В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Борис Межуев: Байден и Нуланд могут заменить Зеленского на Порошенко

20 января власть в сменится, бразды правления в свои руки возьмёт ветеран американской политики , и он, в отличие от своего предшественника , будет больше внимания уделять международным делам. Что изменится в жизни других стран при 46-м президенте США, в интервью изданию Украина.ру рассказал американист .

Борис Межуев: Байден и Нуланд могут заменить Зеленского на Порошенко
Фото: Украина.руУкраина.ру

Видео дня

— Борис, представляет ли сейчас для Байдена интерес постсоветское пространство?

— Я думаю, самый разный: от идеологического до определённых экономических интересов. Однако главная задача администрации Байдена — это, естественно, сдерживание России и . Мне представляется, что Китай всё-таки будет приоритетнее, но и Россия будет иметь важное значение, и в этом смысле попытка вновь сыграть роль на отколе от России соседних государств, конечно, будет продолжаться.

Всё-таки китайская тема будет важнейшей, потому что главная задача для США сегодня — попытаться сплотить евроатлантический мир против Китая и осуществить разворот на Китай. Если эта задача перетянет российскую, в этом плане Россия может отойти на второй план, и для России это будет большим положительным фактором: тогда бы на какие-то формы взаимодействия России с Европой Вашингтон обращал бы уже меньше внимания, потому что много на эту тему сказано, много деклараций — в общем, видно, что новая холодная война, о которой стали говорить в последний год правления Трампа, никуда не денется, это продолжается.

— Команда Джо Байдена попросила , назначенного Дональдом Трампом, продолжить руководить Посольством США в РФ до тех пор, пока не найдёт ему замену, «поскольку эта должность считается слишком важной, чтобы оставлять её вакантной». Как Вы считаете, новый посол будет «ястребом» или, наоборот, человеком умеренным, который будет в столь непростых условиях пытаться искать общие точки соприкосновения?

— Я думаю, сейчас сам Байден ещё не знает, что выберет. Явно разные люди работают в администрации. Ясно, что будет занимать более жёсткую позицию, видимо, он будет точкой сборки полунеоконсервативных, таких либеральных «ястребов».

Трудно сказать, какое из этих крыльев победит. Я думаю, будет конкуренция между вот этим реалистическим и либеральным крыльями администрации. Если победит Госдеп в этом конфликте, то будет их человек, а если спецслужбам в лице (будущего директора Уильяма. — Ред.) Бёрнса удастся оспорить необходимость появления фигуры, заведомо конфронтационной, то, возможно, появится какая-то более лояльная фигура, может, самого Салливана, то есть человек с реалистическим бэкграундом и отсутствием такого русофобского портфолио. Я думаю, есть шанс, что такой тоже может появиться.

Если выбирать из этих двух крайностей и считать, какая из них более вероятна, то, мне кажется, всё-таки появление более лояльного человека, потому что начинать дело с прямой жёсткой конфронтации хорошо на уровне риторики, но плохо на уровне оперативной политики — нужно всё-таки много согласовывать, перезапускать СНВ-3, и в этом смысле сейчас появление человека с каким-то заведомо антироссийским имиджем было бы, конечно, невыгодно.

— Назовите главных специалистов по России, , и в команде Байдена.

— Их там большое количество, там есть и демократы, и республиканцы. Сын (бывший заместитель помощника министра обороны США по Европе и Ян Бжезинский. — Ред.), был такой важной фигурой Брюс Джексон (занимался продвижением вопроса членства восточноевропейских стран в НАТО, был советником бывшего президента Украины и входил в избирательный штаб на выборах президента . — Ред.), недавняя советница Трампа (бывший старший директор по России Совета национальной безопасности Белого дома. — Ред.) .

По постсоветскому пространству там огромное количество людей, многие из них проходили какой-то тренинг на Украине. ещё не утверждена в качестве заместителя госсекретаря по политическим вопросам, но не думаю, что что-то ей помешает. Есть , который с 2010 по 2014 год возглавлял организацию Freedom House, безусловно, занимает антироссийскую позицию. В общем, неприятная фигура , она уже получила какое-то назначение, слава богу, не главное, все немножко подуспокоились, что она не стала важной фигурой, но всё равно не реалистический кадр.

Много оперативников, которые работали по российскому кейсу. Небезызвестный Ариэль Коэн, который представляет Heritage Foundation. В общем, целый ряд таких персонажей.

Бывший посол США на Украине . Нуланд наверняка не упустит это направление, она, конечно, вернётся, и вернётся к управлению этими делами.

Здесь вопрос заключается в том, что номинированный глава генерал армии в отставке Ллойд Остин, как мне кажется, человек политически не очень опытный. Важно понять, кто будет его вторым лицом по политическим вопросам, заместителем секретаря по обороне, который будет заниматься политическим планированием. Ясно, что Пентагон деполитизируется в результате предполагаемого назначения. Байден отказался назначать те фигуры, которые ожидались, — Мишель Флурной (бывший заместитель министра обороны США по внешнеполитическим вопросам, её называют одним из главных «ястребов» в . — Ред.), поэтому, в общем, деполитизация Пентагона происходит. А вот что касается ЦРУ, то мы, наоборот, видим .

Вот ещё важная фигура — это бывший посол США в РФ , причём фигура не совсем негативная. От него исходило некоторое количество определённых опусов, о чём писал в своих воспоминаниях , которые свидетельствуют о том, что он, скорее, представляет реалистическое крыло администрации (правда, он ещё не получил никакого назначения), которое считает, что нужно иметь дело с той Россией, которая есть, не нужно думать, что она может быть другой, с Путиным или без, всё равно тот курс, который он задал, не изменится, по большому счёту. Это кредо реалистов.

Какая-то дискуссия здесь будет, тем более, у реалистов здесь есть главный сильный аргумент, который заключается в том, что если сейчас надавить на Россию по полной, то России ничего не останется, кроме как стать сателлитом Китая, быть просто силовым прикрытием Китая в военных вопросах, прежде всего ядерного оружия, здесь уже никаких компромиссов не будет. И несмотря на то, что, я предполагаю, Госдеп будет лоббировать более жёсткую позицию, тем не менее у реалистов есть какие-то аргументы, которые могут быть услышаны Байденом, тем более, Байден и сам реалист по своему политическому мировоззрению, он не радикал. Просто сейчас ситуация такая, что трудно занять какую-то позицию.

Мне кажется, и России надо проявить сдержанность, я, конечно, понимаю чувства наших по поводу американской ситуации, они справедливы, но чувства чувствами, а реалистически надо понимать, что Трамп ушёл, а Байден остался, это тоже надо принимать во внимание, что прекрасной Америки Трампа тоже не будет, как и прекрасной России Навального — будет та Америка, которая есть, и та Россия, которая есть. Этим двум цивилизационным лидерам, или двум державам, придётся договариваться, хотя, естественно, не испытывая друг к другу ни малейших симпатий.

— Как Вы считаете, стоит ли ждать новую цветную революцию при Байдене?

— Я не исключаю, что и на Украине может что-то произойти, всё-таки — это не клиентела Виктории Нуланд. Чёрт его знает, что она захочет, может, она захочет обратно привести к власти или того самого Яценюка, как она в своё время хотела. Украина — слабое государственное образование, там слабая власть, и организовать там что-нибудь такое можно, если, допустим, Зеленский окажется не очень лояльным в каких-то вопросах, поэтому исключать невозможно.

Конечно, Белоруссия — очень уязвимое место. Но, с другой стороны, там жёсткая власть, ведь даже многотысячные митинги ничего не изменили, поэтому вряд ли стоит чего-то ожидать.

Казахстан тоже проблемная зона. Я не очень знаток ситуации в этой стране, но предполагаю, тоже есть чего опасаться, тем более что не только антироссийский, но и антикитайский разворот Казахстана входит в интересы нынешней администрации.

Что касается самых уязвимых мест, то это в первую очередь, как мне кажется, Венгрия. Я думаю, Венгрия сейчас находится под наибольшим ударом, потому что Венгрия — это притча во языцех для всех так называемых глобалистов в Центральной Европе, о ком они говорят в первую очередь, так это не о Путине, а об Орбане. И в этом смысле для Байдена будет приоритетом №1 сменить власть в . На это, я думаю, будет сделана большая ставка.

С Польшей менее вероятно, но тоже в общем-то, хотя там это может быть в более демократической форме.

Очень уязвимая ситуация ещё с Приднестровьем. Какой-то конфликт там может разгореться, тем более если ещё что-то на Украине произойдёт.

— Госпереворот в Белоруссии не удался, тем не менее будет ли Байден реально поддерживать оппозицию и пытаться привести к власти ?

— Оппозицию он будет поддерживать, безусловно, и встретится, наверно, с Тихановской, проявит солидарность, но сможет ли что-то реально сделать, я не знаю. Пока там спортивная политика идёт — отмена чемпионата мира по хоккею, но что касается более серьёзных вещей, это пока открытый вопрос. Будут пытаться сделать всё, что можно, а вот что смогут сделать, не знаю.

Всё-таки все понимают, что это российская сфера влияния, давайте называть вещи своими именами. Если Украина всё-таки была расколотым государством, там была сфера влияния не только наша, но и Евроатлантики в виде кучи структур, которые там существовали, то Белоруссия пыталась дёрнуться при Лукашенко сыграть на многовекторности, но ничего не получилось и кончилось для неё самой плачевно, поэтому сейчас это просто российская сфера влияния, и туда влезать надо суметь, пока не очень понятно, как это может произойти, но попытка всё-таки будет.

— На Украине сейчас есть какие-то реальные точки воздействия Вашингтона? Раньше украинские политики регулярно наведывались в американское посольство.

— Я думаю, конечно, есть: и экономические, и финансовая помощь, и военная помощь, и дипломатическая помощь, и по всем линиям. И экономически в плохой ситуации находится Украина, и волнения по экономическим вопросам там происходят. Естественно, это всё режим клиентелы, другое дело, что нынешнее руководство — это, скорее, клиентела предыдущей администрации, неудачная, несостоявшаяся.

Я не исключаю, что захотят сменить Зеленского, если вдруг они захотят более чётко определённого лидера, связанного с Майданом, но это опять же вопрос политики.

— А на кого могут сменить?

— Огромное количество различных персонажей, которые мелькали во время событий 2014 года, и самая очевидная фигура — это Порошенко, но он не один там, и не он самый яркий. Кто-то может выпрыгнуть совершенно неожиданно.

— Смогут ли Штаты привести Порошенко к власти, учитывая разочарование людей, или мнение населения здесь не имеет значения?

— Это фактор, конечно, и лучше бы новенькую фигуру, но есть ли она сейчас, я не знаю. Может, кто-то со временем и появится, не националист напрямую, конечно.

Это не так важно — функционально кого-то заменить. Ясно, что Зеленский — это не фигура Нуланд, это не фигура Байдена, это не фигура этих людей, тем более Трамп на него давил, мы знаем, как это происходило, наверняка давил небезуспешно для себя. И это, мне кажется, вызывает у них некий скепсис по отношению к Зеленскому, поэтому никакой такой яркости он не проявил, да и проявить было сложно — в Америке было чёрт-те что, Америка сама испытывала определённое равнодушие к Украине, поэтому чего можно было ожидать, а сейчас всё вернулось, и можно ожидать, что они захотят какого-то более определённого человека в Киеве.