В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Сохранить историческую правду. На Кубани устанавливают имена жертв нацистского геноцида

Трудности с документами

Сохранить историческую правду. На Кубани устанавливают имена жертв нацистского геноцида
Фото: ТАССТАСС

Видео дня

В одном из живописных предгорных районов Краснодарского края есть , в годы Великой Отечественной войны это было село Мостовое. На въезде в поселок чуть поодаль от трассы рядом с бывшим туберкулезным госпиталем расположен небольшой мемориал. До недавнего времени это была безымянная братская могила, установленная на мемориале табличка гласила: "Здесь покоятся останки советских граждан, расстрелянных гитлеровцами в августе 1942 года".

Местным краеведам, историкам и общественникам совместно с зарубежными коллегами удалось восстановить ход событий и частично узнать имена похороненных здесь людей.

В 1942 году в Мостовое привезли из ленинградского детского дома испанских детей войны (детей, эвакуированных из в СССР в 1937–1938 годах, когда там шла гражданская война) — более 200 человек вместе с воспитателями. Также в Мостовое прибыли еврейские семьи из разных районов СССР.

Краеведы, историки и общественники в самом поселке Мостовском уже не одно десятилетие занимаются данным вопросом, но все осложняется отсутствием в местных архивах каких-либо исторических документов об этих событиях.

Десять имен

Одному из самых активных местных исследователей, , сейчас 82 года. Он очень увлечен восстановлением исторической действительности. Даже во время нашей беседы он отвлекается: "А помните, вы говорили, что не знаете о вашем родственнике. Запишите мне, пожалуйста, его данные, я попробую поискать", — обращается он к одной из местных жительниц, в семье которой со времен Великой Отечественной не могут установить судьбу родственника.

Иващенко родился в в 1940-м, а через два года Краснодарский край оккупировали немцы. "Отец был на фронте. Мама, чтобы печку протопить, ходила в лес, приносила бревна, рубила дрова. В те времена была русская печь и плитка. Я в плитку залезал в золу, чтобы не замерзнуть" — такой война осталась в его воспоминаниях.

После Победы вернулся с фронта отец, и семья переехала в Лабинский район Краснодарского края. Школа, армия, техникум химической промышленности, женитьба, увлечение фотографией, работа фотографом в подмосковной газете "Красный воин", окончание Московского техникума фототехники.

Затем вернулся в Лабинский район, стал работать сначала в "бытовке" (маленькая фотостудия, где делали фото на паспорта), потом в лабинской газете "Ленинское знамя". После смерти матери Иващенко переехал в Мостовое, работал в газете "Предгорье", которую выпускают и по сей день.

При подготовке одного из материалов о событиях военных лет Иващенко стал тесно заниматься краеведческими изысканиями, общаться с историками. "Так я и заразился этой "кухней", — вспоминает мужчина.

Так в 1992 году он стал краеведом-любителем: за это время проанализировал документацию в архивах Краснодарского края, работал с московскими и ленинградскими архивами. Однажды наткнулся на факты эвакуации в Мостовое групп испанских детей и воспитателей из ленинградских детдомов, а также еврейских семей, стал изучать документацию, встречаться с местными жителями, очевидцами тех событий.

Центральный госархив сообщал ему о списке граждан, эвакуированных из Ленинграда в 1942 году. В списке несколько разделов: "Воспитанники детдома №8 для испанских детей" (58 человек); "Воспитанники дома молодежи, временно живущие в детдоме" (70 человек); "Воспитанники дома молодежи, живущие в общежитиях, предприятиях и учебных заведениях" (45 человек); "Взрослые испанцы, работающие в детдоме" (9 человек), "Взрослые испанцы, работающие на разных предприятиях" (19 человек). С учетом "обслуживающего русского персонала" были эвакуированы 234 человека. Не все фамилии можно прочитать. По убеждению Иващенко, в списке могут числиться как испанцы, так и евреи.

Факт подтвердился и в ходе работы СПб. РИЦ ТАСС. Управделами центра ТАСС Станислав Вязьменский сообщил, что среди обслуживающего персонала кроме русских и испанцев упоминаются в списках как минимум четверо евреев: воспитатель Берта Кирнос, домохозяйка Полина Кирнос, завхоз Николай Кирнос и директор испанского детского дома №8 Аркадий Подгаецкий.

Эвакуированных в апреле 1942 года товарными вагонами сначала доставили в Армавир, затем на подводах в село Мостовое, разместили на северо-западной окраине в усадьбе помещика Нестерова и на территории сельской школы №1.

В августе 1942 года гитлеровские войска оккупировали станицу Лабинскую. 9 августа 1942 года на берегу реки Большая Лаба часть разместившихся в усадьбе Нестерова были убиты, часть закопаны заживо.

"Когда я приехал работать в газету "Предгорье", мне очевидец тех событий рассказывал: "Земля дышала", — вспоминает Иващенко. Что касается испанской молодежи, размещенной в сельской школе №1, Иващенко рассказывает, что директор интерната Аркадий Подгаецкий решил эвакуировать часть через горные перевалы в город Сухум. Версия Иващенко относительно этих событий основана на рассказах Марии Льянос из Испании, с которой он состоял в переписке.

Тетя Марии Кармен Льянос находилась в составе этой группы. Она вспоминала, как группу остановил немецкий конвой, но гитлеровский офицер приказал не стрелять. 22 августа 1942 года 17 человек, включая Подгаецкого, Льянос и Берту Кирнос, знавшую в совершенстве испанский язык, немецкие оккупанты арестовали, на грузовиках вернули в Мостовое, раненых и молодых отправили в станицу Лабинскую, разместили в госпитале для фашистских военнослужащих, Подгаецкому удалось сбежать. Из Лабинской испанцев отправили в Армавир, а после переговоров немцев с Испанией — в . Молодые испанцы прибыли туда в декабре 1942 года.

Из воспоминаний жителей села Мостового Валентина Рябцева, Александры Герасименко и участницы Великой Отечественной войны Модиной Иващенко знает, что в 60-е годы XX века река Большая Лаба вышла из своего русла и затопила место захоронения убитых возле усадьбы Нестерова. Он поясняет, что там были захоронены 100 человек — и русские, и евреи.

Останки погибших обнаружили, купаясь, местные дети, среди них был и 14-летний (сейчас — начальник общего отдела поселковой администрации), который и рассказал об этом эпизоде Иващенко. Была создана инициативная группа перезахоронения останков, при перезахоронении удалось найти останки 53 человек, братскую могилу оборудовали ближе к зданию той самой усадьбы Нестерова, где в послевоенные годы работал тубгоспиталь. В этом месте и установили мемориал с табличкой.

В 2021 году мемориал реконструировали. К этому времени Александр Михайлович установил имена десяти евреев, погибших в годы Великой Отечественной войны в ходе расправы на берегу Большой Лабы. Иващенко нашел спонсоров, которые помогли ему установить на мемориале табличку с их именами. О трагической судьбе этих десяти человек он узнал из переписки с Зинаидой Тобияш, работающей библиотекарем в , и от президента Испанского центра в Марии-Тересы Касеро.

Среди них родители Берты Кирнос Николай Ефимович и Полина Зеликовна (они не решились бежать от оккупации в составе испанской группы, которую сопровождала Берта), а также Бердичевская Фейга, Бердичевский Давид, Йофина Эстер Гита, Йофина Эстер Рися, Княжицкий Лисянски Люба, Лоцман (в Центральной базе данных имен жертв Шоа — Ланцман — прим. ТАСС) Юлия, Лоцман Сеня, Лоцман Мотя.

В итоге из 234 эвакуированных из Ленинграда воспитанников испанского детского дома №8 и сопровождавших их взрослых, по данным Иващенко, как минимум двое — Полина и Николай Кирнос — были расстреляны в числе 100 человек, 17 были арестованы немецкими оккупантами.

Исследователи на Кубани

Еще одна исследовательница — библиотекарь Мостовской детской библиотеки Елена Лях. От своей матери в детстве она слышала рассказы о черноволосых, смуглых, необычных для этих мест детях, которые появились в Мостовом весной 1942 года, они помогали местным жителям в сельхозработах, их видели в селе на протяжении нескольких месяцев, а затем они исчезли.

В 2018 году на базе библиотеки Елена Лях создала поисковую группу, в которую входят ученики местной школы, их родители, местные жители и все, кто неравнодушен к этой истории. Вот уже несколько лет поисковики готовят материалы о найденных фактах и публикуют их в газете "Предгорье". После одной из публикаций в 2019 году в библиотеку позвонила та самая Мария Льянос, племянница Кармен Льянос, которая оказалась журналисткой из Испании. Свою исследовательскую деятельность поисковики ведут на основании сохранившихся публицистических материалов о военном периоде, в числе которых публикации в газетах разных времен, а также общения с очевидцами тех событий.

В одной из публикаций газеты "Предгорье" говорится, что к началу оккупации Мостовского района в августе 1942 года здесь "находились 216 еврейских семей, эвакуированных из других регионов страны. С приходом фашистов в село Мостовое 8 августа 1942 года, шесть семей с помощью местных жителей были спасены, 37 семей евреев гитлеровцы расстреляли на северо-западной окраине села возле тубгоспиталя, еще часть были казнены на территории Соленого сельского совета, остальные были отправлены в станицу Лабинскую, где также погибли от рук оккупантов".

В другой публикации того же издания от 2003 года, которую разыскала группа исследователей во главе с Лях, приводятся воспоминания жителя поселка , который в годы войны был ребенком. "Фашисты безошибочно находили среди жителей Мостового евреев, узнавая их, не требуя документов. Как ни доказывал еврей, вцепившись в меня обеими руками, что я его сын, немец ему не поверил, он оторвал его от меня и нацепил на его руку повязку с шестиконечной звездой. Больше месяца еврейские семьи носили на руках свой смертный знак", — говорится в тексте воспоминаний Калашникова. Также из его рассказа следует, что через месяц евреев собрали в районе кинотеатра и повели за село, где и убили.

Жительница села Мостовое Тамара Лаврущенко, которой в 1942 году было 6 лет, рассказала Лях историю о спасении еврейской семьи в одном из соседних поселков Псебай: за несколько дней до оккупации в поселок прибыли беженцы из Ленинграда, по слухам, их было более полусотни, эвакуированные разместились у местных жителей. "У нас поселилась еврейская семья из четырех человек: бабушка, ее дочь или невестка и две маленькие девочки: одна девочка была моей ровесницей 1937 года рождения, а вторая на два года старше. С детства в голове крутятся два имени Мика и Люка, может, это их так ласково называли". Лаврущенко вспоминает, что семью евреев удалось спасти, они прожили у них 170 дней, а затем после освобождения поселка уехали, куда — неизвестно.

В найденной Лях публикации газеты "Предгорье", датированной 1977 годом, упоминается и памятник жертвам фашистского террора в саду Мостовского плодсовхоза, где говорится, что этот памятник был установлен на месте расстрела.

"В ходе нашего проекта нашлись несколько родственников эвакуированных из Ленинграда испанских детей. История Марии Льянос о Кармен Льянос, также к нам обратился Франсиско Торре из Испании, он рассказал о его бабушке Кармен де Лос Риос Санчес и ее сестре Марии", — рассказала Лях.

Со слов бабушки, Франсиско Торре рассказал поисковой группе, что наступление немцев вынудило эвакуированных бежать в горы, в лесу на берегу ручья их настигли фашистские войска, сестра Кармен Мария смогла переправиться через ручей, а Кармен попала в плен, детей увезли в Польшу, а затем в Берлин и в январе 1943 года передали представителям Испании. Известно, что Марии также удалось спастись, в разные годы она жила в , Орехове-Зуеве и .

Елена Лях пояснила, что сложность поиска архивных документов заключается в том, что село Мостовое в разные годы относилось к разным территориально-административным единицам: в довоенные годы оно входило в состав Ярославского района, в 1962 году его упразднили, территории вошли в состав Лабинского и Мостовского районов. В ответах архивов Мостовского и Лабинского районов на запросы ТАСС говорится, что материалов об эвакуации евреев и испанцев из Ленинграда в Мостовое и их дальнейшей судьбе не имеется.

"Лет 20 30 назад в поселок Мостовской приезжала израильская делегация, которая заинтересовалась этим мемориалом. Но о дальнейших их действиях мы ничего не знаем", — резюмировала Лях.

Зарубежные архивы

Зинаида Тобияш работает библиотекарем в Израиле. Во время войны ее бабушка Геня Тобияш с двумя дочерями-подростками Люсей и Зиной в числе 78 человек, половина из которых были дети, погибли в станице Джигинка (). Ее 18-летнего будущего отца в августе 1942 года призвали на Кавказский фронт. Он был дважды ранен, но остался жив. Какая участь постигла его мать и сестер, до сих пор неизвестно.

Тобияш пояснила, что большой объем архивных материалов о погибших в годы войны евреях хранится в Центральной базе данных имен жертв Холокоста мемориального комплекса Яд Вашем, коллекция собрана из свидетельств выживших, фотографий и другой документации. Согласно базе данных, с указанием места "Мостовской" и "Мостовое" на момент написания материала числятся 34 фамилии. Работа над базой данных продолжается, она пополняется. В графе "судьба" из них по 30 евреям указано, что они были убиты. В списке из 34 фамилий приводятся данные и о Николае Ефимовиче и Полине Зеликовне Кирнос, однако в базе они числятся как эвакуированные в составе испанского детского дома из Ленинграда в село Мостовое и находившиеся в эвакуации в советском тылу, в базе факт их гибели не указан.

Управделами Санкт-Петербургского РИЦ ТАСС Станислав Вязьменский на основании анализа списка Центральной базы данных Яд Вашем утверждает, что в списке числятся еще две эвакуированные в село Мостовое из Ленинграда еврейки — Лозовская Анна 1915 года рождения и Глузман Фаина 1924 года рождения. Из анкеты переживших Холокост, поданной дочерью Фаины Глузман Брониславой Кудриной, следует, что Глузман до войны постоянно жила в Ленинграде, затем во время войны была эвакуирована в село Мостовое, позже во время войны оказалась в Щербиновском районе Краснодарского края, осталась в живых и после войны вернулась в Ленинград.

Также Кудрина подала и анкету родственницы Анны Лозовской, девичья фамилия Глузман, степень родства не указана. Согласно анкете, Анна Лозовская родилась и до войны постоянно проживала в Ленинграде, во время войны была эвакуирована в Мостовое, осталась в живых, о месте пребывания после войны говорится, что вернулась в Ленинград. Остальные 30 евреев, числящиеся в базе погибшими, были из разных районов СССР.

"В Центральном государственном архиве Санкт-Петербурга я работал со списками эвакуированных детских садов и детских домов из Ленинграда во время блокады и не нашел ни одного документа, свидетельствовавшего о том, что еврейские детишки из Ленинграда эвакуировались в составе какого-то одного (или даже нескольких) детсадов или детдомов, сформированных по национальному принципу. Еврейские дети выезжали в эвакуацию практически из каждого района Ленинграда наравне с детишками всех других национальностей — кто с родителями, кто в составе детских садов и детских домов. Моя гипотеза состоит в том, что еврейские семьи и еврейские дети собрались в Мостовом из разных регионов СССР", — сообщил Вязьменский.

По данным Центральной базы данных Яд Вашем, большинство из 30 эвакуированных в село Мостовое евреев являлись уроженцами Украинской ССР, также есть уроженцы Белорусской ССР. На основании приведенных в базе листов свидетельских показаний и составленных карточек, 11 человек были убиты в Мостовом в 1942 году, еще двое числятся убитыми в селе в 1943 году, в карточках еще десяти погибших год смерти не указан, еще шесть человек, находившихся в годы войны в Мостовом, числятся погибшими неподалеку — в станице Лабинской в 1942 году, в карточке еще одного человека в качестве места гибели указан . В свидетельских показаниях упоминается, что все погибшие были либо расстреляны, либо погибли в "душегубках" (автомобилях с газовыми камерами), либо были живьем закопаны в землю.

В ответе Государственного архива РФ на запрос Вязьменского говорится, что в документах фонда "Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников" (ЧГК по Краснодарскому краю) в деле о злодеяниях в Мостовском районе имеются акты о гибели граждан еврейской национальности в количестве 37 человек без указаний имен и фамилий.

