Ещё

Крабовая история, в которой больше вопросов, чем ответов 

Крабовая история Собчак: вопросов больше, чем ответов
Фото: Кирилл Зыков/АГН «Москва»
На выходных телеграм-каналы начали наперебой писать про  и бизнес по вылову крабов. Темой заинтересовались деловые СМИ, которые получили комментарии журналистки
Все началось с анонимных телеграм-каналов, которые неожиданно начали писать про то, как Ксения Собчак хотела войти в крабовый бизнес. Но ей не дали. Это было еще в марте. А в начале апреля мать Ксении Анатольевны, сенатор обратилась к председателю Верховного суда .
По ее мнению, есть действия, которые препятствуют приобретению бизнеса по добыче морских биоресурсов. В связи с чем Нарусова попросила проверить и, возможно, принять меры.
«Прошу Вас, уважаемый Вячеслав Михайлович, организовать проверку фактов, изложенных в обращении, и в случае выявления нарушений прав и законных интересов Собчак К. А. принять предусмотренные законом меры», — написала она.
Если отставить юридические тонкости, то дело в следующем. Ксения Собчак пыталась купить доли в двух дальневосточных компаниях, которые занимаются добычей крабов. Это очень доходный бизнес с многомиллиардной прибылью. Но, как пишет Forbes, со ссылкой на следствие, владелец этих компаний — бизнесмен Олег Кан. В свое время СМИ прозвали его «крабовым королем», он покинул родину и заочно арестован. Поэтому сделки по продаже активов и заблокировали.
Тон телеграм-каналов был такой: Собчак использует в своих бизнес-интересах родственные связи. И вот что бывший кандидат в президенты заявила Forbes:
«То, что я использую Людмилу Нарусову в своих бизнес-интересах — вранье и клевета. Есть просьба разобраться, каким образом, вопреки всем действующему законодательству, не регистрируется законная сделка. Речь о миллионах долларов».
Наш крабовый рынок не так давно претерпел большие изменения. Власти постановили продать с аукциона половину квот на вылов. По времени это примерно совпало с уголовным делом против крабового короля Олега Кана, чьи активы безуспешно попыталась купить Ксения Собчак. Из-за чего началась истерика, замечает генеральный директор РИА Fishnews Эдуард Климов:
«Почему-то пытается кто-то сделать фантастический общественный резонанс из-за того, что кто-то захотел войти в крабовый бизнес. Это для меня загадка. Что-то происходит, чего мы еще не знаем. Кто-то очень не хочет, кто-то очень испугался этой сделки. Я не знаю кто. Кому-то это очень не нравится, и это видно, потому что истерика сумасшедшая просто».
Еще есть предположение, что собственники краболовных компаний просто попытались заручиться поддержкой публичного человека, то есть Собчак. На что Ксения Анатольевна заявила Forbes, что есть куда более ресурсные люди, чем она. В итоге смешалось все: медийные персоны, высокодоходный бизнес, передел рынка, уголовное дело, обращение к главе Верховного суда, посты в телеграм-каналах.
Вишенкой стало предложение главреда Esquire к Собчак: переименовать ее телеграм-канал из «Кровавой барыни» в «Крабовую барыню». И, редкость по нынешним временам: во всей истории нет ни слова про коронавирус.
Видео дня. Little Big и его GO BANANAS - главный трэш года
Комментарии 1
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео