Ещё

«Будет исцеление, но затем придут мучения и смерть» 

На Урале продолжают следить за захватом женского монастыря схиигуменом Сергием (). Священник, отрицающий коронавирус и верящий в чипирование, проклял всех, кто призывал закрыть храмы в эпидемию, и ушел в оборону, призвав в свою защиту паству и казаков. Отец Сергий — человек, служивший в милиции, совершивший убийство и 13 лет отсидевший в тюрьме. Как он, несмотря на смертный грех, стал одним из самых известных и влиятельных священников  — разбиралась «Лента.ру».
Попутчик-пьянчужка
Схиигумен Сергий родился в 1955 году в Горьковской (ныне Нижегородской) области. Отслужив в армии, он окончил школу милиции. Будущий священник, которого тогда звали Николаем Романовым, в советские времена служил в  (есть также версия, что он был продавцом в продуктовом магазине).
Однако с защитой социалистической законности что-то пошло не так, и в 1985 году он оказался в колонии, где отсидел 13 лет за убийство, грабеж, кражу, хищение государственного имущества и гибель человека в ДТП, что подтверждалось справкой главного информационно-аналитического центра МВД России.
«В 1985 году взятый за хищение госимущества тридцатилетний Николай рассказал, как с двумя товарищами монтировкой забил в  попутчика-пьянчужку с целью, как написано, ограбить. Подпоил, привязал к бетонной плите и утопил, тело забросал другими плитами», — так описывали преступление будущего священника.
Отбывая наказание, Романов пропустил распад Союза и почти все лихие 90-е, освободившись только в 1997 году, аккурат к экономическому кризису и дефолту. После освобождения он решил посвятить жизнь религии.
В 1998 году Романов поступил в Московскую духовную семинарию и стал послушником Алапаевского мужского монастыря под . Совершившим тяжкие преступления, согласно канону, даже отбывшим наказание, запрещено становиться священнослужителями , так как убийство — один из смертных грехов. Как Романову удалось обойти это препятствие — неизвестно. Журналистам говорили, что его «простили».
Как бы то ни было, его карьера резко пошла вверх. В 2000 году, всего через два года после поступления в семинарию, отец Сергий стал первым игуменом мужского монастыря Святых Царственных Страстотерпцев в урочище Ганина Яма под Екатеринбургом, воздвигнутом в память расстрелянной большевиками царской семьи. Он возглавлял обитель пять лет. Вероятно, как раз в это время он проникся идеями так называемых царебожников. Именно как лидер и идеолог этого движения внутри РПЦ (имеющего, по мнению экспертов, признаки секты) отец Сергий стал знаменит.
Так всего за 20 лет схиигумен Сергий стал одним из самых известных и скандальных российских священнослужителей.
Царь и Бог
Царебожники, направляет которых отец Сергий, верят в особую роль убитого в 1918 году в Екатеринбурге императора , последнего русского царя. По словам известного богослова Андрея Кураева, они считают, что убийство царской семьи носило характер сакральной жертвы за всех христиан.
«Такая идеология вызывает, безусловно, вопросы, потому что в христианстве искупитель только один — . И, разумеется, налицо здесь ересь, с которой нужно бороться», — уверен Кураев.
Другой священник РПЦ, иерей утверждал, что это учение в корне противоречит Новому Завету: «Отметим, кстати, что понятие "царь-искупитель" полностью противоречит учению о "не искупленном русским народом грехе цареубийства"».
Как бы странно это ни звучало, помимо императора Николая II отец Сергий чтит советского вождя Иосифа Сталина. По словам священнослужителя, заслуга известного уроженца в том, что он уничтожил мужеложство и поднял страну. При этом схиигумена, судя по всему, ничуть не смущает то, как Сталин относился к последнему русскому императору, — а он говорил, что «гитлеровский режим является копией того реакционного режима, который существовал в России при царизме».
Уже после захвата монастыря священник позволил журналистам взглянуть на свою келью. На стенах ее были фотографии не только «победоносца Сталина» и Николая II, но и , одной из самых противоречивых личностей эпохи заката Российской империи и династии Романовых.
То ли столом, то ли тумбой священнику в его келье служит гроб.
