В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Декан философского факультета МГУ о COVID-19: «Человек верит, что не заболеет»

Форма протеста Алексей Павлович, губернатор объявил, что на земле правят вирусы, и мы должны под них подстраиваться. Как вы считаете, люди до сих пор боятся коронавируса? — Это немного постгуманистическая позиция, что человек – одно из живых существ, но при этом есть другие, более высокие создания, чем он, например, вирус. Я не исхожу из этой позиции. Считаю, что правит человек, а там, где он делает это разумно – последствия коронавируса минимизированы. Китайцев можно запереть дома под страхом наказания, а нас не запрешь – через форточку выскочим. Позиция антипрививочников не связана с какими-то медицинскими соображениями. Это просто форма выражения протеста. Запрос на справедливость связан с тем, что власти отдают силы на борьбу с коронавирусом, отодвигая остальные проблемы на второй план? — Понимаете, какая позиция. Да, коронавирус – повод отложить другие дела. Мы же с ним боремся, нам недосуг рак лечить. Надо закрывать онкологические центры и превращать их в госпитали для больных ковидом. Мы встречаемся с чичиковскими способами. У Чичикова были мертвые души, а тут кто-то QR-коды мертвых продает. За каждого заболевшего больницы получают какие-то субсидии. Начинаются приписки, поступают с одними заболеваниями, а умирают от ковида. Информация об этом попадает в общество. И это серьезный фактор социальной напряженности – поиск справедливости. Коронавирус добавил ощущение социального недовольства, напряжения, связанного с отношением к этому заболеванию. Человек, пока не заболел, верит, что он и не заболеет. И зачем ему прививаться, зачем его гонят вакцинироваться? Эти ощущения несправедливости во многом субъективны, но есть и объективные данные, например, отношение к медицине до пандемии, когда уменьшилось количество врачей. Слово «оптимизация» мы уже произносим с ироничным оттенком. Эти накопленные проблемы не вызовут социальный взрыв в дальнейшем? — Взрыв всегда провоцируется. И задача власти – вовремя дать выхлоп недовольству. Относиться к этому, в хорошем смысле, либерально. Понимая, что люди имеют гражданские права, нужно находить золотую середину. При этом, с одной стороны, нам не разрешают массовые мероприятия по причине пандемии. А с другой – мы видим стадионы, которые не пустуют, или официально политические мероприятия, где собирается не одна тысяча человек. Это такая игра с двойными стандартами. И выплеск может быть. Помимо того, что есть здоровое чувство справедливости и несправедливости, есть и манипулятивные технологии, которыми пытаются играть на несправедливости и искусственно ее создавать. Те же слухи, что QR-код действует не год, а полгода. Я знаю, как функционирует механизм слухов, приводящий к дестабилизации. Осетрина второй свежести А с чем связано недовольство антипрививочников в таком случае? — Есть зазор в требованиях на местах и федеральным законодательством. Если уж вводить QR-коды, то на федеральном уровне. Федеральное законодательство можно быстрее приводить в соответствие с текущей ситуацией. Это должен быть принцип, который действует по всей стране. А не так, что я приезжаю в и не знаю, пустят меня в ресторан, автобус, или нет. Не нравится закон, который принимает – обращайтесь в Конституционный суд. Но пока это компетенция региональных властей, то это дает пищу раздумьям и действиям. Мне кажется, что медицинские вещи не должны становиться политическими. Следует разделять эти две реальности. Власть, ее компетентность в борьбе с вирусом и твое собственное здоровье, которое нужно защищать. Но в чрезвычайных ситуациях могут быть предприняты форс-мажорные методы. Как в 60-е годы в СССР, когда завезли оспу и вся за несколько недель вакцинировалась. Люди старались защитить свою жизнь? — Нет, это мы сейчас исходим из позиции индивида, стоящего над государством. Я волен решать, отбросив общественные требования. В те времена такого не было. И детей прививали, не спрашивая родителей. А когда сталкивается наша безопасность и чувство справедливости? — Есть граница, когда даже для общественной безопасности нельзя нарушать границы частной жизни. Например, в девушка, больная коронавирусом, вышла погулять с собакой. Ей устроили допрос. Есть граница, где человек может сохранять приватность. И ограничения в правах не надо воспринимать как нормальность. Когда говорят «новая нормальность», то я немного подшучиваю над этим, это как осетрина второй свежести. Или постправда. Мы останемся в тех условиях, к которым привыкли во время пандемии? — Мы в уже давно перешли в оффлайн. Но большие поточные лекции читаются на дистанте, а остальные проводят в аудитории. Даже аудиторная посещаемость повысилась. Студенты стали ценить занятия в университете. Мы понимаем, что лекции в онлайне – вынужденная мера, и она закончится. Образовательный процесс и научный не будут прежними, но все равно живое общение останется в приоритете. Фото: / Елена Ельцова

Декан философского факультета МГУ о COVID-19: «Человек верит, что не заболеет»
Фото: РИА "ФедералПресс"РИА "ФедералПресс"