47-летнему инвалиду помогли получить жилье в Волгограде

Андрей Глездов из Руднянского района зимой 2015 года попал в аварию на безлюдной дороге. Машину выкинуло с трассы. Он выжил, но помочь было некому. Ночью, в сильный холод, он полз по снегу до дороги, чтобы остановить транспорт. В поле на морозе и ветру ему пришлось провести 4 часа. В больнице из-за обморожения конечностей ему  ампутировали обе стопы и часть пальцев на обеих руках. Андрей стал инвалидом. Прежняя жизнь закончилась. А приспособиться к новой у мужчины пока никак не получается... Страшная ночь Он вспоминает ту роковую поездку до сих пор очень часто. Перед глазами, словно кадры фильма, мелькает картина ДТП. –Закрываю глаза и вижу, как я потерял управление из-за непогоды, как машину отбросило в кювет, как она перевернулась несколько раз, – говорит Андрей. – Я оказался метрах в 20 от трассы. Выполз из автомобиля и попытался встать – не могу! Ноги меня не слушались, дотянулся кое-как до обуви, которую разбросало. И пополз к трассе по снегу, сугробам. Была холодная февральская ночь, вокруг – никого. Андрей прождал подмогу около 4  (!)часов. Наконец, мимо проехал водитель, который подобрал его и доставил в больницу. Медики диагностировали сильнейшее обморожение. – Два месяца я провел в больнице, хирург сделал все, чтобы спасти мне ноги, но началась гангрена, и спустя месяц мне предложили ампутацию стоп, потому что был риск потерять ноги полностью, если промедлить, и я согласился, – продолжает волгоградец. – Потом почти 2 года я провел на социальной койке. В 2016 году, по словам Андрея, ему выдали протезы, и мужчина смог редвигаться. – Но лечили меня и лечат до сих пор в Волгограде, обслуживать протезы тоже необходимо здесь, так что вернуться домой к себе в район не могу, пришлось снимать жилье в городе,– рассказывает Андрей Глездов. – Плачу 5 тысяч рублей в месяц за аренду квартиры в Красноармейском районе Волгограда. Кроме ампутированных конечностей, после аварии возникли и другие проблемы со здоровьем. – У меня давно, еще в 2008 году, была операция по трепанации черепа, все прошло хорошо, последствий не было, но после этой аварии вдруг стала пропадать память, говорить стал медленнее, – жалуется Андрей. Так что он до сих пор находится под наблюдением врачей и получил группу инвалидности. Но приспособиться к новой жизни никак не может. Первая и главная проблема – жилье. – В комнате, которую сейчас снимаю в Волгограде, нет спецсредств, чтобы помыться, – мне не дотянуться на коленках даже до крана, приходится просить помощи, санузлом тоже пользоваться на протезах тяжело, – объясняет Андрей. У себя дома в Руднянском районе, говорит мужчина, он стоял в очереди на квартиру, но получить ее так и не смог. Выделили комнату в общежитии по договору социального найма. Однако комиссия признала жилье непригодным для проживания инвалида-колясочника. – Там туалет и душ на улице, а я инвалид, как мне быть, там ведь нет приспособлений для людей с ограниченными возможностями – будка с дыркой в полу, вот и все удобства, – вздыхает мужчина.  «Ищу работу!» В Волгограде ему помогают сотрудники соцзащиты, прокуратура и бесплатный юрист. Андрей выяснил, что в случае признания нуждающимся ему положено жилье в городе вне очереди. Другая проблема – работа. Изначально ему поставили I группу инвалидности, однако позже, после повторного прохождения комиссии, изменили на II рабочую. – Да, я всю жизнь трудился водителем, строителем, промышленным альпинистом,  но теперь никому не нужен, я ведь без рук и без ног фактически, – вздыхает Андрей. Мужчина очень хочет трудиться, рассылает резюме. Но как только работодатели видят, что он инвалид, сразу ему отказывают. Андрей говорит: куда только он не отправлял анкеты, все без толку. –  Может быть, среди ваших читателей найдутся люди, которые смогли бы предоставить мне рабочее место, – обращается с просьбой мужчина. – Водить машину я уже не смогу, даже для инвалидов, но к любой доступной мне работе готов. Я ведь всю жизнь трудился честно, с 14 лет каждое лето на комбайне штурвальным, не могу без дела сидеть, да и деньги очень нужны, тем более пока жилье снимаю… Прокуратура помогла К слову, машина, на которой Андрей попал в ту страшную аварию, восстановлению не подлежк что продать ее он не может. Зато на нем висят кредиты – около 400 тыс. рублей. – Средства брал на лечение, поездки по разным городам, чтобы получить I группу инвалидности, думал, может, в Москве пойдут навстречу, меня ведь не брали на работу, но оставили все равно II группу, а теперь вот надо заемные средства отдавать, – продолжает волгоградец. У него нет близких людей – родители умерли, семьи своей нет. Помогают социальные работники. – Меня не бросили в беде, выделяют по 13 тысяч 47 рублей в месяц на питание, также 11 тысяч рублей составляет моя пенсия по инвалидности, – говорит Андрей. – Я очень благодарен сотрудникам соцзащиты по Руднянскому и Красноармейскому районам, сотрудникам прокуратуры, они вернули мне веру в доброту людей. Именно надзорный орган встал на защиту прав Андрея Глездова. Прокуратура подтвердила: мужчина переехал в Вол отсутствия в Руднянском райои получения специализированной медпомощи. Здесь его поставили в общую очередь. – Но по закону мужчину обязаны были обеспечить жильем во внеочередном порядке, – комментирует Оксана Черединина, старший помощник прокурора Волгоградской области по взаимодействию со СМИ. Надзорный орган потребовал от местных чиновников предоставить инвалиду жилое помещение по договору соцнайма во внеочередном порядке. Суд удовлетворил иск прокуратуры в полном объеме. И хотя решение еще не вступило в законную силу, Андрей очень счастлив. – Я очень благодарен за помощь прокуратуре, теперь надеюсь, что смогу получить жилье, – улыбается Андрей. – Семьи у меня нет, но кто знает, может, теперь начнется светлая полоса в жизни и я встречу женщину, с которой разделю судьбу. Мария Карасева. Фото автора, героя публикации