У известного схиигумена огромная паства, люди годами приезжают к нему со всей страны. Это уже давно заинтересовало журналистов, общественников и сторонников более консервативных взглядов на русское православие.
В 2013 году бывшая сотрудница «Православной газеты» (издание Екатеринбургской епархии) Раиса Ильина обратилась к министру социальной политики, главе МВД и генпрокурору Свердловской области, обвинив отца Сергия в привлечении людей в созданную им секту, где они, по словам журналистки, сжигали паспорта и продавали квартиры, передавая деньги духовному отцу. Также сообщалось, что в обители прихожанам недоступна медицинская помощь, дети проживают вместе со взрослыми, и последние не гнушались применять к несовершеннолетним телесные наказания. Каких-либо последствий для отца Сергия эта история не имела.
Паства на своего духовного отца, как правило, не жалуется, совсем наоборот. Про него снимают документальные фильмы, рассказывающие о благодати и чудесах, окружающих опального схимника. Видеоролики с признаниями в любви к своему духовному отцу сторонники Сергия записывали и после захвата монастыря.
В 2018 году было опубликовано видео ритуала изгнания бесов, который проводил схимник. Во время проповеди отец Сергий также агитировал выступать против системы обработки персональных данных, утверждая, что она обращает людей в «электронное рабство». «В ИНН есть число зверя», — предупреждал он.
«Чипизация» в разных ее проявлениях занимает значительное место в проповедях отца Сергия. По его мнению, она будет навязываться через принудительную вакцинацию от коронавируса.
«Сначала после вакцинации будет исцеление, люди будут восторгаться дьявольской любовью руководства страны, врачей и так далее. Но затем придут мучения и смерть. Не только физическая, но и духовная», — объяснял отец Сергий.
Именно с этими взглядами связаны обвинения священника в экстремизме. Во время проповедей он заявлял, что ситуация с коронавирусом — «псевдопандемия», выдуманная трусливыми безбожниками, проклинал тех, кто призывал закрыть храмы, и призывал верующих выйти на улицы с протестами. В его высказываниях усмотрели признаки правонарушения по статье 20.3.1 КоАП («Возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). Также его будут судить по обвинению в распространении фейков — заседание суда назначено на 23 июня.
Параллельно с этим схимника судили в РПЦ. Епархиальный суд собрался по этому вопросу 15 июня, отец Сергий посетил заседание, впрочем, пробыл там недолго.
« принял решение из-за страха смерти закрыть храмы РПЦ. Благословил выполнять указания санитарных врачей. Святейший патриарх Кирилл, Синод, епископат не имеют никакой власти над Церковью — Церковью в настоящее время руководят санитарные врачи и . Считаю эти действия патриарха, Священного синода и епископата хулой над Святым Духом и предательством веры», — заявил он суду, после чего удалился.
В результате решили назначить новое заседание. Оно состоится 26 июня.
Духовные и административные суды стали последней каплей, и схиигумен перешел в оборону, призвав казаков и царебожников встать на защиту монастыря и пригрозив, что обитель придется брать штурмом, если его оттуда захотят выдворить.
Святой и 
Кстати, именно царебожники, а вовсе не РПЦ, как могло показаться со стороны, активно боролись в 2016-2017 годах против выхода в прокат фильма «Матильда», рассказывающего о романе наследника российского престола Николая Александровича, будущего императора Николая II, c балериной Матильдой Кшесинской.
Царебожники вместе с православным движением «Сорок сороков» участвовали в «молитвенных стояниях» против выхода на экран «Матильды» летом 2017 года. Ни одно из них не получило официального благословения местного епископа. При изучении соцсети движения и его лидера создается впечатление, что сейчас «Сорок сороков» предпочитают не вспоминать о том сотрудничестве.
Одним из наиболее известных борцов против «Матильды» была бывший прокурор Крыма и депутат , которая утверждала, что картина оскорбляет чувства верующих, ведь царь был канонизирован как мученик.
Позже, уже в 2020 году, депутат пожалела о давнем скандале и назвала свои действия ошибкой.
Высказываясь о захвате монастыря на Урале, Поклонская назвала схиигумена Сергия хорошим человеком, а также выразила мнение, что ситуацию раздувают специально, чтобы поспекулировать на теме религии.
Отца Сергия называли духовным отцом Поклонской. Утверждалось, что в 2015 году она прилетала в Екатеринбург венчаться, и обряд проводил именно схиигумен Сергий. Однако Поклонская неоднократно опровергала столь тесную связь с отцом Сергием.
пресс-служба Екатеринбургской епархии
Но и без Поклонской у лидера царебожцев хватает известных последователей. При последних событиях в уральском монастыре присутствовали олимпийский чемпион по хоккею , который два года назад отдал свою золотую медаль этому самому монастырю, а также участник шоу «Уральские пельмени» . Оба они публично высказывались в поддержку схимника.
Среди духовных чад отца Сергия называли также племянника криминального авторитета Деда Хасана — вора в законе Тимура Свердловского, умершего в 2014 году. По словам екатеринбургского риелтора Алены Голиковой, отец Сергий познакомился с ним еще в тюрьме.
Дела земные
Независимое поведение отца Сергия было бы невозможным без финансовой независимости от епархии. Считается, что популярный священник действительно контролирует три крупных православных обители в Свердловской области, занимающих в общей сложности более 100 гектаров. На этих территориях находятся не только религиозные сооружения, но и жилые дома, а также сельскохозяйственные и промышленные здания.
На северо-востоке региона таким образом оказалась занята целая деревня. При этом часть земли оформлена на епархию, но в основном на участки не зарегистрированы права собственности, либо они вообще не поставлены на кадастровый учет.
При этом жители ничейных или епархиальных территорий воспринимают их практически как собственность, обнося участки заборами. И похоже, что Церковь не имеет реального контроля над этими объектами, которые представляют собой своеобразный Ватикан.
Тот конкретный монастырь, в котором обосновался батюшка, практически автономен, считают журналисты. В нем имеются агрокомплекс, садовое хозяйство, мастерские, православная детская школа, странноприимный дом, некое подобие хосписа, кухня-столовая и другие здания.
В регионе также получила известность история, когда фермеры обвинили отца Сергия и церковное хозяйство в рейдерском захвате земель под монастырь. Это произошло в 2002 году. Судебные тяжбы прекратились только в 2016 году, когда Верховный суд России вынес решение в пользу заявителей. Однако своей земли фермеры так и не увидели — в 2019 году им пришлось уступить ее монастырю, но, по крайней мере, они получили за нее денежную компенсацию.
Уральский раскольник
На протяжении последних лет Урал стал одним из наиболее «горячих» в политическом плане регионов России. Так, в 2019 году в Екатеринбурге проходили протесты против строительства храма Святой Екатерины, в результате которых РПЦ и инвесторам проекта пришлось отказаться от своих планов. Отец Сергий и его сторонники имеют самое прямое отношение и к этой истории.
Так, источник из окружения митрополита Екатеринбургского Кирилла говорил, что окружение отца Сергия якобы недовольно тем, как легко Церковь пошла на уступки общественности.
«После этого у группы радикально верующих появился повод говорить о соглашательской позиции Церкви, призывать к более жесткому отстаиванию православных ценностей и места религии в жизни россиян», — рассказал он.
По словам собеседника журналистов, именно многочисленность сторонников могла подтолкнуть схиигумена Сергия к прямому конфликту со своим церковным начальством, по сути — к церковному расколу.
Раскол произошел и среди казаков. Так, Оренбургское войсковое казачье общество (ОВКО) отреклось от людей, захвативших женский монастырь.
«В известных событиях участвуют отдельные личности из общественных казачьих объединений, не участвующих в реализации государственной политики в отношении российского казачества», — заявили в ОВКО.
Как и везде в России, на Урале есть казаки реестровые, то есть официальные, государственные, а есть не входящие в реестр или войско, от которых легко отречься.
Как будут дальше развиваться события, прогнозировать сложно, однако решимость опального священника заставляет думать о том, что вряд ли он оставит выбор церковным и светским властям, хоть никто и не хочет обострять конфликт, призывая решить его миром, — этот человек хочет остаться в монастыре и привык добиваться своего: монтировкой ли, проповедью ли.
Комментарии 405
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео