В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Главный редактор телеканала RT Маргарита Симоньян в эфире радиостанции «Говорит Москва» от 16.03.2021

: 10 часов 5 минут. Вторник, март, день шестнадцатый. Это радио «Говорит Москва»! В студии Алексей Гудошников. Здравствуйте всем! С нами на связи . Маргарита Симоновна, здравствуйте. М.СИМОНЬЯН: Здравствуйте, Алексей. А можно вам вопрос задать сразу? А.ГУДОШНИКОВ: Можно, давайте. М.СИМОНЬЯН: А что мы такое собираемся с вами обсуждать, что программа предназначена для лиц старше 16 лет? А.ГУДОШНИКОВ: Я не знаю. Нас так ограничил . Я думаю, что, может быть, я когда-то ругаюсь или что-то плохое в эфире говорю. На всякий случай нас ограничили. М.СИМОНЬЯН: Не ругайтесь, пожалуйста. А.ГУДОШНИКОВ: Я постараюсь, на самом деле. Сегодня семь лет с момента референдума в . 16 марта 2014 года он состоялся. Я статистику сегодня посмотрел: 96,57% крымчан выступили за то, чтобы присоединиться к России. Недавно вы были в Донбассе, и там было очень мощное, эмоциональное выступление с вашей стороны по поводу Донбасса. Вы обращались к России, которая должна бы забрать Донбасс домой. В этом смысле судьба Донбасса и Крыма — это две разные судьбы. М.СИМОНЬЯН: Пока. А.ГУДОШНИКОВ: Я и хотел спросить: какая-то реакция в этом смысле на ваши слова была? И я имею в виду реакцию, конечно же, не в интернете, а в немного других кругах. М.СИМОНЬЯН: Вы же понимаете, Алексей, что я не могу вам рассказать больше, чем и так вы можете посмотреть по открытым источникам. По открытым источникам понятно, я сама об этом говорила, это мое частное мнение, я так считаю как журналист, как гражданка России, как человек, не являющийся госслужащим, не обличенный никакими полномочиями, которые позволяли мне делать заявления от имени государства, но, тем не менее, имеющий право делать заявления от своего личного имени. Поэтому я сказала то, что сказала — Россия-матушка, забери Донбасс домой. Я уверена, что это единственная дорога, которая может быть приемлемой и для нас, для россиян, и для Донбасса, для народа ЛНР и ДНР, значительная часть которого считается россиянами уже. Это раз. А второе, значительная часть которого россиянами уже являются, потому что там активно идет паспортизация. И сотни тысяч людей уже сейчас являются нашими с вами согражданами, что, на мой взгляд, совершенно естественный и единственно возможный процесс. Абсолютно логичным, естественным и единственно возможным, как мне кажется, завершением логическим этого процесса. Будет ли это завершение логическим, будет ли оно естественным, и если будет — то когда, я вам сказать не могу, это сильно за пределами моей ответственности и моих полномочий. Но я этого очень жду. А.ГУДОШНИКОВ: Я спрашиваю вас естественно в этом смысле как частное лицо, потому что ваше высказывание было в этом ключе. Мне хотелось узнать, развитие эта история получила или нет. Но я ответ, на самом деле, услышал. Я хотел бы пройти по таким темам, которые сегодня, наверное, самые актуальные, и узнать у вас мнение. Я смотрю сегодняшнюю статистику: 41%-45% россиян сообщили, что прививаются от коронавируса из-за страха за здоровье; 39%-42% (это примерная статистика) — чтобы путешествовать без ограничений. Я видел, что вы выступили по поводу вакцинации накануне и предложили вид вакцинации — туристическая, что ли. Я не совсем понял, в чем заключается суть. Вы не могли бы мне объяснить. М.СИМОНЬЯН: Если позволите, я завершу тему Крымской весны поздравлением. Я, конечно, поздравляю всех крымчан, поздравляю всех нас, жителей других регионов России. И мне очень приятно, что мы можем уже говорить — всех крымчан и россиян, потому что крымчане и есть россияне, а можно просто говорить — крымчан и жителей других регионов России. Я от всей души поздравляю и даже передать не могу, каким счастьем наполняет меня, и я знаю многих людей, которые испытывают те же эмоции, и особенно люди в Крыму, факт того, что это совершилось, что восторжествовала историческая справедливость, что в этом конкретном случае логическое завершение мы все наблюдали. Оно было молниеносным, оно было бескровным, оно было торжественным, радостным, счастливым. И это один из высочайших моментов в истории нашей страны, по крайней мере, на нашей с вами биографии. С чем я всех нас и поздравляю! Что касается вакцинации. Вакцинный туризм, о котором я говорила недавно в эфире, это, я думаю, имеете в виду. А.ГУДОШНИКОВ: Да. М.СИМОНЬЯН: Я предложила мы все помним еще из советского времени, вы-то вряд ли, а я из детства помню, были популярными предложения. Почему бы нам не сделать так, как мы сделали во время чемпионата мира по футболу, когда мы разрешили въезд в страну людям, которые приезжали на чемпионат по так называемым паспортам болельщиков, по сути, по купленным билетам. Если человек купил билет и хочет сходить на футбол, посмотреть на красавицу , на другие наши регионы, оставить здесь свои денежки, пожить здесь в гостиницах, съездить здесь на такси, потратить денежки на билет, хорошо бы чтобы это был билет или других российских компаний, походить по ресторанам и так далее, в общем инвестировать в нашу туристическую отрасль, то зачем мучить человека необходимостью получать визы. А нашу российскую визу получить не так просто. Можно же это дело упростить, и выиграют от этого только все. Сейчас у нас есть другой повод, не менее ошеломительный, более ошеломительный повод, чем чемпионат мира по футболу. Мы создали первыми в мире лучшую в мире вакцину. Вы только вдумайтесь в это. Такого научного прорыва, такого события мирового масштаба с точки зрения науки, технологии, медицины я не вспомню за последние много-много лет. Я считаю, по влиянию на человечество это близким Я вчера об этом сказала, который занимается как раз продвижением нашей вакцины за рубежом, что я считаю это близким к полёту Гагарина — то, что мы совершили. Мир это понимает тоже уже сейчас. Мир перешёл от насмешек, недоверия, лукавого похихикивания к полному, очевидному признанию, признанию научным сообществом. Мы помним эту замечательную публикацию в журнале The Lancet. Мы видим, как собкоры самых русофобских, самых злобных, самых ощетинившихся медиа в очередь стоят, чтобы прививаться нашей вакциной. Скрывать они это естественно не могут, они вынуждены писать заметки о том, что «ну да, что поделать, сходил, привился». Второе, мы видим, что происходит в мире с другими вакцинами. Сколько стран уже приостановили вакцинацию AstraZeneca? А.ГУДОШНИКОВ: Многие европейские. М.СИМОНЬЯН: Много европейских стран. Видимо, не сегодня завтра это будет вся Европа. Кто-то приостановил на две недели, кто-то меньше, кто-то дольше. Ждут решения. Мне кажется, если решение не будет политизированным, а будет медицинским и научным, оно не может быть иным, кроме как вакцинацию конкретно этой вакциной запретить. Потому что мы видим, что у людей образуются чудовищные тромбы, не спровоцированные ничем, кроме этой вакцины. И люди от этих тромбов погибают, в том числе молодые люди. 38-летняя женщина погибла от этих тромбов. Понятно, что это связано с вакциной. Здесь уже не спишешь на то что «люди умирают; умерло несколько человек в домах престарелых, но они бы умерли все равно». Как нам объясняют защитники иностранных вакцин «ведь они пожилые люди, они наверно не очень здоровые люди». Откуда вы знаете, умерли бы они через две недели и так, без всякой этой вакцины? Здесь речь идет о людях, которые через две недели не умерли бы и через двадцать лет не умерли бы, если бы не эта злосчастная вакцина. И уже речь идет о том, что риски вакцинации конкретно AstraZeneca выше, нежели просто заболеть ковидом. Потому что ковидом ты заболеешь, и скорее всего, не умрешь. Понятно, что люди умирают, именно поэтому мы все обеспокоены вакцинацией, но все-таки умирает не 90% людей, не 50% и даже не 20%, а единицы в процентах. А.