«Отдадим ребенка в рабство». Тайные схемы усыновления

РИА Новости 2 ноября 2020
Фото: © Depositphotos / OceanProd
Усыновить новорожденного ребенка мечтают тысячи бездетных пар. Проходят проверки органов опеки, оканчивают школу приемных родителей и годами стоят в очереди, ожидая "отказника" из роддома. А в это время у матерей, попавших в сложную жизненную ситуацию, младенцев "перехватывают" подозрительные личности по объявлениям в закрытых группах в соцсетях. "Войдем в положение", "выполним все ваши условия", "подарим малышу семью и любовь", "оформим законно" — обещают люди, представляющиеся потенциальными усыновителями. Кто размещает такие предложения и что в дальнейшем происходит с детьми — в расследовании РИА Новости.
Без лишней огласки
В группе с говорящим названием "Отдам ребенка в хорошие руки" более 80 участников. Новое объявление здесь — примерно раз в неделю. "Семья из  усыновит мальчика славянской внешности от нуля до одного года или еще не родившегося малыша (двойню) на раннем сроке беременности (у нас имитация)". "Усыновим девочку или двойню! Бездетная семья, гарантируем любовь и заботу! Не задаем лишних вопросов. Официально, без лишней огласки!" Договариваться предлагают "в личке", но некоторые оставляют мобильные номера. Подобные сообщества есть и в нескольких соцсетях.
Предложения матерей попадаются реже. "Я — молодая девушка, которая скоро рожает, так как у меня нет возможности обеспечивать своего малыша, даю на усыновление… Пишите в директ, жду!" "Ищем семью, срок — в конце июня. Азиатской внешности. Наблюдается за границей, нуждается в материальной помощи".
РИА Новости / Объявления в группе
Чтобы разобраться в происходящем, вступаю в одну из групп. Общаться с потенциальными усыновителями планирую под видом тети, которая помогает забеременевшей племяннице. Остальное — по ситуации.
"Вы — единственная наша надежда"
Набираю номер женщины из , желающей усыновить девочку. "У вас есть?" — спрашивает она. Рассказываю про племянницу, которую бросил жених на седьмом месяце. Собеседница делится своей историей: живет в деревне, "замужем неофициально", есть дочь от первого брака, а с новым спутником "родить не получается". В опеку даже не обращалась: "Сейчас, наверное, для усыновления нужно быть замужем". Из разговора понятно: узнала, что "можно взять маленького у кого-нибудь, кому он не нужен", но как это осуществить, пока не понимает.
Вступаю в переписку еще с одной участницей группы, готовой взять на воспитание двойню. Малия сообщает, что они с мужем давно живут в , хорошо обеспечены.
— Взять на воспитание — что означает? На время?
— Лучше насовсем.
— Как собираетесь оформлять детей?
— Хотелось бы сразу вписать мужа в свидетельства о рождении.
Созваниваюсь с третьей "усыновительницей". Наталья рассказывает, что ей 28, в браке восемь лет. "Все есть, только счастья нет — детей". Она не ходит вокруг да около, а сразу предлагает:
"Племянница рожает в частной клинике, где до нее никому нет дела. В некоторых даже документы могут не спросить: какое имя назовет, то и запишут. А у меня есть доктор, он оформит все так, будто родила я. Заберу у вас ребенка, поеду к врачу, возьму справку — и в загс. От вас нужна только расписка, что мать отказывается от ребенка. Просто для нашего спокойствия и чтобы вы потом не передумали".
Искренне удивляюсь: "Даже не знаю, согласится ли племянница на это". Наталья начинает давить: "Если решите написать отказ в роддоме, племянницу будут лишать родительских прав, потащат в суд. Оно вам надо?" Не давая опомниться, переходит к уговорам: "Ребенок ни в чем не будет нуждаться. Есть частный дом, квартира".
Обещаю "подумать". Наталья каждый день звонит и забрасывает сообщениями: "Времени до родов не так много. Если вы согласны, мы будем для маленького принца готовить игрушки, мебель — все самое лучшее", "Я уже договорилась с врачом".
"А если кто-то "настучит", что у вас появился младенец? Сами понимаете, чем это грозит племяннице", — высказываю опасение при очередном разговоре. "Проблем не будет: у меня даже свекровь со свекром думают, что я в положении. Вы слышали о накладных животах? Я с этим хожу — муж заказал на каждый месяц беременности".
Интересуюсь, почему они с супругом не пошли официальным путем? "Мы обращались в опеку, но вместе со здоровым ребенком нам предложили больного", — жалуется она. По ее словам, вопрос нужно решать быстрее:
"Мы уже потратили время на одну маму, но она отказалась. Супруг всю ночь плакал. Вы — наша единственная надежда. Давайте уже встречаться".
Перестаю реагировать на звонки и сообщения. Через несколько дней они прекращаются.
Схема "подушка"
Руководитель проекта по поддержке воспитанников и выпускников детских домов "Наставнический центр" Александр Гезалов считает, что таким образом могут договариваться о так называемом открытом усыновлении. По его словам, Семейный кодекс позволяет матери отказаться от прав на ребенка в пользу конкретной семьи. Но есть несколько условий: речь может идти только об уже родившемся ребенке, а усыновление должно оформляться через органы опеки и суд.
"Если стороны договорились, биологические родители обязаны официально заявить об отказе от прав на ребенка в пользу конкретной семьи, поскольку госорганы должны знать, к кому он попадет. Прямая передача детей из рук в руки невозможна, если все делать по закону. Их изымают и помещают на время в дом малютки. Усыновители проходят школу приемных родителей, предоставляют справки о психическом здоровье, о жилищных условиях и доходах. Но решение принимает суд, и не факт, что оно будет положительным".
Гезалову известно, как некоторые умудряются обойти процедуру. Например, "биологическая мать сразу вносит в свидетельство о рождении данные "приемного" отца, а потом пишет отказ от младенца, после чего мужчина становится его законным представителем" (об этом говорила Малия).
Или схема "подушка".
"Бездетная женщина ищет беременную, которая не хочет воспитывать ребенка, договаривается, что заберет его. Пока одна вынашивает, другая ходит с накладным животом. "Биомама" рожает дома, передает малыша "женщине с подушкой", а сама идет в загс свидетелем — якобы присутствовала при домашних родах "подушечницы". По заявлению "домашней роженицы" выдают свидетельство о рождении, куда ее вписывают матерью".
Не имеем права требовать лишние документы
История, произошедшая в Дзержинске Нижегородской области, подтверждает, что так могут действовать некоторые "усыновители".
В сентябре 28-летняя Шехерезада Н. обратилась в полицию с просьбой помочь ей вернуть пятимесячного сына. По ее словам, 30 апреля она родила мальчика, с ней он пробыл месяц. А потом якобы ее подруга Саломатхон предложила нянчиться с ребенком по очереди, чтобы мать могла ходить на работу. В сентябре Саломатхон и ее муж Махмадсафо М. не пустили ее в квартиру, где находился малыш, перестали отвечать на звонки.
Полицейским М. заявил, что это его ребенок и показал свидетельство о рождении, в которое он вписан отцом, а его супруга — матерью. Но еще один подлинник документа на ребенка предъявила Шехерезада. Позже М. признался, что кровная мать — Н. Якобы она не хотела воспитывать сына и отдала его им с женой на воспитание. В июне мужчина обратился в загс, где заявил, что Саломатхон родила мальчика дома в его присутствии. Ему выдали свидетельство.
Ребенка изъяли и поместили в дом малютки, там он пробудет, пока суд не определит его законного представителя. Об этом случае писали местные СМИ. Поскольку рассказы Н. и "приемных" родителей противоречат друг другу, в региональном управлении Следственного комитета назначили проверку.
В Дзержинском загсе РИА Новости сообщили, что по закону зарегистрировать ребенка можно на основании заявления лица, присутствовавшего при родах. Проверять правдивость указанных там сведений, требовать каких-либо дополнительных доказательств или обращаться в правоохранительные органы с просьбой о проверке сотрудники не уполномочены. "Понимаем, что это законодательный пробел. Если что-то изменится, воспользуемся такой возможностью. Но сейчас мы действуем в рамках закона", — пояснила начальник отдела Вера Чурилова. По ее словам, с заявлениями о домашних родах к ним обращаются "раза два-три в год".
"Несуществующие" дети
Вернемся к сообществам в соцсетях. Движение против рабства "Альтернатива" отслеживает их с 2016 года. Руководитель проекта Олег Мельников рассказал, что в такие группы нередко заходят люди, не понимающие, как можно усыновить ребенка, а также женщины, готовые отдать детей без всякого вознаграждения — только бы попали "в хорошие руки". Зачастую в диалог с ними вступают агентства, где знают, как обойти бюрократическую систему усыновления. "Схема "легализации" младенцев у них криминальная, но она работает" — Олег в точности повторил ту, которую описала Наталья.
А еще в таких пабликах "пасутся" торговцы детьми и "биомамы", рассчитывающие заработать на беременности.
В 2019-м сотрудникам "Альтернативы" удалось предотвратить три случая продажи младенцев.
"Обычно наш сотрудник находит объявления о поиске усыновителей и вступает в контакт с матерями, выясняет их намерения. Если речь заходит о продаже, разговоры и переписки фиксируются, потом они служат доказательством в суде. Задерживают при передаче денег — сотрудники МУРа".
Осенью 2018-го в организацию обратилась пара, обнаружившая объявление жительницы Нижнего Новгорода Валентины Л. о продаже якобы своего шестого ребенка.
"Мы выехали на встречу, Валентина пришла с младенцем, оформленным на другую женщину, и объяснила, что записала его на двоюродную сестру ради материнского капитала. Увидев, что мы сомневаемся в ее словах, предложила еще одного — с "нормальными" документами. Позже выяснилось, что Л. в сговоре с врачами роддома, где за определенную сумму оформляли нужную справку на "отказника".
Только за август-сентябрь общественники вышли на контакт с десятью женщинами.
"У девятерых оказались сложные жизненные обстоятельства, они думают, что их дети попадут в хорошие семьи. Мы им сейчас помогаем не наломать дров".
Но одна прямо заявила, что хочет продать ребенка. Сотрудники "Альтернативы" представились покупателями, однако сначала попытались отговорить женщину от задуманного, даже перечислили ей деньги на билет, чтобы могла уехать домой. Но та объяснила, что хочет купить дом в родной деревне, где у нее осталось еще двое детей, поэтому рассчитывает на 300 тысяч рублей.
"Тогда мы напугали ее тем, что отдадим ребенка в рабство, — рассказывает Мельников. — На нее и это не подействовало".
Десятого октября на встречу с "покупателями" пришла 25-летняя жительница Дагестана Л. с девочкой недельного возраста.
"Мы еще раз предложили ей подумать. Говорили: если в тебе проснулись материнские чувства, купим билет на самолет и ты нам ничего не будешь должна. Она отказалась".
У малышки не было свидетельства.
"Л. родила в Москве, без документов. Вызвала скорую, ее привезли в роддом, там данные записали с ее слов, дали справку. Она знала, что, пока не дойдет до загса, ее ребенка как бы не существует".
В телефоне Л. оперативники обнаружили переписку с несколькими потенциальными покупателями.
"Если бы она не вышла на нас, нарвалась бы на реальных. Теперь мы проверяем, для чего этим людям нужны дети", — отмечает Олег.
Особенно поразило сотрудников "Альтернативы" последнее сообщение Л., отправленное сестре за несколько минут до встречи:
"Сейчас отдадут деньги, я уже присмотрела сапоги, куплю их — и домой".
"Мадонны" с младенцами
"Связавшись с людьми, готовыми платить за новорожденного, биологическая мать должна понимать: он, скорее всего, попадет в руки "нищей мафии", — предупреждает Мельников.
Попрошайки, которых называют "мадоннами", по информации "Альтернативы", зарабатывают минимум 25 тысяч рублей в день.
"Стандартная цена младенца на криминальном рынке — 300-500 тысяч рублей. Настоящая трагедия в том, что живут такие дети от полутора до трех месяцев. Это, наверное, самый жестокий из всех видов рабства".
По словам Мельникова, бороться с таким попрошайничеством сложно. Обычно нищенка держит при себе подлинник свидетельства о рождении, где она значится матерью. Но в этом документе нет биометрических данных, и понять, тот ли ребенок в нем указан, нельзя.
"Мы три раза задерживали женщину с разными детьми, и каждый раз она предъявляла одно и то же свидетельство. Полицейские разводят руками: как мы докажем, что это не ее ребенок? Направить на ДНК-экспертизу можно только по решению суда или по согласию. А привлечь "мадонну" к уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в попрошайничество по статье 151 УК нереально: младенец сам милостыню не просит, нищенка, прикидывающаяся матерью, уверяет, что "вышла с ним погулять" и он "просто спит". Ее отпускают, она возвращается на промысел".
© РИА Новости / /// У Московской соборной мечети на проспекте Мира
— Как это остановить?
— В статье 151 нужно прописать, что младенец на руках попрошайки уже подразумевает его вовлеченность. И разрешить при задержании таких женщин проводить проверку на их родство с детьми. Это быстрая процедура: берется мазок с внутренней стороны щеки у предполагаемой матери и у ребенка. Если родство не подтверждается, это повод для возбуждения уголовного дела и госпитализации малыша. Такое предложение вносили еще пять лет назад, однако до сих пор ничего не изменилось.
При этом в Следственном комитете РИА Новости рассказали, что даже безвозмездная передача ребенка от родителей посторонним подпадает под статью 127.1 УК ("Торговля людьми"). В пример привели уголовное дело, которое расследовали в Западно-Сибирском управлении СК на транспорте. Учительница младших классов из Санкт-Петербурга познакомилась в соцсети с жительницей Омска, та согласилась подарить ей новорожденную дочь. Девочку петербурженка вывезла из Сибири по подложным документам, но знакомая матери сообщила в правоохранительные органы.
"Действия женщин квалифицировали как совершение "иной сделки" в отношении несовершеннолетнего лица, заведомо находящегося в беспомощном состоянии с использованием поддельных документов, — пояснили в пресс-службе СК. — Суд назначил матери штраф в размере 24 тысяч рублей, а жительнице Санкт-Петербурга, осужденной еще и за использование подложных документов, — полтора года исправительных работ".
Директор благотворительного фонда "Измени одну жизнь" Яна Леонова считает, что ситуация с передачей детей в семьи через соцсети давно требует пристального внимания.
"Существование таких групп говорит о том, что спрос на новорожденных огромный. С одной стороны, закон позволяет отказаться от ребенка в пользу другого гражданина. Но с другой — это неоднозначный вопрос, требующий серьезного урегулирования. "Открытое усыновление", действующее в некоторых странах, предполагает сохранение части прав за кровными родителями. У нас же далеко не все готовы раскрывать тайну усыновления. Главное — понимать, как решения взрослых повлияют на ребенка. И предпринять все попытки помочь биологической маме сохранить его в семье. Если же она все равно готова к отказу и при этом для ребенка существует возможность миновать государственную систему воспитания, быстрый законный переход в приемную семью — лучший вариант. Но новая семья должна быть максимально подготовленной к этому".
Агентство спросило уполномоченного по правам ребенка в России Анну Кузнецову, известно ли ей о существовании подобных групп. На момент публикации ответ мы не получили.
Комментарии
Общество , Криминал , Статьи , Олег Мельников , Анна Кузнецова , Александр Гезалов , Илья Питалев , СКР , МВД , РИА Новости
Читайте также
Врач предложил включить вакцинацию в трудовой договор в РФ
67
Вильфанд предупредил россиян об аномальных морозах
3
Последние новости
"Теперь не как у москалей": украинская армия пошла ва-банк
Найдено лекарственное растение, подавляющее коронавирус
Ушла из жизни еще одна легенда советского кинематографа