В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Сергей Шаргунов: Просвещенность государственных деятелей сказывается на качестве принимаемых решений

Сергей Шаргунов: Просвещенность государственных деятелей сказывается на качестве принимаемых решений
Фото: Парламентская газетаПарламентская газета

В апреле отмечается Всемирный день книги и авторского права. Почему Россия больше не самая читающая страна, что нужно сделать, чтобы вернуть моду на чтение, и легко ли быть писателем, журналу «Парламентской газете» рассказал первый зампред Комитета по культуре писатель и журналист .

Видео дня

- Сергей Александрович, какое значение для человека, на ваш взгляд, имеет книга в современном мире?

- Книга развивает, преображает, погружает внутрь собственного «я», обогащает тем, что не знал, помогает почувствовать другое и других: предшественников, современников, потомков. Настоящая книга — это тайна. Тайна, без которой нет человека.

- Но россияне, похоже, с вами не согласны. По данным , только четверть жителей страны прочла в 2021 году больше пяти книг. При этом треть не прочла ни одной. Получается, Россия больше не самая читающая страна в мире?

- Зато, как я не устаю шутить, самая пишущая. Статистика, конечно, тревожащая. Варваризация, одичание, равнодушие к книгам — это то, что очень опасно. В противовес необходимо просвещение.

При этом я убежден, что Россия остается, хотя бы инстинктивно, страной слова, мы по-прежнему литературоцентричны, живем с чувством особого почтения к словесности.

- Согласно данным того же опроса, больше всего книг читают люди от 18 до 24 лет, а меньше всего от 45 до 59 лет. О чем, на ваш взгляд, это говорит?

- Можно порассуждать о молодом времени, особенно студенческом, когда читают больше и меньше затюканы поиском заработков. А можно обнаружить повод для оптимизма. А вдруг эти 24-летние и дальше продолжат читать? Что если это социально-поколенческий сдвиг и читать снова становится важно и нужно?

- А что, на ваш взгляд, нужно, чтобы в России выросло это новое читающее поколение?

- Хотелось бы, чтобы люди поняли, почему новые прочитанные книги делают сильнее, умнее, успешнее. Кстати, настоящая глубокая литература давно уже теснит в рейтингах продаж бульварные жанры. Но люди зачастую дезориентированы: что читать?

Чтобы больше людей разбиралось в классической и современной литературе, я делаю все возможное, например затеял и веду программу «Открытая книга» на телеканале «Культура». Важно, чтобы мода на книги возникла и в соцсетях.

- Россияне по-прежнему предпочитают печатные книги электронным. Почему бумажные книги в России такие дорогие?

- Дороговизна книг — большая проблема, которая может превратиться в кошмар для читающих, пишущих и издающих. Что делать? Для начала, на мой взгляд, необходимо то, что опробовано в мире: отмена налога на добавленную стоимость. Хотя бы для детской и учебной литературы.

Недоступность книг — одна из причин оскудевания спроса на них, с чего мы начали разговор. Кстати, для поколения постарше именно цена на бумажные книги становится причиной читательского голода.

- А что сейчас читаете вы?

- На днях читал «Шум временима, яркий мемуар о предгрозовом времени начала ХХ века. Перечитываю Евангелие, прозго, Бунина, Катаева, стихи Блока, Есенина, Гумилевава, Маяковского, Бориса Рыжего…

Есть несколько книг, которые читал, будучи подростком, и их чтение сейчас будет, подозреваю, как впервые. Ну и впереди новый сезон телепрограммы, готовясь к которой планирую прочитать несколько новых книг современных писателей.

- Трудно ли писателю в Госдуме? Всегда ли вы понимаете своих коллег и нужно ли учить депутатов, сенаторов, чиновников говорить по-русски?

- Убежден, начитанность и просвещенность государственных деятелей сказывается на качестве принимаемых решений, а значит, на судьбе страны.

Живая, открытая, понятная речь — это еще и обратная связь с людьми. Нужен человечный язык, который растет из совести, отзывчивости, неравнодушия. То есть того, чего так сейчас не хватает.

- Знаете ли вы, что многие россияне просто не понимают, что говорят парламентарии, не могут прочитать и понять законы?

- Некоторые законы действительно нуждаются в расшифровке, и это вопрос не только языка, но и диалога с обществом, преодоления отчуждения от него узкого круга, порой маскирующегося «бюрократической латынью».

- Вы входите в состав президентского Совета по русскому языку. Что сегодня нужно для поддержки русского языка?

- Мне кажется, важно поддерживать все, что делает искусство привлекательным и важным. Спасать литературные журналы, остающиеся инстанциями вкуса, помогать молодым и немолодым авторам, писательским объединениям, везде и всюду продвигать сюжеты, связанные с хорошей литературой и красотой родной речи.

- Карьера писателя прельщает многих молодых людей. А трудно ли быть писателем в России?

- Писательство — это точно не карьера, а порой путь лишений и испытаний. Это служение. Писательство для меня важнейшее занятие жизни, даже сказал бы, судьбы.

Но нужно делать все, чтобы поддерживать таланты, не губить и не топтать, не разбрасываться ими. Каждый писатель — одиночка, свободная безоглядная личность, но собрать литературную среду и помочь ей — задача, определяющая наше настоящее и будущее.

То, что есть у нас кроме нефти и газа, — яркая и подлинная русская литература. Для отстаивания судеб, интересов, прав писателей, во многом бесправных, и создана Ассоциация союзов писателей и издателей России, которую мне доверено возглавлять.

- Чем она занимается?

- При поддержке нашего объединения писатели ездят по регионам страны, общаются с читателями в библиотеках, вузах, на всех интеллектуальных площадках. Фестивали и премии — тоже наше дело. Во всех федеральных округах открываются резиденции, где писатели смогут жить и работать.

Кроме того, Ассоциация занялась выпуском книг и сборников, отдельное направление — переводы с языков народов страны на русский и обратно. По сути, впервые после десятилетий распри и пустынных блужданий началась консолидация пестрого, сложного и живого литературного сообщества.

- Как государство может поддержать писателей? 

- Крайне существенно помогать начинающим, давать им дорогу в литературу: «Артек», «Орленок», «Океан» — территории, где уже начали проходить постоянные мастер-классы писателей.

Особое внимание нужно уделять адресной поддержке нуждающихся писателей. Не секрет, что литераторы зачастую оказываются без средств, без медицинской помощи, в тяжелых условиях.

А еще предстоит организовать серьезную помощь литературным изданиям, прежде всего «толстым журналам», и подписку на них библиотек.

- На вашем официальном сайте ваши книги можно читать бесплатно. То есть для вас книги — не заработок?

- Лично я за то, чтоб меня прочитало как можно больше людей, даже если это ударит по моему кошельку.

- А может ли прожить писатель в России на гонорар?

- Став главным редактором журнала «Юность», первое, что завел, — выплата гонораров. Писательская Ассоциация будет финансово помогать талантам.

Но кроме оплаты собственно книг или публикаций прозы или поэзии есть смежные области — очеркистика, эссеистика, колумнистика, выступления, преподавание… Надо все это расширять и развивать. Признанные писатели должны видеть свое дело в реестре профессий. Нужен фонд социальной поддержки людей литературы.

- О чем будет ваша следующая книга?

- Пишу роман о совсем юном человеке нашего времени, который ищет себя, — остросоциальный, экзистенциальный, мировоззренческий. И одновременно — биографию прекрасного русского рассказчиква.