«Речные санкции» против РФ стали новым правовым абсурдом для Украины

ФБА «Экономика сегодня» 31 декабря 2020
Фото: ФБА "Экономика сегодня"
Украинские речные ограничения против России не имеют международно-правовых оснований, заметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» доцент , кандидат юридических наук .
Президент подписал закон «О внутреннем водном транспорте», который запретил судам под российским флагом ходить по украинским рекам. Нормативный акт был принят 3 декабря.
Вводятся ограничения в отношении крупнейших украинских рек: Днепра, Днестра и Дуная. Днестр является выходом в Приднестровье, поэтому данный закон может вызвать некоторые проблемы для России.
Режим внутренних рек устанавливается национальным законодательством, но есть такое понятие, как международные реки — это водные артерии, которые протекают через территорию нескольких государств.
Дунай является одной из таких рек, поэтому по нему в 1948 году была подписана специальная Конвенция о судоходстве. Россия в нее входит, как правопреемник СССР, а документ устанавливает свободную навигацию для любых торговых судов.
На Украине знают об этой правовой позиции, поэтому в Киеве целенаправленно пошли на вопиющее нарушение.
Украина вводит выборочные санкции
«Санкции сегодня стали мерой конкурентной борьбы — как экономической, так и политической, мерой по достижению конкретных задач. Санкции вышли за пределы международно-правового инструментария и других международных инстанций. Государства, когда хотят, вводят санкции, причем по любым вопросам», — констатирует Топорнин.
Государства могут принимать их как в ответ на определенные действия оппонентов, так и безосновательно, как в случае Украины.
«Зеленский запретил российским судам двигаться по внутренним рекам Украины. Международным правом объяснить эти санкции невозможно — там не прописано такого инструментария. Непонятно только, почему украинцы объявили об этих санкциях сейчас, а не в 2014-2015 годах. Видимо, перед этим они провели большую мыслительную работу», — резюмирует Топорнин.
Цели такой политики непонятны. Полностью заблокировать наши поставки в Приднестровье нельзя, а речной трансферт из России на Украину ничтожно мал. Даже направление было развито при СССР, но уже в 2014 году оно находилось в упадке.
Еще между РФ и Украиной существует соглашение по статусу Азовского моря. Если украинцы из него выйдут, тогда возникнет высокорисковая ситуация, но в Киеве идут на отмену только второстепенных документов.
«Смысл в таких действиях всегда существует. В данном случае Украина пытается продемонстрировать принципиальность своей позиции, что она продолжает рассматривать Россию в качестве «страны-агрессора» и применять против нас все возможные меры воздействия. В этом заключается официальная политическая позиция киевских властей», — заключает Топорнин.
В реальности эти действия являются популизмом, который Зеленский унаследовал от Порошенко.
«Что касается Азовского моря, то это отдельная тема. В ней задействованы вопросы делимитации данного внутреннего моря, которое до 2014 года воспринималось в качестве общего достояния России и Украины», — констатирует Топорнин.
Вопрос Азовского моря является сложным, поэтому Киев его и не будирует, а украинские реки РФ не нужны — возможно, через них идут какие-то поставки, но они точно небольшие, из-за чего украинцы и вводят ограничения.
Украина выбирает легкие пути давления на РФ
«Раньше никто не мог и подумать, что Украина будет запрещать России проход по ее речным артериям, однако это больше игра на публику, чем реальная практическая мера. Если бы украинцы перекрыли газ, который идет из России в ЕС, это было бы действенной мерой и санкцией, но данных ограничений это не касается», — резюмирует Топорнин.
Киев поддерживает реноме добросовестного транзитера. Газовое направление приносит украинскому бюджету до 3 млрд долларов в год и является единственным стабильным источником валютной прибыли.
«Украина не вводит ограничения по газу, потому что Киеву, возможно, придется за это отвечать, в том числе перед Брюсселем и государствами Евросоюза. Такие санкции будут восприняты как откровенный акт государственного терроризма. По рекам такое решение принимать можно из-за того, что экономические интересы в данном вопросе не задействованы», — заключает Топорнин.
Реки ничего не приносят Украине, поэтому ими можно пожертвовать: аналогичным образом можно запретить использование украинских дорог для российской гужевой тяги, прописав в них ограничения против «страны-агрессора».
«Антироссийская политика Украины продолжается. На какое-то время она вроде бы затухает, но затем украинские власти снова начинают думать, каким бы еще действием насолить Москве»,  — констатирует Топорнин.
Проблемой является не украинский закон, а то, что санкции стали нормой для межгосударственных отношений: сегодня их вводят многие страны мира, и мало кто обращает внимание на Устав ООН и принципы международного права.
Создавшаяся ситуация ведет к ухудшению международной обстановки и двусторонних отношений. Любые антироссийские санкции Киева бьют в первую очередь по интересам украинской экономики, но кабинет Зеленского это не смущает.
Комментарии
Конфликты , Санкции , Азовское море , Ситуация в мире , Суд ООН , Николай Топорнин , Владимир Зеленский , ЕС , МГИМО , Совбез ООН , ООН , Верховная Рада , ФБА "Экономика сегодня" , Днепр
Читайте также
Украина намерена вернуть контроль над границей с РФ в Донбассе
175
Корабли КНР вновь вошли в зону у спорных с Японией островов
37
Последние новости
Украина перестраивает стратегию сотрудничества с США и ЕС
Дуда и Зеленский применяют против «Северного потока – 2» политическую демагогию
США стремятся ухудшить отношения РФ и Японии через Курилы