В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Как дипломатии США и России маневрируют в лабиринтах афганских проблем

В прошли консультации по . В них приняли участие представители (организация, деятельность которой запрещена в РФ), афганского правительства, делегаций , , , . Почетным гостем на этой встрече стал , взявший на себя роль посредника в афганском конфликте. Что касается турецких представителей, то они впервые включились в московский переговорный процесс.
Как дипломатии США и России маневрируют в лабиринтах афганских проблем
Фото: ИА RegnumИА Regnum
Цель, которую ставила перед собой Россия как организатор консультаций, была обозначена в заявлении официального представителя , построенном на фразах о том, что «предполагается обсудить пути содействия продвижению межафганских переговоров в Дохе, снижению уровня насилия и прекращению вооруженного конфликта в Афганистане, становлению этой страны в качестве независимого, мирного и самодостаточного государства, свободного от терроризма и наркопреступности». Такой «общий подход» особенно бросается в глаза по следующей причине. Недавно госсекретарь США предложил провести под эгидой широкую конференцию по афганскому урегулированию и в качестве предпочтительной территории для переговоров госсекретарь указал Турцию, . Более того, в предложении Блинкена содержится конкретика: формирование инклюзивного афганского правительства с участием обеих сторон вооруженного конфликта, прекращение насилия сроком на три месяца, установление режима прекращения огня.
Эти инициативы в той или в иной форме обсуждалась участниками консультаций в Москве, но опять-таки в общей форме. Во всяком случае, в совместном заявлении «расширенной «тройки» — Россия, Китай, США плюс Пакистан — содержится призыв к талибам (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не начинать весенне-летнюю наступательную кампанию, а также есть обращение ко всем участникам межафганского диалога обсудить создание «инклюзивного правительства». Наконец, несколько экзотично прозвучало заявление спецпредставителя президента России по Афганистану, директора Второго департамента Азии МИД о том, что консультации в Москве — «это не масштабная афганская конференция, это консультации «расширенной «тройки», что воспринимается как намек на возможность существования еще одного переговорного формата по афганскому урегулированию.
В целом, если оценивать ситуацию с позиции дипломатической методологии, то начавшиеся в сентябре 2020 года переговоры между Вашингтоном и «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с эпизодическим подключением к ним официального провалены. В администрации нового президента США уже заявили, что намерены пересмотреть соглашение с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Теперь американцы больше склоняются в сторону подключения к процессу афганского урегулирования локальных и международных партнеров. Это первое. Второе: США пытаются создать новую переговорную площадку в Турции с целью, скорее всего, снизить влияние Москвы на афганский процесс, хотя представитель на переговорах в Москве заявил, что предстоящая стамбульская встреча по Афганистану не заменит московский формат. Но есть ли шансы у Вашингтона достигнуть мирного соглашения в расширенном формате, выработать четкий план выполнения договоренностей сторонами, никто не знает.
Напомним, что ранее США обязались до 1 мая 2021 года вывести все свои войска из Афганистана. Именно эта дата обозначена в соглашении, которое США заключили с талибами в Дохе. Сейчас, по оценке американских экспертов, у Байдена в Афганистане нет выигрышных сценариев дальнейших действий, и он вынужден, как заявил министр обороны США , отказаться от «поспешного или неорганизованного выхода» из страны. Как пишет в этой связи британское издание The Guardian, при уходе американцев велика вероятность «возвращения к власти исламистов и низвержения всех немногочисленных западных и демократических ценностей, зачатки которых появились в афганском обществе и политическом укладе в последние годы». Такой ход событий не исключен даже в том случае, если США удастся, уже при посредничестве широкой международной коалиции, договориться с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) о продлении срока пребывания американского контингента на какой-то срок.
Ситуация развивается по замкнутому кругу, при нынешнем раскладе сил в Афганистане гражданская война, скорее всего, будет продолжаться. Правда, теоретически есть шансы для достижения определенных договоренностей между Кабулом и талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) о формировании коалиционного правительства, но такое решение будет носить, скорее всего, тактический характер. На это намекнул в Москве лидер Исламской партии Афганистана Гульбеддин Хекматияр. Вот почему, как ни крути, фактически состоялась политическая легитимация «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), что, кстати, не является гарантией стабилизации ситуации в Афганистане даже в случае его прихода к власти. Многое в этом смысле будет завязано на модераторах, точнее, на том, скажется ли «похолодание» в отношениях России и США на их сотрудничестве в Афганистане. Эксперт Вильсоновского центра по Южной Азии Майкл Кугельман считает, что напряженность между Вашингтоном и Москвой «угрожает прекрасной возможности для сотрудничества по редкому вопросу, в котором есть общие интересы».
Но пока мировая дипломатия маневрирует. Предложение Блинкена провести в Турции конференцию по Афганистану под эгидой ООН прозвучало неожиданно для многих. Эксперты задаются вопросом, согласована ли с кем-либо из партнеров США, с той же Турцией, эта идея. Конечно, это если предполагать, что на конференции в Стамбуле планируется поставить точку в договоренностях талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и Кабула под международные гарантии. Посмотрим, кому и как в дальнейшем удастся изменить ход событий на межафганских и международных переговорах по урегулированию в Афганистане. Пока же активные действия мировой дипломатии и политиков не привели к снижению уровня насилия в этой стране.