В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Вашингтон в бешенстве: политическое влияние Китая растет

Тема зависимости и недостаточного противодействия со стороны стран становится одной из самых актуальных в повестке американских СМИ. В начале года досталось , которая недостаточно активно, по мнению американцев, обвиняет КНР в замалчивании происхождения коронавируса. Теперь американские журналисты считают, что должна была занять более жесткую позицию в отношении Пекина и поддержать китайских уйгуров в их противоборстве с центральными властями.  Но оказываеткаре также мешает экономическая зависимость от Китая. Можно верить или нет, но журналисты «Голоса Америки» уверены в том, что поставки китайской вакцины способны сильно повлиять на позицию турецкого правительства относительно уйгурского вопроса. С одной стороны, Турция готова помогать уйгурам на своей территории, а с другой - не хочет официально за них заступаться и идти на конфликт с Китаем. Об этом в материале «Голоса Америки»: Турция принимает меры против протестов уйгуров после жалоб КНР Когда-то Турция выступала в защиту уйгуров-этнического меньшинства Китая, и призывала Пекин положить конец осуществляемой в провинции Синьцзян политике, которую в 2009 году тогдашний преурции Реджеп Эрдоган назвал “геноцидом”. Однако за последние несколько лет позиция страны претерпела изменения – из риторики официальных лиц практически исчезла критика действий Китая в отношении уйгуров, в то время как внутри страны турецкие власти стали препятствовать деятельности уйгурских активистов. В январе, после того как проживающие в Турции уйгуры несколько месяцев протестодания Консульства КНР в Стамбуле в попытках получить информацию о пропавших в Китае родственниках, полиция запретила массовые скопления людей под предлогом борьбы с распространением COVID-19. Среди протестующих был Жевлан Схирмемет, 30-летний уйгур, с 2011 года проживающий в Стамбуле. Схирмемет не может связаться со своей матерью Сурие Турсун, 57-летней госслужащей Синьцзяна, с 2018 года. Именно тогда, по его словам, ее отправили в один из местных “концлагерей”, которые китайские власти называют “лагерями перевоспитания”. “После того как моя мать пропала, в 2019 году я обратился в посольство КНР с просьбой помочь с ней связаться, но они так и не ответили ни на один мой запрос,” – говорит Схирмемет. Он также сообщил, что недавно полиция задержала его и еще троих активистов и отпустила только спустя пять часов с условием, что они не будут участвовать в протестах у дипломатических ведомств КНР. “Полицейские задержали нас четверых, продержали в автозаке, после чего отвезли в отделение для подписания документов и сопроводили в наш отель,” – заявил Схирмемет. Он также добавил, что задержание произошло на следующий день, после поста посольства Китая в Твиттере о том, что протестующие занимраспространением фейых новостей. Признание геноцида 22 февраля Канада стала второй после США страной, признавшей дейст отношении уйгуров в провинции Синьцзян геноцидом. Парламент Нидерландов принял соответствующую резолюцию 25 февраля. Несмотря на то, что нынешний президент Эрдоган объявил действия Китая в Синьцзяне геноцидом больше десяти лет назад, правительство Турции никогда не выступало с официальной позицией по данному вопросу. По подсчетам крупнейшей организации по защите прав уйгуров “Всемирный конгресс уйгуров” на территории Турции проживает самая многочисленная диаспора уйгурских беженцев – около 45 000 человек. Признание международным сообществом политики Китая геноцидом дало новый стимул уйгурским активистам в Турции, пытающимся добиться того, чтобы Анкара заняла внятную позицию по вопросу нарушения прав человека в Синьцзяне. Мегпирет Аблимит, 20-летней уйгурке, студентке университета в Стамбуле, участие в протестах дает надежду на спасение близких. По словам Аблимит, ее брат и два дяди находятся в одном из “концлагерей” Синьцзяна. Она рассказала, что ее бабушка погибла в одном из таких лагерей в 2019 году , спустя два года после того как местные власти арестовали ее за поездку в Саудовскую Аравию на хадж. “Так называемые преступления моих родственников заключались в том, что они либо навестили нас в Турции, либо совершили мусульманское паломничество,” – рассказала Аблимит. Критика активистов со стороны турецких властей Китайские власти настаивают, что уйгуры никак не ущемляются в правах, а меры, предпринимаемые в провинции Синьцзян, направлены на пресечение “трех зол: терроризма, экстремизма и сепаратизма”. Пресс-секретарь посольства КНР в Анкаре сообщил, что власти Китая делают все, чтобы помочь “китайским соотечественникам в Синьцзяне” связаться со своими родственниками. Посольство также заявило, что основная цель протестующих – это “попытка очернить” Китай. “Турецкой полиции предписано законом предпринимать меры необходимые для защиты Посольства и Консульства КНР и обеспечения порядка в случае проведения протестов и демонстрации в непосредственной близости от них,” – прокомментировал пресс-секретарь посольства. Турецкие власти также пубод сомнения некоторые заявления протестующих. После разгона полицией протестующих уйгуров в Анкаре Министр внутренних дел Турции, Сулейман Сойлу, выступил 15 февраля с заявлением, в котором предостерег протестующих не попадаться на “тщательно спланированные провокации из-за океана”. Кроме того, 24 февраля пресс-секретарь правящей партии Справедливости и Развития, Омер Джелик, заявил, что правительство Турции “внимательно следит” за условиями жизни китайских уйгуров. Мустафа Акйол, старший научный сотрудник Института Катона в Вашингтоне, пояснил, что намек Сойлу на “спланированные провокации из-за океана” лишний раз подтверждает, что власти страны пытаются вовлечь США в разрешение ситуации с уйгурами, добавив ее к списку разногласий между Вашингтоном и Китаем. “Позиция [Турции] такова: “Да, уйгурам сейчас непросто, но мы продолжим тихо помогать им там, где можем, не предъявляя требования к Китаю, против которого и так выступят американцы,” - продолжает Акйол. Экономическая зависимость Впрочем, другие аналитики вурции по вопросу уйгуров стремление к экономической выгоде на фоне упадка экономики страны в течение последних лет. Кемал Кирисджи, старший научный сотрудник Брукингского Института в Вашингтоне, считает, что правительство Турции надеется, что китайские инвестиции, торговые соглашения и займы помогут восстановить экономику страны. “Кроме того, Турция решила закупить вакцину от COVID-19 у Китая, ставя себя тем самым в еще более зависимое положение,” добавляет Кирисджи. По его словам, бесперебойные поставки вакцины по цене, приемлемой для Турции, подразумевают, что Анкара не станет занимать активную позицию по вопросу китайских уйгуров.

Вашингтон в бешенстве: политическое влияние Китая растет