В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Третья онлайн-лекция нового проекта "Мастера театра и кино"

На этот раз перед аудиторией выступил известный критик, один из крупнейших исследователей современного театрального процесса в России, арт-менеджер и преподаватель сразу нескольких творческих вузов Павел Руднев. Он прочел лекцию "Свобода и несвобода в современной пьесе". Как отметил ведущий трансляции, художественный руководитель Лаборатории Максим Линников, встреча с Павлом Рудневым была особенно полезной для драматургов, режиссеров, театроведов, а также для студентов и начинающих актеров. –ворим о современной пьесе, то имеем в виду постсоветский период, те самые 30 лет, которые прошли с 1990-х, – пояснил гость студии. – Ивобода" стоит в заглавии нашей лекции, драматурги даже в годы, насыщенные перестроечными настроениями, говорили скорее о том, что такое несвобода, основываясь на конфликте, контрапункте. Тема миражей, фальшивой свободы становится с тех пор центральной. По словам Руднева, в перестройку стало возможным говорить о раскрепощении телесности и многих других ранее запретных вещах. Казалось бы, люди, получившие свободу, должны быть счастливы. Однако, к примеру, в пьесах Ольги Мухиной "Таня-Таня", "Летит", "Ю" люди, живущие в некоем подобии рая, имеющие все и влюбленные во всех вокруг, начинают зависеть от бесконечного наслаждения и чувственности, и это их отравляет. "Клубная атмосфера становится не метафорой счастья, а метафорой близящейся катастрофы. Счастливый мбудущей бедой, грядущей войной. У Мухиной есть тема, что поколение 90-х и нулевых – это последнее поколение, прощальное сияние, после которого – смерть", – рассказывает Павел Руднев. Одним из самых важных и серьезных драматургов нынешнего времени театральный критик считает Ивана Вырыпаева. Он рассмотрел тему свободы на примере его пьесы "Пьяные". Основная мысль пьесы в том, что у человека потеряна связь с природой и высшим сознанием, Вселенной, и только устами пьяного глаголет Бог, потому что рациональное в это время отключается. Современный человек вроде бы свободенвном выборе, но всякий раз выбирает не то потому, что "не слышит шепот Господа в своем сердце". Важный момент у Вырыпаева, по мнению Руднева, заключается и в том, что любому человеку, даже атеисту, нужно выбрать символ веры, чтобы двигаться дальше. А вот как найти его, а главное, научиться не насаждать другим свои убеждения – еще одна серьезная тема, которая продолжается и в драматургии Дмитрия Данилова (речь об известной пьесе "Человек из Подольска", по которой был даже снят фильм). – Несвобода понимается как насилие, естественно. Но в "Человеке из Подольска" возникает дилемма: полицейские с помощью насилия учат героя добру: говорят с ним об искусстве, патриотизме, любви к городутересный момент: в театре мы всегда сострадаем жертве, но здесь я сострадаю не Николаю, а полицейским, потому что они говорят правильные, хорошие вещи оказывается в странной ситуации: его развернули, и он начинает думать: а не есть ли я этот полицейский, который учит добру кого-то с помощью насилия? Почему-то мы всегда думаем, что мы хорошие, а другие плохие, – отмечел Руднев. Театральный критик рассмотрел также проблему ненужных устаревших знаний и довлеющей над человеком памяти как одну из форм несвободы в пьесе "Посадить дерево" Алексея Житковского: они парализуют и не дают действовать в непривычных условиях и обстоятельствах. Остановился он и на пьесах "Большая советская энциклопедия" Николая Коляды и "Собрание сочинений" Евгения Гришковца, где звучит схожая проблематика. В ряде пьес, по мнению Павла Руднева, есть любопытная тема – пользуясь свободой, мы поняли, что несвободны в принципе: от природных, звериных инстинктов. Поэтому в современной драматургии возникает мотив отказа от телесности, стремления к строгости и рамкам в быту – например, в произведениях "Финист ясный сокол" Светланы Петрийчук, "Горка" Алексея Житковского. Отвечая на вопрос, в чем заключается ценность искусства и как отличить хороший спектакль от плохого, критик сказал: – Это субъективное решение, нет универсальной лакмусовой бумажки. Искусство меняется каждый день. Для меня его ценность измеряется тем, несет ли произведение новый смысл. Тогда это шедевр, а есть просто ремесло. Если говорить о форме, пытается ли автор задать вопросы самому искусству? Вступает ли его произведение в диалог с историей культуры, переосмысливает ли канонические установки, находит ли новые границы жанра? Аудиторию интересовало также, насколько сложно и ответственно быть театральным критиком и какими качествами нужно для этого обладать. – Благоволение. Я должен находиться в нулевой позиции по отношению к спектаклю, не ожидая ни провала, ни восторга – независимо от того, что знаю про автора, – ответил Павел Руднев. – Критик не критикует, у нас неправильное название профессии, он анализирует. Занимается формой, разбором пьесы, ее структурой и морфологией, а не содержанием, изучает, чем замысел отличается от воплощения, в то время как зритель смотрит только воплощение. Самое важное – заслужить доверие художника. Опубликовав более тысячи статей на тему современного театрального процесса, внушительное исследование "Драма памяти. Очерки российской драматургии от 1950-х до наших дней" и другие книги, следя за всеми постановками даже в провинции, Павел Руднев может говорить о театре увлекательно и бесконечно. Поэтому отведенного на лекцию времени не хватило для того, чтобы ответить на все вопросы, поступившие во время онлайн-трансляции. Казалось, что время пролетело слишком быстро, как отметил ведущий Максим Линников. Следующий эфир проекта "Мастера театра и кино" состоится в июне. Следите за анонсами! Напоминаем: уникальность интерактивного курса Лаборатории в том, что зрители могут не просто слушать лекции, но и задавать деятелям культуры и искусства вопросы в прямом эфире, получая ценные советы для своего профессионального роста. Для этого необходимо заранее зарегистрироваться на сайте Лаборатории театра и фольклора www.folk-lab.ru .

Третья онлайн-лекция нового проекта "Мастера театра и кино"
Фото: Ревизор.ruРевизор.ru