ГУДОШНИКОВ: При этом есть , кроме AstraZeneca. Сейчас по новостям проходит информация о том, что в некоторых странах Pfizer пытается принуждать правительство через какие-то политические каналы, дипломатические — не закупать и никак не сотрудничать с Россией и не брать себе «Спутник V». То есть если выпадает AstraZeneca, значит ли это, что мы будем иметь более широкие возможности для помощи всем слоям населения во всех странах мира или это значит, что американцы просто займут это место своей пфайзеровской историей? М.СИМОНЬЯН: Это мы посмотрим, это мы посмотрим уже — кто кого. Это же геополитическая борьба, к сожалению, распространяющаяся сейчас на все, от детей до спасения жизней, до медицины. К сожалению, геополитическая борьба не ограничивается давным-давно кабинетами дипломатов и даже кабинетами главных редакторов медиа. Она распространяется на все, даже самые вроде бы чувствительные сферы жизни, где вроде бы только гуманные соображения должны были бы играть хоть какую-то роль. Ан нет. Играют роль совершенно другие соображения, ровно те же, которые двигают санкционными процессами и вообще этим противостоянием. Возвращаюсь к теме вакцинного туризма. Почему бы нам на основании покупки человеком нашей вакцины Вот сидит кто-нибудь в Америке и не хочет прививаться Pfizer, а хочет прививаться вакциной «Спутник V»; или же в стране, которому Pfizer не досталось и AstraZeneca не досталось; если достанется, то непонятно, когда. А человек хочет привиться уже сейчас, он хочет замечательно провести весну, замечательно провести лето. Человек устал быть запертым в четырех стенах и вообще в своей стране. Почему бы не создать такую систему, где человек мог онлайн оплатить свою вакцинацию в России «Спутником V» либо другими нашими замечательными вакцинами. И на основании этого некоего сертификата, как был паспорт болельщика, а это будет паспорт здорового человека, паспорт провакцинировавшегося человека, на основании этого пусть приезжают. Я не думаю, что риск того, что к нам приедут какие-то не очень хорошие суровые люди превышает пользу от того, какой мы получим, во-первых, международный пиар; во-вторых, денег сколько мы получим за счет этого туризма. Людям же здесь понравится, здесь же не может не понравиться. Москва — лучший город Земли, это же очевидно. Людям понравится, и они будут приезжать еще. Мы их, может, еще и в отвезем, и в Крым отвезем, еще куда-то. Мне кажется, что страхи «ну, вот без виз, мало ли кто может приехать». И так «мало ли кто может приехать». У нас безвизовый режим с огромным количеством стран, из которых такое «мало ли кто приезжает» — мало не покажется. Ничего, как-то живем. А там виз нет, не было и в ближайшем будущем не планируется. Мне кажется, было бы очень круто. А.ГУДОШНИКОВ: Мне кажется тоже это интересно, именно с точки зрения международного имиджа. И я подумал, вот вы упомянули Крым, и тем более сегодня такие события, может быть если устраивать вакцинацию, которую вы предлагаете М.СИМОНЬЯН: То в Крыму. А.ГУДОШНИКОВ: То в Крыму. Ты хочешь привиться, ты хочешь помочь себе — приезжай в Крым, прививайся. И домой. М.СИМОНЬЯН: Эта идея изящная, но А.ГУДОШНИКОВ: Грубовата? М.СИМОНЬЯН: Мы здесь становимся немножечко на одну ступень с тем самым, о чем я только что говорила. Мы примешиваем к гуманизму, к медицине геополитику, а этого делать не надо. Мы же не такие, мы же лучше. А.ГУДОШНИКОВ: Я, во всяком случае, сильно надеюсь на это. Когда я смотрю, как наш чемпионат мира проходил, я сам здесь по улицам ходил, когда наша сборная обыграла, и я очень сильно радовался, флагом размахивал. И потом я видел, что происходило во внешнеполитических кругах в разных странах по отношению к нам. И я видел это торжество, эту победу, победа в первую очередь — этот разрыв был преодолен, то есть была разломана стена непонимания между некоторыми западными людьми, которые просто нас не слышат, и нами. Мы поняли и они поняли, что мы все нормальные ребята и можем общаться. И эту стену начали активно отстраивать назад. То есть, не произойдет следующее: да, мы это сделаем; да, мы провакцинируем; да, мы поможем, но грамотные люди, сидящие в других станах, придумают какой-нибудь новый ход. Пришлют людей, которые будут изображать, что они страшно страдают от нашей вакцины. Допустим, это какие-то агенты будут. Я просто сейчас фантазирую на ходу. Не очернят ли это тоже они? М.СИМОНЬЯН: Они грамотные, а мы еще более грамотные. Придумают они новую стену, а мы придумаем новый способ, как ее взорвать. Эта музыка будет вечной. Они будут все время что-то придумывать, а мы будем передумывать за них, думать наперед. Это же нас подстегивает, держит в тонусе, конкуренцию у нас внутри подстегивает. Это замечательно, на самом деле, ничего плохого в этом нет. А.ГУДОШНИКОВ: Это нормально, то есть такой процесс постоянный. М.СИМОНЬЯН: Любое общество, которое не испытывает давления и не бывает вынуждено придумывать что-то новенькое, оно костенеет. А знаете, как на латыни non progredi est regredi: не идти вперед — значит идти назад. То есть топтаться на месте нельзя, нужно все время двигаться вперед и придумывать новые «взрывные устройства» под эти искусственно взгроможденные стены. А.ГУДОШНИКОВ: Один из наших слушателей Миша Николаев пишет: «Классная инициатива, потому что все ночные заведения в Европе закрыты. Кафе с ресторанами — там вообще беда. Люди устали, а к нам приедут потусоваться даже». Вопрос: выпустят ли их свои страны? М.СИМОНЬЯН: Вопрос. Но общество в странах на то и общество, чтобы оказывать давление на свои власти. Вы представляете, какой будет повод оказать давление на власти разных стран со стороны населения этих стран, если Россия скажет: welcome, пожалуйста. Заплатите всего, я не знаю, 50 долларов, 100 долларов, сколько может стоить эта вакцина, я не специалист. Не важно. Все равно это не будут безумные деньги, миллионы, как сейчас стоят препараты для лечения детей со спинально-мышечной атрофией. И мы много об этом говорим, и вы на своей радиостанции, и мы. Это будут, я уверена в этом, какие-то вменяемые деньги. И вот Россия-матушка говорит всему миру — приезжайте, и визы не нужны; талончик получите онлайн на сайте госуслуги, например; пожалуйста, и рестораны для вас открыты. Только что я читала в новостях: с 1 апреля уже летние веранды открываются в Москве. Замечательно, чудесно, черемуха расцветет, сирень, яблочки декоративные. Это ли не счастье? Пусть приедут и увидят, как живут нормальные люди в нормальных странах. И перестанут верить тому барахлу, которое сыплется на них со всех сторон, медийному барахлу, о том, что Россия отсталая, Россия ненормальная. Как они говорили: экономика разорвана в клочья и все остальное разорвано в клочья. Мы сами в какой-то момент в это поверили. Но теперь же мы в это не верим. Мы же объективно видим, что мы по многим показателям лучше всех. Посмотрите, как справляется с пандемией этот так называемый просвещенный западный мир, и как справляемся мы. Я горжусь тем, что мы справляемся вот так на их фоне. Что мы, оказывается, покруче. И система наша медицинская, да, у нее много проблем: от плохо отремонтированных поликлиник до не всегда высококвалифицированных врачей, очередей. Но все познается в сравнении. Попробуйте сравнить это с массовой медициной в развитых странах, в первую очередь, в Америке. В Америке действительно замечательная, чудесная медицина, наверное, лучшая медицина для богатых и никакой для всех остальных, она просто недоступна, ее просто нет. Британская система здравоохранения: очереди к окулисту, по три-четыре месяца ждешь — и это норма. Как все замечательные бывшие наши сограждане и нынешние сограждане, которые уже не очень сограждане, которые в свое время ломанулись в этот Лондон, как будто там медом было намазано, ой с какой скоростью они оттуда драпали, когда там это все началось, назад в Россию-матушку. Потому что там ты (они сами об этом рассказывали и писали) предоставлен сам себе и никакой помощи медицинской не получишь. Больницы переполнены, отправляешься туда только умирать, по большому счету. А.ГУДОШНИКОВ: Мы как раз говорили об этом со слушателями. Простой пример приводил один из наших слушателей, который занимается стоматологией. Он говорит (хотя у нас тоже высокие цены достаточно на эти вещи): то, что у нас стоит 13 тысяч долларов, у них стоит 130. И люди из Сили еще откуда-то летают к нам лечить зубы. М.СИМОНЬЯН: Лечить зубы наши бывшие русские летают массово домой, потому что лечить зубы в Америке невозможно. Это сколько надо зарабатывать? А.ГУДОШНИКОВ: Наш слушатель подписывается КвазиМорда (такой он выбрал себе ник), он говорит: «Это же опасно, такой туризм. Есть новые штаммы, более контагиозные. Привезут еще чего-нибудь нам. Зачем они нам нужны эти все иностранцы?» М.СИМОНЬЯН: Во-первых, к тому времени как это все можно будет провернуть, с божьей помощью мы уже будем вакцинированы. Значительная часть нашего населения будет уже вакцинирована. Пока что все наши ответственные товарищи уверяют, что наша вакцина защищает от всех известных штаммов. А.ГУДОШНИКОВ: Это правда, так и говорят. М.СИМОНЬЯН: Я не видела ни одного сообщения и ни одного тревожного звоночка, что появился южноафриканский, который сегодня появился у нас, и наша вакцина против него бессильна. Если бы это было так, конечно нужно закрываться и вообще никого не пускать. Но пока это не так, и нужно пользоваться этой возможностью. Насколько я понимаю, я не специалист, но я это слышала от специалистов, что вакцинированные люди от встречи с ковидом только выигрывают, потому что от встречи с ковидом растет уровень антител. Как я на своем неученом уровне понимаю, это такая зарядка для организма. Вот ты привился, потом где-то сталкиваешься с ковидом, и антитела, которые вроде бы у тебя уже начали падать, опять растут из-за того, что ты с ним столкнулся. Тогда нам только на руку эти приезжающие туристы. К тому времени большая часть нашего населения будет вакцинирована. Ну и замечательно. Пока нет штаммов, перед которыми бессильна наша вакцина, я считаю, что риски подобного шага гораздо ниже, чем те выгоды, которые мы как страна можем от этого получить. А.ГУДОШНИКОВ: Димитриус пишет: «Нужно ли вакцинировать граждан ненавистного Запада? Мы же их ненавидим, а с другой стороны, хотим сделать им хорошо». Я просто не понял, почему Димитриус ненавидит. М.СИМОНЬЯН: Димитриус ненавидит граждан Запада? Я не ненавижу никаких граждан. У меня есть несколько вопросов к нескольким лидерам нескольких западных стран. А народонаселение этих стран — замечательные люди. Я училась в Америке, скучаю по ней. Чудесные люди. У меня там остались и друзья, и семья, где я жила. Я их мама и папа называла всю жизнь. Мамая моя американская, к сожалению, ушла этой осенью. Папа жив. Как же можно ненавидеть? Это он так пошутить хотел, наверное? А.ГУДОШНИКОВ: Может быть, делится болью. Говорит «ненавижу, а мы им будем помогать». То есть как вариант. М.СИМОНЬЯН: Не надо, Димитриус, никого ненавидеть. А.ГУДОШНИКОВ: Надо всех любить. М.СИМОНЬЯН: Ненависть — слишком сильные эмоции, для нее нужны очень-очень сильные основания. Не дай бог, чтобы у вас в жизни появились основания кого бы то ни было ненавидеть. А.ГУДОШНИКОВ: Я бы хотел задать такой вопрос, совершенно технический: у вас еще есть время, потому что у меня остались некоторые вопросы, и можем мы продолжить после «Новостей» или это будет слишком? М.СИМОНЬЯН: Если еще минут пять-десять. А.ГУДОШНИКОВ: Давайте после «Новостей» вернемся. НОВОСТИ А.ГУДОШНИКОВ: 10:35 в Москве. Это радиостанция «Говорит Москва», 94,8. В студии Алексей Гудошников. Всем еще раз доброе утро! У нас на связи Маргарита Симоньян. Маргарита Симоновна, еще раз доброе утро. М.СИМОНЬЯН: Доброе утро. А.ГУДОШНИКОВ: Я вас попросил немножко нам еще уделить времени. Я понимаю, что у вас график. Но, тем не менее, вы согласились. Поэтому очень быстро спрошу. Twitter у нас недавно замедляли. Все об этом говорили, писали об этом средства массовой информации. Но от вас я несколько раз слышал (если совру, вы меня исправьте), что вообще надо быть пожестче с соцсетями и может быть даже некоторые закрывать. Я прав или неправ? М.СИМОНЬЯН: Почему некоторые? Все иностранные соцсети надо закрывать. Карфаген должен быть разрушен. Иностранные соцсети, являющиеся инструментом войны против России, являющиеся оружием, должны быть закрыты. Никто не пускает в свою страну вражеские танки. Это идиотизм. А мы пустили. Теперь их надо отсюда выгнать. А сначала построить наши, еще более крутые и мощные танки. Мы страна, которая первой в мире создала лучшую в мире вакцину, я убеждена, можем справиться с этой гораздо менее амбициозной и менее сложной задачей — построить свои соцсети. Это вообще не бином Ньютона — свои сети, свои платформы, свои операционные системы и свои гаджеты. А.ГУДОШНИКОВ: Сегодня Роскомнадзор потребовал оle снять в максимально короткие сроки все ограничения YouTube с документального фильмаев. 500 дней в огне». Часто документальные фильмы RT попадают под блокировку, и вам приходится эту блокировку снимать. У меня вопрос какого уровня: может быть, достаточно тех действий, которые сегодня предпринимает Роскомнадзор в виде замедления тех или иных соцсетей, в виде требований, которые через несколько дней выполняются, или этого все-таки недостаточно, на ваш взгляд? М.СИМОНЬЯН: Это из разряда «выразили озабоченность». Ну потребовал, дальше что? Остановил Google, перестал блокировать, перестал осуществлять цензуру на территории Российской Федерации, перестал осуществлять дискриминацию по отношению к пользователям на территории Российской Федерации? Нет. И не перестанет. А раз не перестанет, то надо закрывать. Бесполезно с ними бороться. Вы видели хоть один пример того, что они бы испугались, и потом говорят «ой, боюсь, боюсь», и передумали, и перестали бы пессимизировать, оптимизировать, перестали бы вмешиваться во внутреннюю политику Российской Федерации? Это все, чем они занимаются все последние годы. Это их главная задача. А мы стоим, глазками синими хлопаем и думаем: ой, это же все про погоду. Мне кажется, уже не должно оставаться, по крайней мере во власти, людей настолько наивных, чтобы так считать. А.ГУДОШНИКОВ: Я недавно был на программе на НТВ на. Это главный редактор нашей радиостанции. М.СИМОНЬЯН: Я в курсе. А.ГУДОШНИКОВ: Я это слушателям, если кто-то не знает. М.СИМОНЬЯН: И они в курсе. А.ГУДОШНИКОВ: Ну, вдруг. Один из гостей сказал, что если Россия закроет Twitter, то это будет чуть ли не восстание народа. Как вы оцениваете такое заявление? М.СИМОНЬЯН: Не будет никакого восстания. По-моему, в прошлой передаче у Ромы Бабаяна он публиковал результаты своего опроса, который он провел по поводу отношения к западным соцсетям. И количество людей, которые совершенно справедливо, очень разумно и правильно считают, что это вражеское оружие, грубо говоря, по его опросу было за 80%. Не помню точную цифру, но помню, что это было за 80%. Люди у нас умные, люди уже во всем разобрались. Уже прошли те времена, когда нам запудрили голову сказками про свободу и демократию. Люди прекрасно понимают, что происходит. Вы думаете, очень понравилось россиянам, когда во время недавних протестов по поводу Навального TikTok за два дня взбаламутил чуть не всех подростков страны на ровном месте. 17-летние девочки, которые вчера разглядывали кошечек и хвастались своими новыми маникюрами, вдруг собрались на протесты. А.ГУДОШНИКОВ: Это ужасно. М.СИМОНЬЯН: Мы это должны разрешать, что ли? Ладно протесты, а суицид, а порнография детская, а наркотики, там же полно этого всего, совершенно бесконтрольно. Тот же Twitter проигнорировал требования удалять аккаунты, в которых Роскомнадзор обнаружил запрещенный контент. И что мы должны утираться и просто стоять молча под этими плевками? Они плюют первый раз, второй, третий, пятидесятый, тысяча сто пятый. Ручки не устали утираться? Ну, сколько можно? Мне на это смотреть неприятно, как в нас плюют, а мы утираемся годами. А.ГУДОШНИКОВ: Единственное что, они может быть думают, что не получится заблокировать, как когда-то не получилось с Telegram. М.СИМОНЬЯН: Этого я не знаю. Надеюсь, что получится. Опять-таки я не верю, что страна, которая создала на данный момент мощнейшее в мире оружие, высокоточное, технологичнейшее, вакцину, которую я весь эфир упоминаю, не может справиться с такой задачей — как заблокировать на своей территории «вражеские танки». А.ГУДОШНИКОВ: Если такая задача будет поставлена, ее можно выполнить, на самом деле. Есть люди, которые это могут сделать. Один короткий вопрос: вы «Евровидением» интересуетесь вообще? М.СИМОНЬЯН: Нет. А.ГУДОШНИКОВ: Тогда спрашивать не буду, потому что мы здесь довольно активно выступление нашей исполнительницы обсуждали, которая поедет. Мне просто интересно было узнать ваше личное мнение, но наверно это не ваша тема. М.СИМОНЬЯН: Я видела и клип, и песню. Небольшой я специалист ни в клипах, ни в песнях. Мой опыт или давайте будем считать, что это моя паранойя. Так вот, моя паранойя в различных политических и геополитических войнах и войнушках оставляет у меня не очень хорошее впечатление, что эта песня из этого ряда. Я имею в виду ряда более политического, нежели вокально-инструментального. А.ГУДОШНИКОВ: То есть это больше про политику. М.СИМОНЬЯН: Будем надеяться, что это моя паранойя и будем надеяться, что условнная иоль на каких-нибудь очередных неразрешенных массовых акциях летом со сцены не будет петь эту песню. Какими заканчивается эта песня словами, «голосуй за меня», что-то такое? А.ГУДОШНИКОВ: Да, «русский женщин, голосуй за меня», что-то такое было. М.СИМОНЬЯН: Будем считать, что это моя паранойя. Я надеюсь, так оно и есть. Очень буду рада ошибиться. А.ГУДОШНИКОВ: Спасибо большое вам за время, уделенное нам. М.СИМОНЬЯН: Спасибо вам. А.ГУДОШНИКОВ: Спасибо за откровенные ответы на вопросы. С нами была Маргарита Симоньян. Я думаю, в каком-то дополнительном представлении Маргарита Симоновна не нуждается. Спасибо ей огромное.