В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

На что Москве обменять украинские корабли

Противостояние в Азовском море продолжается со счётом 3:2 в пользу . Украинская Пограничная служба сейчас удерживает два российских судна: «Механик Погодин» и «Норд». Российская после воскресного «навала» — три украинских корабля «Бердянск», «Никополь» и «Яны Капу». Кроме того, задержано 24 члена экипажей двух катеров и буксира ВМСУ. Насколько вероятен в нынешних условиях обмен и насколько равноценным он может быть — в материале News.ru.

Пресс-секретарь российского президента заявил, что ему неизвестно о каких-то решениях по возможности возврата украинских кораблей, задержанных в районе Керченского пролива.

«Я не могу ответить на ваш вопрос, мне не известно о каких-то решениях, которые принимались бы по этой теме», — сказал спикер Кремля 28 ноября, отвечая на вопрос журналистов, при каких условиях Москва готова вернуть корабли и задержанные экипажи.

Тема возвращения кораблей — не новая в повестке российско-украинских отношений: во время «эвакуации» из в 2014 году военнослужащие ВСУ оставили 51 корабль, из которых 25 были боевыми — ракетные катера и корветы, десантные корабли, противолодочные средства. В апреле 2014-го Россия начала возвращать средства в состав ВМС — те, которые могли бы самостоятельно покинуть места базирования, однако из-за долгов перед крымскими судоремонтными заводами и боевых действий в Донбассе процесс был приостановлен. Возвращение захваченных спецназом двух малых бронированных артиллерийских катеров (МБАК) «Бердянск» и «Никополь» и рейдового буксира «Яны Капу», отконвоированных в , — вопрос из политической плоскости, однако его решение затруднено из-за «бряцания оружия».

28 ноября в интервью украинским телеканалам заявил, что введение военного положения в граничащих с Россией областях оправдано, поскольку он «опасается полномасштабной войны». Заявление прозвучало на фоне развёртывания ВВС Украины дополнительных фронтовых бомбардировщиков Су-24М и готовящейся переброски шести Су-24М в Николаев из состава 7-й бригады тактической авиации. Россия, в свою очередь, разворачивает в Керчи береговые ракетные комплексы «Бал» и усиливает (официально — в плановом режиме) в Крыму четвёртый дивизион ЗРС С-400 при том, что последние месяцы в этом районе сторожевиками и катерами оперативно усиливались отряды кораблей Береговой охраны РФ.

15 ноября помощник главы Государственной пограничной службы Украины в интервью радиостанции «Крым. Реалии» заявил, что Киев ввёл санкции против 15-ти иностранных судов, заходивших в порты Крыма.

«Если они (суда. — News.ru) попадают в нашу морскую экономическую зону или заходят в украинские порты, мы принимаем меры, чтобы ограничить их дальнейшее перемещение», — отметил Слободян, однако не уточнил территориальную принадлежность задержанных судов.

Опрошенные News.ru сомневаются в правдивости слов Слободяна об аресте 15-ти плавсредств и их экипажей — в публичном пространстве нет каких-либо новостей по этому поводу.

Право пользования Керченским проливом в Азовское море для военных и гражданских кораблей и судов Украины и России гарантировано договором 2003 года, который, по понятным причинам, не учитывает изменившиеся в 2014 году реалии. При этом ситуация накалялась не с момента, когда в 2014-м приняло решение «закрыть» крымские порты для посещения судами Евпатории, Керчи, Севастополя, Феодосии и Ялты, а с введением в эксплуатацию Крымского моста и задержанием сначала керченского сейнера «Норд» под российским флагом, экипаж которого (кроме капитана) был выменян на украинских рыболовов-браконьеров, затем — танкера «Механик Погодин», который вроде как принадлежит компании, внесённой в санкционный список Совета национальной безопасности и обороны Украины. Компания ООО «В.Ф. Танкер», в чьей собственности находится «Механик Погодин», считает его задержание незаконным и пытается вернуть судно из украинского порта — следующее заседание Херсонского окружного административного суда Украины по иску владельца судна к управлению Госпогранслужбы Украины и капитану порта Херсон пройдёт 3 декабря.

Не исключено, что Украина, не признавая Крым российским и задерживая российские суда, пытается использовать сложившийся правовой коллапс в политических целях — чтобы спровоцировать Москву на силовые действия и тем самым вызвать недовольство российской реакцией со стороны мирового сообщества. В этом случае возвращением или обменом кораблей Москва может «смягчить» эффект от силовых действий или наоборот продемонстрировать безуспешность усилий считать Крым украинским, однако насколько Киев реально заинтересован в такой сделке?

, член Совета по внешней и оборонной политике, генерал-майор ФСБ в отставке:

Обмен украинских кораблей на российские суда был бы неравноценным. В ситуации с «Нордом» и «Механиком Погодиным» мы имеем дело с задержаниями российских гражданских судов, принадлежащих частным компаниям, по решению украинских спецслужб. В случае с «навалом» российского сторожевика — с военными кораблями, участвовавшими в боевом столкновении и взятыми, по факту, в качестве трофеев. Возвращать трофеи — нецелесообразно.

Москве, на мой взгляд, нужно ставить вопрос по-другому: а именно, предложить Киеву обменять «Норд» и «Механик Погодин» не на корабли, а на украинских военных моряков. РФ может осудить их за совершённую военную провокацию, но реальные сроки могут получить только капитаны, остальных моряков можно выпустить на Украину в обмен на возврат российских судов.

, капитан 1-го ранга запаса:

Думаю, обмен в любой его форме сейчас маловероятен, потому что он не в интересах Украины. Для Киева важно получить от инцидента в Азовском море максимум политических дивидендов. А для этого нужно, чтобы катера с пробоинами в борту как можно дольше качались на причале в Керчи, а члены экипажей — как можно дольше сидели бы в симферопольском . В таком случае можно будет и дальше указывать всему миру на «агрессивную политику» РФ в Азовском море. Кроме того, режиму Порошенко выгодно играть на патриотических чувствах украинской аудитории в преддверии выборов, пугая российской агрессией — Киеву не нужно, чтобы кризис разрешился.