В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Глава «Ленкома» Марк Варшавер: «Пять месяцев мы все сидели дома, но зарплату получали полностью»

Размер убытков, которые нанес Государственному академическому Большому театру коронавирус, составил 1, 3 миллиарда рублей. Причем речь идет только о нераспроданных билетах, тогда как потери от сорванных гастролей еще не учитывались. больше по теме

Глава «Ленкома» Марк Варшавер: «Пять месяцев мы все сидели дома, но зарплату получали полностью»
Фото: Teleprogramma.proTeleprogramma.pro
Видео дня

О финансовом ущербе знаменитого театра из-за пандемийных ограничений журналистам рассказала пресс-секретарь коллектива . А как сегодня, при 25 % заполняемости зала, выживают другие театры? Помогает ли им правительство, или же храмы Мельпомены должны самостоятельно выходить на самоокупаемость? На эти и другие вопросы Teleprogramma.pro ответил директор театра «Ленком» и глава директорской ложи театров

Марк Варшавер. Фото: Безбородова Кристина/ «» - Марк Борисович, вот Большой театр подсчитывает урон от коронавируса. А как обстоят дела у «Ленкома»? - Говорить о потерях, когда нам замечательно помогает город и в лице мэра , и в лице московского Департамента культуры, не хотелось бы. Тем более, когда вокруг царит такая страшная болезнь. Потери могут быть только человеческие… Но пандемия пройдет, и мы снова войдем в свой обычный режим. Опять будет стопроцентная посещаемость, и мы все вернем. Так что ничего страшного. Мы подчиняемся городу, то есть, городскому Департаменту культуры. А вот Большой театр – это Федеральный театр. Повторю, нам же очень помогает Департамент и наш мэр. Поэтому чего плакать? Слава Богу, у нас есть возможность играть при 25-% заполняемости зала, а не посадить актеров по домам и ждать, когда что-то произойдет. - А как вам помогает Департамент культуры? - Материально. Дает нам возможность жить и существовать так же, как мы жили до пандемии. Все ранее существовавшие дотации у нас сохранились. И нам их вполне хватает, чтобы платить зарплаты не только творческим работникам, но и всему коллективу театра. 362 человека полностью получают заработную плату. Что еще мы можем просить, когда мы практически работаем в убыток? Я имею в виду 25% посещаемость зала. - Вы не можете выйти на самоокупаемость? - А никогда театр не может быть самоокупаемым. Вот вы вспомнили Большой театр и моего друга Урина ( – генеральный директор Большого театра – прим. ред). В этом коллективе трудится около 4 000 человек. О какой окупаемости может здесь идти речь? На этот театр работают заводы и фабрики, которые нужно содержать. Правда, приход туда – это всегда праздник для зрителей. Это же исторический памятник. Там необыкновенная и замечательная труппа. Там и возможности другие, и помощь другая. А под эгидой городского Департамента культуры находятся почти 80 драматических театров. Всем им нужно помочь выжить. И это, безусловно, делает Департамент культуры. - А как «Ленком» существовал на пике пандемии? - С 16 марта по 1 августа мы не работали, все сидели дома пять месяцев. Но заработную плату получали полностью. Дальше мы начали потихоньку работать – с 50 % и 25% заполняемостью. Это почти убыточное дело. К сожалению, сегодня мы не можем заработать деньги, потому что продается только 25% билетов. В другие театры даже можете не звонить. Там действует примерно такая же схема. А подсчитывать убытки, когда нам помогают, даже не очень красиво. Я выражаю большую благодарность за помощь. И это я вам говорю не только как директор театра «Ленком», но и как глава директорской ложи всех театров Москвы.

Teleprogramma.pro

желает столичным театрам скорого возвращения к прежнему режиму работы! Смотрите также: