В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Минкульт Татарстана взялся за мемориальные доски и памятники

В поговорили о надувных памятниках, решили посчитать мемориальные доски и предложили ввести на Госуслугах "полный цикл увековечивания родных"

Минкульт Татарстана взялся за мемориальные доски и памятники
Фото: Реальное времяРеальное время

Вопрос о том, кого, как и когда увековечивать, подняли вчера на коллегии Министерства культуры Татарстан "Проблемы и перспективы развития мемориальной культуры в Республике Татарстан: мемориальные доски и произведения монументального искусства". Насколько разнится ситуация в районах и , чем помог пожар в и памятью о ком мало занимаются — в репортаже с коллегии.

Видео дня

Четвертая промышленная революция и сгоревший "Герой-освободитель"

Разумеется, поводом для встречи стал отнюдь не злополучный заинский памятник герою-освободителю, сгоревший на этой неделе. Но случай этот явно подстегнул интерес журналистов к коллегии. Например, некоторых заинтересовало, как соотносится использование горючих материалов при изготовлении памятника с закрытием литейной мастерской при Худфонде в связи с недостатком заказов.

, министр культуры Татарстана, попыталась успокоить собравшихся и посоветовала не торопиться выносить суждения и давать оценки случившемуся. Но за использованные материалы "нужно осознать ответственность":

— Есть современные материалы композитные, которые достаточно стойкие, которые могут использоваться при проведении тех или иных работ. Появляются новые материалы, с ними, возможно, работать проще. Это может прозвучать неуместно, но у нас грядет четвертая промышленная революция, появляются 3D-роботы, которые могут многие вопросы упростить. Просто нужен единый стандарт. Сейчас нет формализованных требований, из чего должны быть сделаны доски, из чего памятник — из гранита или чего-то еще. Я за систему, — сообщила министр.

Ирада Аюпова попыталась успокоитравшихся и посоветовала не торопиться выносить суждения и давать оценки случившемуся в Заинске. Фото: пресс-служба прокуратуры РТ

Тукая — на Сахалин, барса — на Алтай

В начале коллегии заместитель министра культуры РТ Дамир Натфуллин рассказал, что в 2016—2020 годах в республике установили е д

ас экспертная комиссильному искусству рассматривает вопрос по 13 памятникам, в том числе — четырем вне республики: памятабдулле Тукаю в Южно-Сахалинске, снежному барсу — в Горно-Алтайске, памятный знак воинам-татарстанцам, погибшим в годы Великойирное в Крыму и капитану Каримову — в белорусской деревне Волковичких монументов рассматривают памятники Рашиту Вагапову, Саре Садыковой, Михаилу Девятаеву, Фатиху Кариму, Назибу Жиганову, воинам-интернационалистам, бюст Сергея Аксакова, стелу в память о Казанском артиллерийском училище...

Среди казанских монументов рассматривают, в том числе стелу в памятм артиллерийском училище. Фтонов

Что касается мемориальных досок, то прорабатываются вопросы яти об актерах Халиле и Исламие Махмутовой, певцах Идеале Ишбулякове, Азате Аббасове, Вафире Гиззатуллиной, государственном деятеле Шакире Ахтямове, поэтах Хади Такташе, Фатихе Кариме и дирижере Фуате Мансурове.

Кроме того, еще в апреле 2019 года, после встречи президента РТ Рустама Минниханоатарской интеллигенцией, появился список из 11ожений по увековечению памяти. В результате был разработан план по внедрению их в жизнь: в нем четко расписано, какие заслуги у деятеля, кто за него ходатайствует, что уже было сделано и что можно сделать еще. К примеру, предлагается установить доску на улице Чехова, 53 в честь главного режиссера театра Камала Марселя Салимжанова, назвать Амирхана Еники один из городских скверов.

Кроме того, Татарстан с прошлого года участвует в федеральной программе "Увековечение памяти погибших при защите Отечества на 2019—2024 годы", обустраивая два воинских захоронения в Высокогорском и Спасском районах. Сейчас Минкульт запросил у Минобороны России на ремонт 911 воинских захоронений до 2023 года сумму в 39 млн рублей.

