«К годовщине революции». 5 мифов об освобождении Киева 

«К годовщине революции». 5 мифов об освобождении Киева
Фото: Украина.ру
Миф 1. Взяли специально к празднику
Полную готовность к наступлению командующий 1-м Украинским фронтом генерал армии объявил к 1 ноября.
Согласно оперативной директиве штаба фронта, 60-й армии ставилась задача овладеть Киевом уже 5-го числа. Так что можно сказать, что с освобождением задержались на целый день. Тем не менее к указанной дате 6-й и 7-й гв. танковые корпуса, введенные в прорыв, к 10 утра перерезали шоссе Киев—Житомир, а пехота уже вела бои на окраинах города. Наступление было полностью подготовлено, вплоть до графиков артподготовки перед его началом.
Состоялось оно именно поэтому, а не потому, что нужно было любой ценой дать результат к 7 ноября.
Однако важная дата в этой истории действительно присутствует. Только не годовщина Октябрьской революции, а Тегеранская конференция, назначенная на 28 ноября 1943 года.
На ней решалась давно наболевшая проблема с открытием второго фронта, и британский премьер был склонен опять отложить данный вопрос.
В этих переговорах текущее положение Красной армии являлось важным аргументом. Если бы она продолжала топтаться на левом берегу Днепра, чтобы «получше подготовиться», как теперь требуют маленькие любители истории, то это могло означать все что угодно, вплоть до «новой границы Рейха». Ведь Гитлер как раз и требовал от своих генералов превратить великую реку в непроходимый рубеж.
Однако был не просто захвачен ряд плацдармов по всему течению Днепра, но освобожден Киев, что являлось не только военной, но и моральной победой. А к 22 ноября, когда Иосиф Сталин сел в литерный поезд № 501 по маршруту Москва—Сталинград—Баку, был первый раз взят и войска закрепились на рубеже далеко к западу от украинской столицы, перейдя к обороне.
Освобождение Киева
Будущая победа вырисовывалась весьма однозначно, и перед западными лидерами можно было ставить вопрос ребром: или открываете второй фронт, или наши танки зайдут в Европу, насколько горючего хватит. А горючего у нас много.
Как результат, операция «Оверлорд» была предварительно назначена на май 1944 года.
Миф 2. Потери в полмиллиона
500 тысяч — это магическая цифра, поскольку в альтернативной истории меньше в окрестностях Киева не погибало.
Полмиллиона на Букринском плацдарме, полмиллиона при освобождении Киева, и вообще главные претензии кратны пяти: одна винтовка на пятерых, пятеро красноармейцев на одного убитого немца.
При этом численный состав всего 1-го Украинского фронта (до 20 октября 1943 года — Воронежского) был порядка 700 тысяч человек. Потерять такое количество людей, включая тыловые части, не ведущие боевых действий, попросту невероятно. Тем более что кому-то сразу после освобождения Киева пришлось развивать наступление на запад, продвинувшись на 75–140 километров, и затем отражать мощный немецкий контрудар.
Если говорить конкретно о Киевской наступательной операции, продолжавшейся десять дней, с 3 по 13 ноября, то в ней участвовали 38-я, 60-я и 3-я гв. танковая армии — около 200 тысяч человек, в то время как части 40-й и 27-й армий продолжали с сентября биться на Букрине. С воздуха пехоту и танки поддерживала 2-я воздушная армия, которую, по идее, тоже нужно полностью записать в потери.
А они, безусловно, были, и немаленькие — почти 6,5 тысячи убитыми и 24 тысячи ранеными. Еще порядка 7 тысяч убитыми и 19 тысяч ранеными было потеряно за сентябрь—октябрь на Букринском плацдарме, где в рамках общего нового наступления войска так и не смогли продвинуться вперед.
Много это или мало — вопрос дискуссионный, поскольку штурм хорошо укрепленного берега зимой после того, как немцы подтянули бы резервы, неизбежно привел бы к худшим результатам. В то же время наступающая сторона, имея хорошую стратегию, оказалась слабее в тактике, и соотношение потерь показывает, что немцы оборонялись умело и сумели нанести нашим войскам весомый ущерб.
Но любые дискуссии по данному поводу никогда не носят профессионального характера, а сразу начинаются с истерики про «полмиллиона».
Миф 3. Украинцев считали предателями
Все публикации Института нацпамяти о «черной пехоте» — звенящий нерв, крик о несправедливости подлой советской власти, предвзято относившейся к украинцам на освобожденных территориях как к предателям. Раз были в оккупации — должны искупить свою вину кровью, следовательно, «одна винтовка на пятерых» и в домашних пиджаках сразу в бой.
Именно на  «пиджачники», если верить агитаторам УИНП, стали массовым явлением: в ходе освобождения Киева «берега Днепра, как весенними цветами, рябели трупами в разноцветной гражданской одежде».
На самом деле ключевым в проведении мобилизации стал приказ Ставки ВГК № 089