В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Гений разведки: как сложилась нелегкая судьба Артура Артузова, основателя советской контрразведки

Гений разведки: как сложилась нелегкая судьба Артура Артузова, основателя советской контрразведки
Фото: ТК «Звезда»ТК «Звезда»
Пожелтевшие страницы этого уголовного дела словно летопись золотого фонда советских спецслужб. Рукопись можно назвать настоящим учебником спецопераций. Основателя советской контрразведки расстреляли в 1937-м. Но некоторые фрагменты этого тома еще никогда не предавались огласке.
В наших руках - уникальная вещь, уголовное дело, возбужденное в отношении Артура Артузова. Дело велось три месяца. Здесь же записка, написанная кровью.
«Гражданину следователю Привожу доказательства, что я не шпион. Если бы я был шпион, то: 1. Я не послал бы в швейцарское консульство Маковского, получившего мои документы. Я сохранил бы документы для себя. 2. Я позаботился бы получить у немцев какой-либо транзитный документ для отъезда за границу. Арест Тылиса был бы к тому сигналом. Докуме...» - говорится в записке.
Записку не дал дописать надзиратель. А есть еще одна уникальная вещь - грамота о награждении начальника контрразведки почетным маузером за успехи в операции «Трест». Шесть лет лучшие аангеля, Польши и МИ-6 верили в работу подпольной монархической организации, созданной группой Артузова, спонсировали ее. И, сами того не подозревая, сверяли все свои действия с Лубянкой. Так удалось предотвратить вторую интервенцию. На языке спецслужб это называется - направить врага на «негодный объект».
«В одном из своих отчетов Артузов писал, что на сегодняшний момент 95 процентов материалов, поступающих в штабы иностранных разведок в отношении страны, формировалось на Лубянке и в руководстве Красной армии. разведки Поонии и частично Финляндии находились полностью под наш», - отметил Олег Матвеев, историк спецслужб.
Его настоящая фамилия - Фраучи. В 1922 году он становится человеком из первой когорты Дзержинского и возглавляет первый отдел контрразведки ОГПУ, превращая агентурную работу в оперативное искусство. Подчиненных Артузов учит вести допросы как интеллектуальный поединок. Цель - не уничтожить оппонента, а привлечь на свою сторону. Так, главный резидент польской разведки в России, Игнатий Добржинский, не просто был перевербован, но под фамилией Сосновский перешел на службу в НКВД и дослужился до высокого ранга.
Его комбинаторное мышление по достоинству оценили даже в британской МИ-6. Возможно, только наши контрразведчики ую историю Джеймса Бонда. Флаг центрального архива ФСБ - единственное, что осталось отнского разведчика Сиднея Рейли. Он был ликвидирован на территории нашей страны в 20-х годах, как раз в ходе операции «Трест». Ну а прообразом того самого Джеймса Бонда он стал спустя десятилетия. Следы английского шпиона не могли найти до 60-х годов.
«Он даже на допросах говорил, что английской разведке 200 лет, а вашей там сколько, восемь? И вы меня переиграли. А это, в общем, стоит дорого, наверное», - прокомментировал Евгений Матонин, писатель-историк.
Полумифические организации, контролируемые чекистами Артузова, стали фонариками, на которые слетались не только шпионы, но и горячие головы белой эмиграции. В ходе еще одной легендарной операции, «Синдикат-2», был пойман непримиримый врассии террорист Борис Савинков.
«Савинков был для большевиков достаточно опасным. У него была сильная боевая организация. В Польше были боевые отряды, переходили границу и занимались боевыми вылазками на территории Советской России. Реально претендовал на то, чтобы после свержения большевиков стать главой России», - заметил Евгений Матонин писатель-историк.
С приходом Гитлера к власти Артузов с 31-го года уже руководит внешней разведкой страны. Сеть резидентуры по всему миру, которая была создана при нем, работала десятки лет. Например, данные завербованной при нем Кембриджской пятерки помогли СССР начать атомную программу в 40-х годах.
«Он впервые стал практиковать в деятельности отечественной разведки вербовку на перспективу. Именно так были привлечены к работе члены Кембриджской пятерки», - сказал Евгений Долгушин, сотрудник пресс-бюро СВР России.
В 1935-м Артузов переходит в разведуправление Красной армии. Где работает с легендарными разведчиками, в том числе и Рихардом Зорге. А его метод «отвода противника на негодный объект» становится хрестоматийным.
«Операция "Березино", где перед абвером была легендированная немецкая воинская часть, находящаяся в окружении в белорусских лесах. И немцы до мая 1945 года поддерживали с ней связь и помогали различными материальными средствами», - рассказал Олег Матвеев, историк спецслужб.
Артузова, как и целую плеяду специалистов, казнили в годы репрессий. В память гения опеций на родине, в Тверской области, установлен бюст. Но настоящую память он оставил после себя сам, операциями, которые стали фундаментальными для отечественных спецслужб.