В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

От Крымской весны до «красной зоны»: путь фотографа

Фотограф — участник и инициатор многих масштабных фотопроектов регионального и федерального уровня. Через объектив его камеры страна узнала новых — в прямом и полном смысле — героев. О самых ярких фотоисториях, о том, как научиться видеть кадры еще до нажатия затвора, и привычках перфекциониста Александр Куликов рассказал ИА REGNUM.
От Крымской весны до «красной зоны»: путь фотографа
Фото: ИА RegnumИА Regnum
ИА REGNUM: Когда у вас впервые появилась репортажная фотография?
Александр Куликов: В марте 2014 года, за две недели до референдума, в прибыл первый гуманитарный груз с продуктами питания, предметами первой необходимости, медикаментами, строительными материалами. Я сопровождал гуманитарную помощь из нашего региона и делал серию фоторепортажей про это событие. До этого у меня были разные формы сотрудничества со СМИ, но после этого события я почувствовал, что это моё! С этого момента всё понеслось.
ИА REGNUM: Сегодня ваши фотоистории публикуют ведущие федеральные издания.
Александр Куликов: Жанр фотоисторий приходит намного позже, когда находишься на определенном уровне мастерства. Конечно, всё зависит от той ситуации, где ты работаешь, где находишься. Вначале есть символ, к которому ты идешь, к которому ты стремишься, авторы, чьи работы очень нравятся своей подачей, ритмом, обработкой. И ты пытаешься повторить. А потом с опытом появляется свой собственный стиль, почерк, и самое главное — узнаваемость.
ИА REGNUM: С чего началась фотография в вашей жизни?
Александр Куликов: Всё началось с семьи. Мама увлекалась фотографией, и я видел результаты, которые мне очень нравились. Я тоже начал фотографировать, у меня появились единомышленники. Потом наступило время, когда я встретил человека, во многом изменившего мое отношение к фотографии. Он работал фотокорреспондентом и штатным фотографом Качинского высшего военного авиационного училища лётчиков им. А. Ф. Мясникова. Через призму этого фотохудожника я стал смотреть иначе на сам процесс. У нас в семье была пара книг, одна из них — многим известная «25 уроков фотографии» В.П. Микулина. А остальное пришло с практикой. Позже моей главной моделью стала дочь Алиса, которая родилась в 2004 году. У меня к тому времени была первая цифровая зеркальная камера, и я фотографировал буквально каждый день. Так хотелось запечатлеть любое изменение в жизни моей малышки. Затем, чего уж греха таить — свадьбы.
ИА REGNUM: Какие у вас «фишки», что больше всего нравится в фотографиях?
Александр Куликов: Мне нравится ритм и недосказанность. Динамика, загадочность. Авторов, за работами которых сейчас стараюсь следить, 20 лет назад я бы не заметил. Если снимок не цеплял в первые 2 секунды — прошел бы мимо. Сейчас просто немного по-другому смотришь на это.
ИА REGNUM: Как вы отбираете темы для съемок?
Александр Куликов: Всё лежит на поверхности. Просто думай, иди и снимай. Самое сложное — встать с дивана!
ИА REGNUM: Как вы считаете, есть ли в вашей работе, помимо культурного, еще и социальное измерение?
Александр Куликов: Безусловно. Я всегда задаю себе вопрос: «Что я сделаю с этой историей дальше?» Зачастую некоторые темы отсеиваются после него. Одно дело сделать пост в Facebook или Instagram, получив массу лайков. Мне это не так интересно.
С помощью фотографий можно передать массу чувств и вызвать самые разные эмоции. Фотографии способны рассказывать истории наравне с текстами. Например, фотопроект «Вам. О самом главном», посвященный старейшим жителям , вызвал большой интерес в нашем регионе. Его героями стали участники от 81 до 108 лет. Люди с большим жизненным опытом рассказали о самом главном в жизни, поделились своим опытом, который для кого-то стал настоящим откровением. Портреты героев передавали весь багаж знаний, опыта, переживаний, ценностей и смыслов Когда я познакомился с директором конно-спортивного клуба, у меня родилась идея сделать фотопроект — историю о том, как дети занимаются в клубе, как ухаживают за животными. Очень важно приучать детей не только брать, но и отдавать. Проект «Практика света», который был организован совместно с моим другом и коллегой , имел хорошие отзывы в прессе и среди обывателей. Мы показали город, который просыпается под лучами утреннего солнца и полон моментов покоя, гармонии и замечательного настроения. Продолжением стал проект « сверху», который перенес зрителей на самые высокие крыши города и дал полюбоваться видами через призму объективов двух камер. Мы снимали город со всех ракурсов. Мы искали новые планы, новые ракурсы закатов, восходов, интересные световые решения.
ИА REGNUM: С Мамаевым курганом у вас связано много фотопроектов?
Александр Куликов: Памятник-ансамбль «Родина-мать зовёт!» — особое место. К нему всегда приковано внимание. У меня был период, когда я долго присматривался к одной точке на мосту через Волгу, с которой солнце садится ровно за монументом Родины-матери. Благоприятный период для съемок начинался с 20 июня, в это место я ходил в течение двух недель и каждый день делал серии фотографий. Особой удачей было поймать в снимок летящий самолет. Примечательно, что у меня была доля секунды, чтобы успеть снять серию кадров и затем выбрать наиболее интересный снимок. Не бывает двух одинаковых закатов, каждый уникален. В определенный момент, когда тучи ушли, я сделал тот самый кадр, который хотел. Тема меня отпустила, страница была перевернута Но всё равно каждый год после 20 июня мы встречаемся на этой точке. Как говориться, а вдруг?
ИА REGNUM: Какие из своих проектов вы считаете самыми значимыми?
Александр Куликов: Реставрацию монумента «Родина-мать зовет!» и работу в Соловецком монастыре. Это были особенные съемки во всём. Соловецкий монастырь — сильное, уникальное место. Первое, что я понял, когда оказался там — хочу снять здесь всё! Другой свет, тени, люди, ощущения и просто фантастическое разнообразие сюжетов. Я много путешествовал по миру, но таких мест не видел больше нигде. Я шел и видел одну, вторую, третью историю. По итогам две мои фотографии вошли в альбом «Россия, полет сквозь века», составителем которого является — известный фотограф и кинодокументалист. Амбициозный по своему географическому и тематическому охвату проект представил страну во всём ее величии и разнообразии. Большая честь для фотографа попасть в этот проект.
ИА REGNUM: Вся страна следила за ходом реконструкции легендарной скульптуры «Родина-мать», а вы принимали в ней непосредственное участие как фотограф-документалист
Александр Куликов: Да, моя вторая масштабная съемка за последний год — реконструкция монумента Родины-матери. Я сразу для себя решил, что буду делать хронику, поскольку в моей жизни эта съемка больше не случится. Познакомился с генеральным подрядчиком и предложил сотрудничество, которое было взаимовыгодным. Для меня это была уникальная возможность запечатлеть реконструкцию с документальной точки зрения, для него — использовать материалы фотосъемки. Так и получилось: мой материал вышел в печатной версии журнала «Огонек», в ИА REGNUM был опубликован большой фоторепортаж по итогам полугодовой работы. 1,5 года, которые длилась реконструкция. Самый главный символ России, величественная скульптура, которую мне удалось рассмотреть в мельчайших подробностях, посмотреть Родине-матери в глаза. Помню, когда я в первый раз поднимался по лесам, то думал, что умру от страха и от восторга одновременно. Я не верил, что всё это происходит со мной!
ИА REGNUM: Как возникла идея фотоистории о работе «красной зоны» в инфекционном отделении?
Александр Куликов: Тема на поверхности, и выбирать ее было не сложно. Я видел много работ, но мне не попадались истории про врачей. Я решил заполнить эту нишу.
ИА REGNUM: Как вам удалось организовать фотосъемку в «красной зоне»?
Александр Куликов: — Существует определенный протокол согласования с прес-службой аппарата губернатора, с пресс-службой комитета облздрава и с самим главным врачом учреждения.
ИА REGNUM: У вас были опасения заразиться во время фотосъемки?
Александр Куликов: Однозначно сказать нельзя. Мне приходилось снимать в разных ситуациях. У меня чувство страха возникает, когда я визуально вижу опасность. Были, конечно, определенные опасения, однако, если всё делать по протоколу и следовать советам врачей, то риски сводятся к минимуму. разработана инструкция последовательности одевания защитного костюма, бахил, масок, перчаток, и соответственно их снятия. Кроме того, в больнице всё стерильно, бактерицидные рециркуляторы работают постоянно, дезинфицируются все поверхности На самом деле риск заразиться в общественном транспорте в сотни раз выше, чем в «красной зоне» инфекционного отделения больницы. Когда я впервые попал в реанимацию, то попытался осмотреться, привыкнуть к месту. Тогда мне повезло, поскольку до начала съемок у меня было порядка двух часов. И это меня немного успокоило и настроило. Понимал, что вернусь, ведь мне надо рассказать о тех людях, которые там работают.
ИА REGNUM: Как ваши героини отреагировали на предложение фотосъёмки?
Александр Куликов: Неоднозначно. Хоть и была договоренность с главным врачом волгоградской больницы 15 рассказать о самых выдающихся докторах. Работа с анестезиологом-реаниматологом Людмилой Преображенской и кардиологом была очень продуктивной. Однако самым сложным было убедить их принять участие в этих съёмках. Люди, которые полностью отдают себя профессии, не нуждаются в славе. Им не нужно никому ничего доказывать и показывать. Скажу, что убедить их у меня получилось не с первого раза. Я говорил, что пишу не конкретно о вас, а показываю работу системы через вас. Ведь с такой самоотдачей работает большая часть врачей.
ИА REGNUM: Как реагировали пациенты на фотографа в палатах?
Александр Куликов: В реанимации лишнее волнение пациентам противопоказано. Поэтому работал так, чтобы они меня старались не замечать. Кроме этого, я всегда стараюсь снимать пациентов так, чтобы их нельзя было идентифицировать. Это этическая сторона вопроса.
ИА REGNUM: Какие у вас остались впечатления от этой фотосъёмки. Что больше всего запомнилось?
Александр Куликов: Я не знаю, как ответить на этот вопрос. Это моя работа.