о выходе из международных соглашений. Отказ от договора также происходит в то время, когда возможность совершать наблюдательные полеты над Россией была бы весьма полезной в свете недавнего наращивания российской военной мощи на границе с . Майкл Крепон прокомментировал, насколько ценным было бы иметь возможность совершить облет в апреле, но решение Трампа об уходе сделало это невозможным:

«Это было бы хорошее время для еще одного экстренного облета. Покажите лидерство США. Загрузите новый потрясающий самолет Договора об открытом небе США наблюдателями из шести или около того дружественных стран и союзников. Продемонстрируйте солидарность. Вы знаете, что делать. Только вот этого не произойдет. Новых самолетов США по открытому небу нет, и администрация Трампа вручила Путину незаслуженный подарок в виде выхода из Договора по открытому небу», — написал он.

Невероятно, но Госдепартамент назвал недавнее наращивание сил России причиной отказа от договора.

«Кроме того, поведение России, включая ее недавние действия в отношении Украины, не является поведением партнера, приверженного укреплению доверия», — заявили в ведомстве.

Смысл такого договора в том, чтобы иметь возможность следить за тем, что делают все члены, поэтому аргументы администрации разваливаются и по этому поводу.

США выразили заинтересованность в продолжении переговоров с Россией по контролю над вооружениями в надежде заключить более обширное соглашение, которое охватило бы нестратегическое ядерное оружие России. Отказ присоединиться к ДОН вряд ли побудит Москву прилагать усилия для заключения нового соглашения. отреагировал на заявление администрации, назвав решение не возвращаться «политической ошибкой».

«Мы дали им хороший шанс, которым они не воспользовались», — отметил заместитель министра иностранных дел .

Только за последние несколько лет США показали, как легко одна администрация может разорвать давние успешные соглашения с Россией. Если нет никаких перспектив возобновления этих соглашений под другим руководством, зачем России утруждать себя переговорами по более амбициозному договору о контроле над вооружениями, если она даже не может рассчитывать на сохранение существующих соглашений? Другими словами, если администрация Байдена не может даже справиться с отсрочкой присоединения к успешному, уже ратифицированному договору, какие у них есть шансы на переговоры по новому, гораздо более сложному и политически рискованному договору?

Похоже, что режим контроля над вооружениями с Россией находится на последнем издыхании. Такое развитие событий происходит в особенно тяжелые времена, когда отношения между США и Россией плохи настолько, насколько они не были ни разу после окончания Холодной войны. Контроль над вооружениями был одной из немногих областей, где США и Россия смогли добиться успешного взаимодействия, и даже это, похоже, терпит неудачу в результате общих антироссийских настроений и жесткого сопротивления всем договорам. Отказ присоединиться к ДОН дает разного рода Джонам Болтонам и Томам Коттонсам то, что они хотят, за счет интересов США и их союзников.