Вязьменский добавил, что в Государственном архиве РФ обнаружил дела, содержащие пофамильные списки граждан, эвакуированных во время войны в различные районы Краснодарского края, в том числе в Мостовской район. К их изучению он планирует приступить в ближайшее время.

"Сотрудники Санкт-Петербургского РИЦ ТАСС продолжают исследовать "ленинградский след" в истории с расстрелянными в Мостовом лицами еврейской национальности. О ходе расследования ТАСС сообщит в дальнейших публикациях", — пояснил он.

В январе 2021 года по Краснодарскому краю после рассекречивания документов по региону возбудило уголовное дело по факту массовых расстрелов мирных жителей на Кубани в годы Второй мировой войны. В частности, в документах идет речь об убийстве 13 тыс. человек в Краснодаре, не менее 7 тыс. в , около 6,7 тыс. в Армавире, более 2 тыс. в станице Лабинской и более 1 тыс. человек в .

О десяти именах из памятной таблички, которую установил на мемориале в поселке Мостовском Александр Иващенко. Сведения приводятся из Центральной базы данных имен жертв Шоа (Холокоста).

Полина Кирнос (в Центральной базе данных Яд Вашем числится как Кириос — прим. ТАСС) родилась в 1886 году. Место жительства до войны: Ленинград, Россия (СССР). Место во время войны: Мостовский р-н, Россия (СССР).

Николай Кирнос (в Центральной базе данных Яд Вашем числится как Кириос — прим. ТАСС) родился в 1887 году. Место жительства до войны: Ленинград, Россия (СССР). Место во время войны: Мостовский р-н, Россия (СССР).

Фейга Бердичевская, девичья фамилия Моцмахер, родилась в 1893 году, место рождения: Братолюбовка, (СССР). Домохозяйка. Место жительства до войны: , Украина (СССР). Место во время войны: Мостовской, Россия (СССР). Убитa — на основании листа свидетельских показаний ее сына, датированного 1994 годом.

Давид Бердичевский родился в 1891 году, место рождения: Зеленое, Украина (СССР). Продавец. Место жительства до войны: Кривой Рог, Украина (СССР). Место во время войны: Мостовской, Россия (СССР). Убит — на основании листа свидетельских показаний его сына, датированного 1994 годом.

Эстер Гита Йофина, девичья фамилия Баскина, родилась в 1873 году, место рождения: , (СССР). Домохозяйка. Место жительства до войны: Верхнеднепровск, Украина (СССР). Место во время войны: Мостовое, Россия (СССР). Убитa — на основании листа свидетельских показаний ее внука, датированного 2014 годом.

Эстер Рися Йофина, девичья фамилия Баскина, родилась в 1873 году, место рождения: Гомель, Белоруссия (СССР). Место жительства до войны: Гомель, Белоруссия (СССР). Место во время войны: Верхнеднепровск, Украина (СССР). Место смерти: село Мостовое (вывезли за станицу и расстреляли) — на основании листа свидетельских показаний ее внука, датированного 2007 годом.

Люба Княжицкая, девичья фамилия Лисянская, родилась в 1913 году, место рождения: Кривой Рог, Украина (СССР). Швея. Место жительства до войны: Кривой Рог, Украина (СССР). Место во время войны: село Мостовое, убита — согласно листу свидетельских показаний двоюродной сестры.

Юлия Ланцман, девичья фамилия Бердичевская, родилась в 1917 году, место рождения: Долинская, Украина (СССР). Швея. Место жительства до войны: Кривой Рог, Украина (СССР). Место во время войны: Мостовое, Россия (СССР). Убита — согласно листу свидетельских показаний сестры от 1994 года.

Семен Ланцман родился в 1939 году, место рождения: Кривой Рог, Украина (СССР). Ребенок. Место жительства до войны: Кривой Рог, Украина (СССР). Место во время войны: Мостовое, Россия (СССР). Убит — согласно листу свидетельских показаний племянника от 1994 года.

Мотя Ланцман родился в 1941 году, место рождения: Кривой Рог, Украина (СССР). Ребенок. Место жительства до войны: Кривой Рог, Украина (СССР). Место во время войны: Мостовое, Россия (СССР). Убит — согласно листу свидетельских показаний племянника от 1994 года.

Елена Задворная