В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Её называли «вдовой Канта»: история незаслуженно забытой хранительницы истории

Университетские остряки прозвали эту маленькую кудрявую женщину «вдовой Канта». Она сделала для очень много, но сейчас её имя вспомнят разве что краеведы, выпускники истфака и старые друзья. В этом году Ольга Феодосьевна Крупина отмечала бы 95-летие. Мы решили напомнить, чем обязан ей наш город.

Её называли «вдовой Канта»: история незаслуженно забытой хранительницы истории
Фото: Клопс.RuКлопс.Ru

Учительница из и великий философ

Видео дня

2 января 1926 года в крымской родилась девочка, которую назвали Ольгой. Её отец, Феодосей Кириллович Крупин, умер перед самой войной, Елизавета Игнатьевна Крупина пережила мужа на 49 лет. Спустя годы, на заре нового тысячелетия, Ольга станет одним из исследователей старого кладбища, где с 1814 года находили упокоение князья, красноармейцы и белогвардейцы, учёные и художники.

Она всегда живо интересовалась историей. В 1950-х, приехав по распределению в Калининград, молодая учительница сразу распахнула городу своё сердце. Она преподавала русский язык и историю в техникуме при . Мы пытались найти документы этого периода, но на предприятии нам не смогли помочь: «Ветераны говорят: да, была такая. Но на этом всё».

Никто уже точно не помнит также, почему в 1970-х именно Крупина занялась созданием университетского музея Канта. Как рассказывает профессор Леонард Калинников, накануне 250-летия философа Ольгу Феодосьевну нашёл завкафедрой КГУ Данила Максимович Гринишин.

Это была счастливая находка: человек оказался незаменимым. Вряд ли Ольга Феодосьевна читала Канта: для неё, видимо, он был одной из фигур кёнигсбергского прошлого города, которым она интересовалась.

Все понимали, что вещей, принадлежавших Канту, найти не удастся: Кёнигсбергский музей был вывезен в . В первую очередь стали искать книги, изданные в разные времена и переведённые на всевозможные языки, скульптурные и живописные изображения Канта. Постепенно библиотека стала представительной, а музей обогатился экспонатами, имеющими отношение к общей истории города.

Собирая по крупицам историю

В 1988 году «Леннаучфильм» снял документальную ленту «Силуэты города Канта», в которой коротко мелькает Ольга Крупина — маленькая улыбающаяся женщина среди толпы посетителей. В музее она была и директором, и гидом, и уборщицей — произносит диктор. И это правда. Крупина лично принимала участие в экспедициях и раскопках, не чуралась общения даже с чёрными копателями, чтобы добыть для музея редкости. Так в университетском дворике оказались, к примеру, медведи-щитодержатели из Кнайпхофской ратуши.

Вспоминает Николай Чебуркин: «Эпопея по спасению скульптурных памятников началась в 1980-е. В 1984 году художественный руководитель парка имени Калинина Александр Новик нашёл около одного из особняков на улице Ленинградской две скульптуры медведей, которые раньше украшали лестницу Кнайпхофской ратуши в Кёнигсберге.

Каменных истуканов изваял неизвестный скульптор в 1697 году. Они держат щиты, украшенные гербами Кнайпхофа. Ранее считалось, что скульптуры были утрачены во время войны.

Эта находка оказалась весьма кстати для музея Канта. ещё будучи студентом Ленинградского института культуры помогал Ольге Феодосьевне в создании экспозиции. Он изготовил макет дома Канта и гипсовый бюст философа. Сейчас эти экспонаты находятся в Кафедральном соборе и Музее БФУ.

Рассказывают, что маленькая двухкомнатная хрущёвка Крупиной над магазином «Уют» на Ленпроспекте, была от пола до потолка набита находками. Часть из них перекочевала в университетский музей.

Руководитель регионального Фонда культуры Нина Перетяка вспоминает Ольгу Феодосьевну:

С ней были связаны неформалы, поисковики — смешные немножко, лохматые парни, редчайшие люди, которые собирали по крупицам довоенную историю.

В 1988 году на заседание дискуссионного клуба в Театре кукол Ольга Крупина привезла из своего музея множество экспонатов. «Это было самое впечатляющее заседание клуба. Ольга Феодосьевна так влияла на людей, что начинало происходить что-то невообразимое, она всё превращала в фантастическое пространство», — говорит Нина Перетяка.

Вспоминает Николай Чебуркин: «Тогда и состоялось моё знакомство с Ольгой Феодосьевной Крупиной и её общественными помощниками. По окончании вечера я вместе с ребятами из группы «Возрождение» помог загрузить экспонаты в университетский автобус.

У истоков создания этого объединения неформалов стояли студент-историк Виктор Батищев и художник Юрий Нуштаев.

Основной костяк организации состоял из студентов КГУ и КТИ. Еженедельные собрания проходили в полдень по субботам в свободных аудиториях университета и политехникума. Позже группа была преобразована в культурно-историческое общество «Возрождение». Благодаря его деятельности удалось в 1989 году вернуть улице Брамса историческое название, переименовав улицу Жданова, и в 1990 году восстановить на прежнем месте памятник первому директору Кёнигсбергского зоопарка Герману Клаассу».

Возвращение мальчика и львов

Упомянутый выше памятник был установлен 14 июня 1913 года на Главной аллее зоопарка. Скульптурная группа изображала мальчика, кормящего львицу и играющего со львятами, на цоколе был барельеф Клаасса.

После штурма Кёнигсберга, в апреле 1945 года, памятник исчез. В 1980-х годах Александр Новик, тогда уже директор парка имени 40-летия ВЛКСМ, и Ольга Крупина нашли верхнюю часть памятника — бронзовую скульптуру. Сначала изваяние находилось в музее Канта. Его вернули в зоопарк 2 февраля 1990 года усилиями «Возрождения» и Калининградского отделения Советского фонда культуры памятник, но без барельефа Клаасса. На средства немецко-русского общества «Памятники Кёнигсберга» объект отреставрировали. Барельеф Германа Клаасса воссоздал по фотографиям калининградский художник . 21 мая 1996 года, в день 100-летия зоопарка, памятник был вновь открыт.

В 1988 году Ольга Крупина и Александр Новик передали зоопарку ещё две чугунные скульптуры: «Девочку с лосёнком» и «Волчицу». Они были найдены на территории различных организаций в Октябрьском районе.

Фигуры тогда разместили на территории детского городка. «Волчица» была разбита, лишилась одной лапы и сейчас хранится в музее «Фридландские ворота», а «Девочка с оленёнком» по-прежнему радует детей.

Спасли от полного разрушения

В те же 80-е на берегу Верхнего пруда в сквере со стороны Озёрного проезда разрушалась скульптура «Мать и дитя». Эту работу изваял из песчаника профессор Кёнигсбергской академии художеств Станислаус Кауэр в 1935 году. Вандалы сбросили фигуру на землю и разрушили постамент.

Крупина и Новик обратились в областное отделение Всероссийского общества охраны памятников: они просили перевезти бесхозные скульптуры во внутренний дворик здания КГУ на Университетской, чтобы спасти от разрушения. Их поддержал зампред общества . Так было положено начало экспозиции работ кёнигсбергских скульпторов.

Вскоре там появился памятник Вальтеру фон дер Фогельвейде, извлечённый из груды металлолома на хоздворе Калининградского зоопарка. Гранитную статую миннезингера создал в 1930 году кёнигсбергский скульптор Георг Фуг.

В 1990 году памятник установили в «Парке скульптур» на острове Канта, а через пару лет вандалы отбили нос у каменного певца.

Ольга Крупина вернула статую в университет. Теперь памятник стоит на своём историческом месте в Калининградском зоопарке.

В 1987 году экспозицию музея Канта пополнил каменный «Юноша с дельфином». Работа неизвестного автора создана в начале XX века для имения Фридрихштайн под Кёнигсбергом — теперь это посёлок Каменка Гурьевского района.

Обезглавленную фигуру каменного юноши нашли в бывшем парке во время поиска кёнигсбергского памятника Иммануилу Канту, спрятанного там графиней Марион фон Дёнхофф в 1944 году.

В том же 1992-м во внутренний дворик КГУ привезли памятный камень членам Кёнигсбергского мужского гимнастического союза, погибшим в годы Первой мировой, и две скульптуры «Дети верхом на дельфинах». Историческое место установки памятника пока неизвестно, предположительно, он мог находиться на Аллее героев в Макс Ашманн-парке.

Фигуры детей с дельфинами изготовил скульптор в 1913 году. Они стояли в парковой зоне на нынешней улице Гаражной. Скульптуры нашли при расчистке Паркового ручья на улице Баранова.

В 1994 году студент КГУ привёз во внутренний дворик университета памятный знак Первой мировой войны. На каменной стеле — женский барельеф и надпись: «Посвящается королевскому и столичному городу Кёнигсбергу 1914 года». В тот год город наводнили беженцы из мест, где шли бои.

Памятник нашли на склоне возле моста между улицей Генерала Галицкого и Гвардейским проспектом. Предположительно автором является Станислаус Кауэр.

Музей Канта был знаковым местом, его посещали многие знаменитости: барон Эдуард Александрович Фальцфейн, знаменитая «красная графиня» Марион фон Дёнхофф . Она приезжала на открытие восстановленного перед зданием университета памятника Иммануилу Канту.

Сокровища Валленродтов

Это сейчас в Кафедральном соборе можно увидеть роскошные издания, хранящиеся в массивных шкафах. А когда-то эти фолианты из библиотеки, которую начал собирать в XVI-XVII веках канцлер Мартин фон Валленродт, были на грани гибели. После войны они оказались в , в хранилище трофейных книг в Узком. Хранилищем служила старая церковь.

, автор книги «История Казанского храма в Узком», записала воспоминания архимандрита Петра Полякова. Он был назначен настоятелем подмосковной церкви в 1990 году.

«...в тот день, когда я впервые предстал перед стенами святыни, перед глазами была печальная картина: висели на дверях храма тяжёлые замки, зияли проёмы окон, сквозь которые было видно, как громоздились от пола до высоты четырёх этажей книги — трофейные, преимущественно немецкие, библиотеки и архивы, так и не освоенные ...

Медленно, но неостановимо погибали уникальные книжные собрания, ветшал и разрушался храм, приютивший эти сокровища мировой культуры.

<...> Удушливый запах сырости и тления, исходивший от тысяч заплесневелых, непросушенных томов, обличал тяжёлую, затянувшуюся и, казалось, безысходную болезнь — болезнь человеческого духа, поражённого безверием. <...> Дирекция Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) Академии наук, на балансе которого числилось погибающее книжное собрание, не проявляла никакого желания к сотрудничеству и туманно обещала освободить храм, по всем законам принадлежавший церковной общине, к началу третьего тысячелетия».

И дальше священник описывает события 1992 года, когда «храм был освобождён от бесконечных тяжёлых и отсыревших фолиантов».

«Узнав о том, что в Подмосковье хранятся книги из Кёнигсберга, Ольга Феодосьевна сразу же связалась с этим хранилищем, — говорит Леонард Калинников. — Мы даже собрали для неё небольшую сумму, когда она поехала туда в командировку от университета. Большая часть Валленродтской библиотеки былакт-Петербург, в библиотеку Академии наук».

В университетской газете от 1993 года напечатаны воспоминания самой Ольги Крупиной о том, как она везла в Калининград уникальные книги.

Уволили и забыли

После празднования очередного юбилея университета было решено расширить музей Канта и придать ему статус университетского. Последний открылся 1 июня 1995 года уже с новым руководителем. Ольга Феодосьевна Крупина стала заместителем, а через год её вынудили уволиться. С 1997 года она жила в доставшемся ей от родителей доме в Феодосии, редко приезжая в свою калининградскую квартиру.

Профессор Калинников в интервью «Клопс» так ответил на вопрос, правильно ли было перенести музей Канта из университета в Кафедральный собор: «Нет, конечно. Может и должен существовать городской музей, но и в университете он должен быть тоже. Вся деятельность великих физиков, математиков и других учёных Альбертины была связана с Кантом».

Леонард Александрович с большим теплом и уважением отзывается об Ольге Крупиной:

Она была необычна в своём увлечении, стремлении вызывать интерес к музею вопреки всеобщему безразличию.

Поэтому поведение её считали странным. необычным — как это она за мизерную плату отдаётся делу всей душой? Свои последние денежки она старалась отдать музею, помочь искателям. Человек общительный, она быстро сходилась с людьми. В университет заявлялись посетители и спрашивали: как найти Ольгу Феодосьевну? Конечно, это могло вызывать, и наверняка вызвало ревность», — считает профессор Калинников.

Последние годы в Феодосии

В начале 1980-х Ольга Феодосьевна перенесла трагедию — смерть единственной дочери. Лада похоронена на одном из калининградских кладбищ. Эта рана в сердце матери не заживала никогда...

Вернувшись в Крым, Ольга Крупина стала изучать старинное кладбище, где покоятся её дед и родители. Глава совета «Храни и помни» Татьяна Пермесская рассказала «Клопс», что Крупина участвовала во всех субботниках на некрополе. Собрав множество экспонатов, она готовила открытие музея при храме Всех Святых.

Вспоминает представитель совета «Храни и помни» Татьяна Голуб: «В октябре 1993 года в Крыму была создана Русская община Крыма. В Феодосии появилось её отделение и собственная организация, куда перешла основная часть — более четырёх тысяч человек. Мы до сих пор существуем.

Ольга Феодосьевна, конечно, была в лидерах.

В то время в Крыму начало работать консульство и можно было оформить российский загранпаспорт. Ольга Феодосьевна помогала собирать и оформлять документы».

Ольга Феодосьевна Крупина умерла 11 сентября 2004 года в Феодосии, совсем немного не дождавшись юбилея города, которому она посвятила свою жизнь.