В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Симонов: Дальнейшие шаги США против «Северного потока – 2» будут «объявлением войны»

- Константин, на днях госсекретарь Блинкен увязал судьбу «Северного потока – 2» с благополучиены, Польши и прочих «союзников США». Сегодня (24.03) он напомнил своему немецкому коллеге Хайко Маасу о санкциях за участие в трубопроводе, причем, по его словам, разногласия не урегулированы. Осталась ли у Штатов возможность усилить давление на проект?
Симонов: Дальнейшие шаги США против «Северного потока – 2» будут «объявлением войны»
Фото: Украина.руУкраина.ру
— Сейчас «Северный поток – 2» строит трубоукладочная баржа «Фортуна», которая находится под всеми возможными санкциями, какие только есть. Но при этом датские регуляторы никаких вопросов не задают.
Собственник «Фортуны» под санкциями, но поскольку «Фортуна» сейчас кладет трубу в датских водах, это означает, что у датских регуляторов нет вопросов ни к сертификации, ни к страховкам.
Следующий момент: трубоукладчик «Академик Черский» к прокладке трубопроводании пока не присоединился, но датский регулятор выдал ему разрешение на работу.
Это означает, опять же, что ни по оборудованию, ни по сертификатам, ни по страховым покрытиям никаких вопросов нет.
Все санкции, какие только возможны, на проект уже наложены. В этом плане дальше надо Соединенным Штатам уже подключать тяжелую политическую артиллерию.
- В чем может выразиться это подключение «крупных политических калибров»?
— Что я имею в виду: первый путь — это «выкручивать руки» немцам и датчанам совсем внаглую. Просто стучать кулаком по столу и говорить: остановите проект.
В этом плане относительно красивой схемы, через санкции, уже не получается. США надо тупо ломать хребет либо немцам, либо датчанам.
Просто приказывать им: останавливайте — и все. Это ваша задача, выполняйте. Здесь вопрос: готовы ли датчане и немцы настолько прогибаться под такое давление?
Тем более что Соединенные Штаты декларируют какое-то там трансатлантическое сотрудничество, отказ от эпохи Трампа и так далее.
Ничего себе сотрудничество — такого даже в советское время не было: когда вводили рейгановские санкции, так жестко прессовать союзников США не решались.
Был очень смешной сюжет: вспомнили книжку Блинкена, написанную им в 1987 году, когда он молодым автором писал про эту историю и сделал вывод, что нельзя так давить на союзников.
Будучи молодым юристом, Блинкен сам делал вывод исходя из санкций Рейгана против газопровода «Уренгой—Помары—Ужгород», что нельзя так давить на союзников — перегнем палку, и они вообще уйдут в другой лагерь.
Теперь повзрослевший Блинкен в ранге госсекретаря в стиле Хрущева стучит башмаком по столу и тупо требует остановить проект — и все. Странный, конечно же, подход.
Экономически газоермании просто необходим. Он и политически выгоден, и экономически. В ситуации, когда вы отказываетесь от угля и атома, осуществляете два так называемых энергоэкзита, вам просто деваться некуда.
Кстати, сейчас «Фортуна» трубы по-прежнему берет в Мукране, задействован порт Росток, задействован порт Висмар. В этом плане Соединенные Штаты могут ввести санкции против немецких портов.
Но фактически это будет плевок в лицо Германии. Ввести санкции против немецкого порта — это уже какой-то новый шаг. Пока я думаю, что Вашингтон будет политически Германию обрабатывать, вопрос только в том, насколько это получится.
У Дании скорее политические аргументы, но я думаю, что просьба отдать Гренландию еще жива в умах представителей датских льд Трамп в бытность президентом предложил Дании продать остров Гренландия Соединенным Штатам и был сильно разочарован отказом. — Ред.).
В этом плане сегодня ты «Северный поток – 2» похоронишь, а завтра у тебя такими темпами Гренландию заберут. И это тоже никакая не шутка и не преувеличение.
То есть первый путь для США остановить «Северный поток – 2» — просто политически «обламывать» союзников на тайных переговорах, ставить им ультиматумы, чем, видимо, сейчас Блинкен и займется во в саммита НАТО.
Второй путь — ввести саив «Газпрома» как собственника Nord Stream 2 AG и требовать от европейцев прекратить все отношения с «Газпромом» как с санкционной компанией.
Но фактически это уже настоящее объявление войны в прямом смысле с совершенно непонятными последствиями. Ввести санкции против «Газпрома» и требовать от европейцев прекратить все коммерческие отношения с крупнейшим поставщиком газа — это такой хаос, о котором я сегодня даже думать не готов.
Я остаюсь при мнении, что какие-то элементы ограничений, трезвомыслия в современной международной политике еще остались. Но если мы переходим к теории тотального хаоса, то возможны и такие меры.
- Сейчас многие эксперты говорят, что «Северный поток – 2» будет завершен и без участия европейских партнеров, если не произойдет чего-то совсем уж экстраординарнмитрий Дробницкий на днях сказал, что США могут спровоцировать обострение боевых действий на Украине, с тем чтобы остановить транзит и нанести таким образом еще один удар по «Северному потоку – 2». Как вы считаете, такое возможно? К чему приведет остановка транзита через Украину в ближайшее время?
— На сегодняшний день единственным европейским партнером, который помогает реализовывать проект «Северный поток – 2», остаются немецкие порты и логистические базы, где хранятся трубы.
Технически работы над проектом проводятся силами самой компании Nord Stream 2 AG. Это российские суда «Академик Черский» и «Фортуна». Я уверен, хоть эта информация нигде и не опубликована, что у них российская страховка, которая признается Данией.
Я изначально говорил, что, скорее всего, мы сами и застрахуем эти суда. В этом плане я почти уверен, что там уже европейцев в этом проекте нет, разбежались уже, но труба физически строится, и это самое главное.
Что касается идеи обострения в Донбассе, то я совершенно не исключаю, что это будет. Более того, это уже происходит, и мы видим, что давление на Украину растет, но я думаю, что тут схема скорее будет другая.
Само по себе обострение «Северному потоку – 2» не помешает. Допустим, вы создаете трудности для транзита газа через Украину. Ну и что?
Наоборот, если вы создаете такие трудности, то вы тем самым для той же Германии увеличиваете понимание необходимости «Северного потока – 2».
Потому что если вы останавливаете транзит через Украину, вы возвращаете к жизни старый тезис о том, что «Северный поток – 2» должен убрать политический риск транзита через Украину.
Я лично не считаю этот тезис главным. Для меня в «Северном потоке – 2» самое главное — это экономия почти 2 тыс. километров по расстоянию. То есть это чисто экономическая история.
Но если Соединенные Штаты будут настаивать на том, что нужно сейчас русским перекрыть кран через Украину, то это убивает их собственный тезис. Потому что они всегда говорили: пусть русские качают газ через Украину. Точка.
У них был такой немножко анекдотичный тезис — мол, мы наказываем Россию за ее антиукраинскую политику тем, что она платит Украине за транзит.
А теперь они вдруг будут провоцировать кризис на Украине и перекрывать поставки газа? Мне кажется, что такой ход сокращает их собственную организационную базу.
Поэтому я думаю, что война будет использована не для прекращения транзита, а скорее для демонизации России.
Начинается новая война в Донбассе, опять из России изображают ужасного агрессора и снова ставят жесткий вопрос: как вы с этой Россией, которая пьет кровь украинских младенцев, собираетесь строить газопровод? Немедленно все это дело прекратите.
Я думаю, что вот такая схема возможна: война не для того, чтобы транзит остановить, это как раз не нужно американцам сейчас, а для того, чтобы еще раз демонизировать Россию, изобразить ее агрессором, с которым никаких отношений, тем более не дай бог стратегических, ни в коем случае выстраивать нельзя.
- Как вы считаете, после того, как «Северный поток – 2» будет введен в эксплуатацию, какие у России останутся стимулы продолжать прокачку газа через Украину, особенно на фоне вот этого давления, которое сейчас оказывается на проект и Россию в целом?
— Ну, во-первых, надо его запустить все-таки, надо добиться стопроцентного использования мощностей — там тоже есть вопросы.
А вообще, когда все это произойдет, стимул только один будет: завершить пятилетний контракт — осталось три года и девять месяцев, и после этого никаких стимулов не будет.
Я думаю, что контракт мы, естественно, продлевать не будем. В этом плане Украина станет резервной мощностью, которую мы будем иметь в виду, про запас. Никаких контрактных обязательств на себя мы накладывать, конечно же, не будем.