В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Власть Трампа держалась на «консервативном пугале»

От четырехлетнего правления остались всего одни сутки: уже завтра полномочия перейдут к , и Америка начнет двигаться в принципиально ином направлении. Сам Трамп церемонию проигнорирует – в отличие от , уже объявленного предателем. Но именно этому человеку уходящий президент обязан властью, а может быть – даже жизнью.
Власть Трампа держалась на «консервативном пугале»
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"
Последним шагом Дональда Трампа должно стать президентское помилование для себя, членов семьи и ближайшего окружения за все преступления, которые они могли совершить. Выглядит трусовато, но так – да, можно, а Трампу и нужно: не вызывает сомнений, что демократы продолжат ему мстить – загнать в угол им уже мало, необходимо добивание.
Ненависть к уходящему президенту со стороны либералов, СМИ, большей части интеллигенции и, что самое главное, так называемого глубинного государства – беспримерно велика. Удивляет сам факт того, что Трамп вообще продержался на посту полный срок и что-то даже смог сделать, несмотря на сопротивление системы и вранье подчиненных. Типовой в этом смысле пример – сокращение американского военного присутствия на Ближнем Востоке.
Существует конспирологическая теория, по которой устранить Трампа его многочисленным врагам в государственном аппарате помешало только одно обстоятельство, а точнее, всего один человек – вице-президент Майкл Пенс. Якобы именно из-за него Трампу позволили отработать в Белом доме все четыре года.
Собственно, вся конспирология тут сводится к слову «устранить», то есть убить, если не найдется другого способа найти управу на «невозможного Дональда» (он же – «оранжевое чудовище»). Все остальное в этой теории – непротиворечивая логика, по которой Трамп для демократов и «глубинного государства» – это кошмар средь бела дня, но все-таки не настолько страшный, как Пенс.
Умер президент, отрешен от власти или ушел в отставку – не важно: следующие выборы пройдут в срок, а до той поры его полномочия перейдут к вице-президенту. Неприемлемость Пенса в качестве главы государства – охранная грамота для Трампа. Вот и вся теория.
Осталось лишь пояснить, чем же так страшен Майкл Пенс – бывший губернатор Индианы и член Палаты представителей от этого штата с 12-летним стажем. Тем более, что он значительно более системный и форматный для США политик, чем импульсивный и непредсказуемый Трамп.
Индиана – это бескрайние поля кукурузы там, где не добывают полезные ископаемые и не стоит крупный город. Крупных городов мало – это одноэтажная, богомольная, вооруженная до зубов, «старая добрая» Америка. Провинциальная глушь по меркам соседнего, но очень либерального Иллинойса. Пенс родился в крошечном городке и в многодетной семье, можно было бы подумать, что он типичный васп – религиозный консерватор, впитавший республиканские принципы с молоком матери. Но, с точки зрения либерала, всё еще хуже: уходящий вице-президент – неофит.
Его семья и сам Пенс в молодости поддерживали демократов и придерживались католичества, то есть переход на сторону республиканцев и смена концессии в пользу евангелистов – это осознанный выбор взрослого человека. Как следствие, Пенс очень идеологизирован и консервативен даже по меркам южных сельскохозяйственных штатов. Считается, что столь ретроградных «вице» в стране не было уже полвека.
С экономической точки зрения он за жесткую бюджетную политику – если вам нужно сократить госрасходы, приглашайте Пенса. С социальной – за всё то, что диктует ему вера. Евангелисты настаивают, что просто «хороший человек» не может спасти свою душу – необходима сильная и искренняя вера са, при этом каждый прихожанин должен руководствоваться в своих поступках буквальным прочтением Библии.
В многом Пенс – антипод Трампа, для пары президент – вице-президент это естественно.
Обычно электоральные лидеры – победители праймериз – приглашают в тандем не близкого им по взглядам политика, а полезного, зачастую собственного конкурента на тех же самых праймериз. Иногда кандидаты на пост президента и вице-президента терпеть друг друга не могут, но вынуждены работать вместе ради общепартийных интересов, как было, к примеру, в паре Кеннеди – Джонсон.
Задача напарника основного кандидата сводится к тому, чтобы подтянуть голоса избирателей из важного региона или группы населения. Как выходец из Индианы, Пенс полезен не был – штат стабилен в голосовании за республиканцев, но он нужен был как традиционный консерватор, который помог бы Трампу не растерять ту часть электоратии, которая в период праймериз поддерживалза.
Как бы ни пытались демократы представить Трампа ультраправым и ультраконсерватором, в реальности он им не являлся: популист – да, но никак не религиозный фанатик. Одно дело – богомольное сельское население, другое – скандальный нью-йоркский миллиардер и тусовщик с двумя разводами за спиной, которого вся страна знает благодаря телешоу, реслингу и конкурсу красоты «Мисс Вселенная». Это больше про бордель, чем про церковь.
Поэтому-то и понадобился Пенс с его проповедями про грех и семью – голос той традиционалистской Америки, которая по-прежнему обладает влиянием и активно участвует в политической жизни, но больше не может претендовать на власть из-за неприятия умеренными избирателями: в Индиане человек типа Пенса выборы выиграет, в целом по США – без шансов.
Но в том случае, если бы с Трампом случилось что-то критически нехорошее, он все-таки переехал бы в Белый дом.
Президент со взглядами Пенса одинаково неприемлем и для либерального актива (из-за принципиальной позиции по гей-бракам, абортам и ряду других вопросов), и для чиновников – того самого «глубинного государства». При жестком сокращении расходов первые бы лишились многочисленных «программ по поддержке меньшинств», вторые – работы как таковой.
Трамп в этом смысле – ненавидишь ты его или нет – деятель значительно более гибкий. Как бизнесмен, он не боится долгов и инвестиций, как шоумен – гомосексуалов, то есть с либеральной точки зрения оказывается более приемлемым функционером, чем предсказуемый, тихий, улыбчивый, но чересчур идейный Пенс.
Если вывести за скобки Дика Чейни («серого кардинала» при президентше – младшем), вице-президент США – это фигура пусть и заметная, но не слишком влиятельная. Исключением является ситуация, когда Сенат расколот пополам и его председателю (а это и есть вице-президент) нужно определять большинство своим голосом. Так будет следующие два года при Камале Харрис, но при Пенсе поддержка республиканскому большинству не требовалась. Как и большинство других вице, он работал в основном подхвате – замещал президента при переговорах с зарубежными политиками, хотя своим ориентиром при нахождении в должности называл как раз-таки Чейни.
В конечном счете – правы конспирологи или нет – роль Пенса действительно свелась к консервативному «манку» на выборах и столь же консервативному «пугалу». И все же она более значимая и почетная, чем та, которую отвели ему демократы.
Уже известно, что Пенс посетит церемонию присяги Байдена, ввиду чего сторонники уходящего президента в захваченном Капитолии объявили «парня из Индианы» предателем и даже призвали повесить. Демократы охотно жмут руки таким вот «традиционным республиканцам», отводя им участь груши для битья – вечно проигрывающей силе, от которой требуется принимать поражение с необходимым политесом. Это гораздо унизительнее, чем быть «пугалом».
Трамп не таков, и теперь его пути с Пенсом разойдутся. Даже в том случае, если господин президент попытается вернуться в Белый дом в 2024 году (еще недавно это казалось вполне реалистичным, но теперь, после штурма, позиции Трампа в партии подорваны), он найдет себе нового – более полезного и рейтингового напарника.
И дело даже не в предательстве, а в том, что игра традиционных консерваторов в США проиграна. Они приговорены к тому, чтобы выступать попутчиками новых сил – как Трамп или не как Трамп, но таких, которые имеют шансы на победу наей, чье правление не сулит уходящей натуре – «старой доброй Америке» – ничего хорошего.
Остается идти правее на солнце вдоль рядов кукурузы.