Что делают районы, центр не знает

— К числу наиболее остро стоящих задач, особенно в свете последних событий, относится необходимость упорядочения взаимодействия Министерства культуры Республики Татарстан с органами местного самоуправления Республики Татарстан по вопросам установки мемориальных досок и произведений монументального искусства, — сообщил, наконец, главную идею Натфуллин.

По его словам, мемориальные доски и памятники, согласно действующей нормативно-правовой базе, сравнительно системно устанавливаются только в Казани. В районах работа идет "без учета мнения профильных ведомств и профессионального экспертного сообщества республики". К примеру, комиссии по мемориальным доскам есть только в 13 из 43 районов республики.

Мемориальные доски и памятники, согласно действующей нормативно-правовой базе, сравнительно системно устанавливаются только в Казани. Фото: Олег Тихонов

Так что требуется "административный регламент предоставления государственной услуги по выдаче заключения о возможности установления мемориальной доски в Республике Татарстан". Согласно ему Минкульт мог бы принимать решение по установке досок — разрешать или отказывать.

Еще одна проблема — реестр досок. К примеру, в прошлом году "Таткультресурсцентр" провел паспортизацию памятно-мемориальных сооружений в РТ, посвященных событиям Великой Отечественной войны. Насчитали 142 мемориала, 577 памятников, 740 обелисков и 647 стел, 148 бюстов, 274 мемориальные доски, 15 стен памяти, 11 барельефов и т. д.

В этом году паспортизацию проводят по всем объектам — потом обновленный реестр опубликуют в Сети. Необходимость формирования такого списка сразу была обозначена вопросом заместителя министра образования и науки РТ Данила Мустафина, который поинтересовался: а сколько действительно мемориальных досок в Татарстане? Натфуллин лишь развел руками: в Минкульте этого доподлинно не знают. Как пояснила Аюпова, это одно из последствий децентрализации решений:

— Порой доски номинально есть, а по факту их нет.

Советское зодчество vs произведения Николая Полисского

Значительная часть коллегии была отведена выступлению экспертов. К примеру, заместитель директора Государственного музея изобразительных искусств Республики Татарстан по науке Дина Хисамова рассказала, что до 1950-х годов в Казани было очень мало памятников, а потом советские скульпторы решали насущный вопрос выбора между реалистичностью и аллегорией:

— Был жесткий контроль государства. Провинция испытывала недостаток как в самих кадрах скульпторов, так и в их профессиональном уровне. Сложившаяся ситуация была связана с политикой власти: существовало некое недоверие к силам скульпторов на местах.

Другой вопрос подняла кандидат искусствоведения, доцент Казанского государственного архитектурно-строительного университета Гузель Файзрахманова, которая показывала известные зарубежные памятники, вроде мемориала жертвам Холокоста в Берлине или памятников из дерева Николая Полисского. Это был и своеобразный ответ на то, в чем, собственно, можно увековечивать: Файзрахманова выразила мнение, что монумент не обязательно должен стоять вечно — и показала даже фотографии надувных объектов, чем изрядно удивила аудиторию.

К сожалению, интересные выступления экспертов сильно смещали график коллегии, так что их приходилось прерыСултанова, заведующая отделом изобразительного и декоративно-прикладного искусства Институт языка, литературы и искусства, к примеру, подготовила подробный анализ видов досок и рекомендовала избавить город от "эстетического мусора". Ирада Аюпова решила, что подобные материалы стоит представить отдельно и предложила провести по теме мемориальных объектов конференцию.

Ирада Аюпова предложила провести по теме мемориальных объектов конференцию. Фото: mincult.tatarstan.ru

Ввести стандарт на доски и комплекс действий по увековечению родных на сайте госуслуг

Начальник управления культуры Казани Азат Абзалов тоже коснулся темы эстетики.

— Из-за применения гравировки в шрифтах и нанесения образа человека на рельефную композицию памятные доски выглядят как надгробные памятники, — сказал он, заметив, что ответственность за это несут заявители, ведь они платят за изготовление и сами приходят к таким эстетическим решениям. Поэтому Абзалов предложил отрегулировать вопросы по формам, размерам и другим параметрам в постановлении на уровне кабмина. Он даже предложил разграничить виды досок по от.

А еще казанский начальник управления культуры предложил включить в состав комиссии по памятным доскам главного художника города Жанну Белицкую. Ведь интегрировать эти объекты в городской ландшафт очень важно. Среди других его идей — совместная работа иногородних мастеров с местными, наложение ответственности за доски на заказчика и полноценное обсуждение объектов с жителями: "Порядок установки досок должен быть прозрачным". Указал Абзалов и на тот досадный факт, что в Казани очень мало памятников женщинам.

Гендиректор компании "Цифровая экономика Удмуртской Республики" Равиль Ахтямов (его деда Шакира мы упоминали выше) пошел дальше всех — и предложил представить на сайте госуслуг полный комплекс действий по увековечению родных.

Азат Абзалов предложил включить в состав комиссии по памятным доскам главного художника города Жанну Белицкую. Ведь интегрировать эти объекты в городской ландшафт очень важно. Фото: kazanfirst.ru

Ушаков как герой Апастовского района

А вот примером того, как работать вовсе не надо, стало выступление начальника отдела культуры Апастовского района Рустама Мингазиева. Он начал перечислять, чьи бюсты уже поставили в районе — Пушкин, Тукай, Толстой, Марджани, Абдулла Алиш, Джалиль… Позже выяснилось, что там есть даже бюст генерала Ушакова! Итого — 54 штуки! Хотя, конечно, не обошли вниманием и писателей, вроде Шауката Галиева, и прописали имена всех героев Великой Отечественной… Но когда в кадре появился памятник с настоящим трактором, шум начал нарастать. Наконец, кто-то спиз зала:

— Ведь эте пластик, композит, который в Заинске?

— Нет, это мы делаем… из глины, — возразил было Мингазиев.

— Стыдно смотреть! — сообщили ему из зала.

Было понятно, что районного представителя вывели на сцену — да еще и после экскурса в историю и демонстрацию образцов западного з антипример.

Строим свою Строгановку, чистим реестр ОКН

Кто будет заниматься всеми этими памятниками и досками? Председатель Союза художников Татарстана Ильнур Сиразиев занялся прорицанием:

— Через какое-то время возникнет вакуум, исчезнут мастера, исчезнут аксакалы.

То есть, есть предположение, что скоро работать будет некому. Так что глава Союза вышел за пределы темы и предложил запустить процесс открытия художественно-промышленной академии — вроде Строгановки в Москве или имени Штиглица в Петербурге. Чтобы и школа развивалась, и кадры появлялись. В частности, Сиразиев указал, что в России существует большой дефицит кадров в области реставрации — почему бы не готовить их в Татарстане?

Ильнур Сиразиев предложил запустить процесс открытия художественно-промышленной академии — вроде Строгановки в Москве. Фото: tatar-inform.ru

— Я не разделяю радужный тон, который царит на коллегии, — завершал коллегию архитектор Сергей Саначин. — С досками у нас большая беда. Я предлагаю разделить их на две категории. Первая — те, что посвящены выдающимся людям Казани. Все тут легко и просто. Минкульт работает, выделяются средства, есть патриотика, национальный вопрос, все правильно. Не надо усилий по поиску, есть биографии, они используются, кладется текст, отдается скульптору — и вперед. Другие доски увековечивают места, события. И они в основном корреспондируются с объектами культурного наследия. И я думаю, вот эту часть надо передать Комитету по культурному наследию. Если в той части достаточно готовой биографии, то здесь нужна полная ревизия всего, что наклепали, что вам досталось в наследство. Надо чистить реестр объектов культурного наследия.

Также посетовал архитектор на отсутствие досок в честь коллег, а также, к примеру, врачей — разве среди них нет героев? Почему доски и памятники достаются одним лишь певцам и писателям?

Выступление Саначина и других его коллег мы, скорее всего, услышим на большой конференции. Кроме того, Аюпова объявила, что работа с памятью требует межведомственного сотрудничества.

Появятся ли в Казани в итоге аллегорические памятники современного искусства? Или будем продолжать поклоняться монументальным граниту и бронзе прошлого?