Учитель труда из Омска сделал с детьми иконы для мобилизованных: «Должны чувствовать, что за ними страна»

«Никто не отказывает» Сергей Иванович, какую помощь вы оказываете мобилизованным военнослужащим? — Мы с ребятами делаем носилки, которые получаются легкими и прочными, а также маскировочную сетку для отправки в зону СВО. Кроме того, изготавливаем иконы. Для тех, кто находится на передовой, это отличная поддержка. Оба моих деда воевали. Один из них погиб на фронте спустя всего пару месяцев, а его брату, когда он уходил, положили с собой иконку. В итоге он вернулся с фронта живой, потом проработал директором школы в , прожил до глубокой старости и умер своей смертью. Я и подумал, что, возможно, кому-то из бойцов помогут наши иконы, дух поднимут. Мы освятили их в Казачьем Никольском соборе и отдали Народному фронту, чтобы их передали дальше мобилизованным. Как давно занимаетесь благотворительностью и откуда появилось желание помогать? — Благотворительностью я начал заниматься непосредственно с начала спецоперации, затем частичной мобилизации. Возраст, чтобы брать в руки оружие и идти на фронт, у меня уже не тот, а помочь хоть чем-то – почему бы и нет. Изначально готовил вместе с учениками иконы и различные вещи для передовой, но потом решил укрепить дух военнослужащих деньгами. Изначально хотел приобрести бронежилеты или квадрокоптеры, но покупать самостоятельно, не зная точных характеристик, неправильно. Поэтому я доверился тем, кто занимается целевыми закупками, и перевел на сбор для помощи защитникам ЛНР 50 тысяч рублей на нужды фронта. Позже в школе объявили сбор, и с сентября мы отсылаем ежемесячно деньги. Вы помогаете один или к вам уже кто-нибудь присоединился? — У нас в школе несколько человек поддержали меня. Никто не отказывает. Все понимают, что это для поддержки нашей страны. Сейчас собираем деньги на отправку. В поддержке сила духа Как реагируют окружающие на то, что вы помогаете мобилизованным? — Знаете, по-разному. Кто-то поддержал и тоже помогает, а многие, напротив, относятся с непониманием. Не хотят, поскольку считают, что спецоперация где-то далеко и их это не касается. На базе школы вы создали объединение «Юные казачьи умельцы». Свой патриотический настрой вы стараетесь передать подрастающему поколению? — 2023 год объявлен Годом педагога и наставника, и самое главное – детей воспитать правильно, чтобы они знали свои корни, и тогда их нельзя будет переформатировать и перестроить. На занятиях нашего детского объединения проводим много внеклассных мероприятий и стараемся рассказать ребятам историю страны: как наши воевали за Родину, за веру, за правду, чтобы передать знания детям. Я сам потомок забайкальских казаков, и поэтому для меня важно рассказывать ребятам, что люди были готовы жизнь отдать за страну. Возможно, это просто слова, но когда ребенок своими руками делает вещи для передовой – это очень важно. Тогда очень сложно будет сломить его духовно. Руководство школы поддерживает ваше желание помогать тем, кто отправляется в зону СВО? — В нашей адаптивной школе-интернате большое внимание уделяется патриотическому воспитанию детей. Руководству учебного заведения важно, чтобы дети развивались правильно. Как думаете, военнослужащим помогает ваша духовная поддержка? — Конечно. Тогда те, кто находится на передовой, чувствуют, что за ними страна и народ. Тогда и сила духа поднимается, помогает добиваться результата. Важно поддержать военнослужащих по мере сил и возможностей, чтобы они знали, что за ними стоят народ и страна. Каким должен быть человек, который помогает мобилизованным, отправляющимся в зону СВО? — Просто человеком. Это, прежде всего, воспитание, которое идет из семьи. Для одного это важно, а для другого судьба страны не важна. Он живет сегодняшним днем и не помнит, что делали его дед и прадед. К чему надо быть готовым, помогая мобилизованным? — Каждый человек должен помочь тем, кто находится в зоне СВО. Мы не можем остаться в стороне. Я считаю, что те, кто не поддерживает спецоперацию, – недалекие люди. Фото: ФедералПресс / Екатерина Сумина,