Ещё
Пока вы спали: как Лавров "прогибал" Помпео
Пока вы спали: как Лавров "прогибал" Помпео
Политика
Меркель признала победу Путина
Меркель признала победу Путина
Политика
Заворотнюк получила особый статус на Украине
Заворотнюк получила особый статус на Украине
Общество
Россияне назвали справедливую зарплату
Россияне назвали справедливую зарплату
Социология

Их неудавшийся путч 91-го и мои удавшиеся 90-е 

Их неудавшийся путч 91-го и мои удавшиеся 90-е
Фото: © Игорь Ставцев/Ridus
Наступила очередная годовщина не удавшегося августовского путча, и вот вам моя история по поводу.
В августе 91-го я собиралась в . Вернее, сначала я собиралась в 11-й класс, а потом замуж. Надо сказать, что , в который меня привезли из  мне тогда не нравился. И я все время просила отправить меня обратно, а лучше в Москву. А потом у меня появился жених. Как положено он был старше меня, местный красавец и бабник, и играл на гитаре. И мне сразу понравился город Орел.
Мама поняла, что дело серьезное и позвонила родне в столицу: «Девочку не возьмете? Она очень умная и хозяйственная. Умеет готовить, стирать, убирать и может постоять в пятичасовой очереди за едой».
Родня поняла, что такой прикуп над брать и кивнула. Мама разложила на столе книги из серии «Классика мировой литературы» и начала долгий и серьезный разговор:
— Дочь, ты сейчас можешь уехать в Москву, как мечтала. А твой Ю. это не совсем то, что тебе надо. Вообще, эта первая любовь — это все несерьезно. Ты сломаешь себе жизнь. Вот обратимся к классике…
— Мам, я пошла собирать чемодан. А классику твою я в поезде почитаю.
— А как же Ю. Ты даже не поговоришь с ним? Вы же жениться собирались.
— Я ему письмо напишу из Москвы.
И тут мама поняла, что воспитала правильную и циничную дочь, которая в жизни не пропадет.
А потом мы увидели по телевизору «Лебединое озеро» и трясущееся руками ГКЧП. Честно? Они мне ваще не понравились. Не внушили доверия. А еще я испугалась, что въезд в Москву перекроют и капец моим планам. В мечтах я уже была замужем за сыном члена Политбюро со всеми вытекающими ништяками, а не за сельским гитаристом.
Но потом на танк залез Ельцин и я триумфально въехала в столицу. Буквально на третий день родня поняла, что из всего списка моих достоинств правдой был только первый пункт. Я была умной и хорошо училась. А вот хозяюшка из меня была из серии лучше руками ничего не трогай. Из первой своей очереди я вернулась с продуктами и упала в обморок прямо на пороге квартиры. Родня запаниковала — ребенка умучили. Слабым голоском я пояснила, что когда в очередях стою у меня прям все плывет перед глазами, начинает кружиться голова и я задыхаюсь. Я даже на физкультуру не ходила и на картошку не ездила по этой причине:
— Можно я просто буду учиться хорошо?
— Конечно, можно, — облегченно выдохнула родня. Мой мини-спектакль, как всегда прокатил.
Ну чтоб совсем не быть сволочью в магазин я таки иногда ходила. С собой я брала ребенка, очаровательную девочку, которой тогда было два года.
— Ой, какой чудесный ребенок и какая молодая мама, — восхищалась очередь.
— Да, спасибо. Вы знаете, дома у меня еще младший спит, вы не могли бы…
— Конечно, конечно, пропустите девушку с ребенком!
Да, я свинья и мне стыдно. Вру, не стыдно.
Ну, а в общем у меня началась безумно интересная столичная жизнь. Школа, тусовки, шляние по Москве, выпускной. А вокруг все стремительно менялось. Потом я пошла петь в Гнесинку, а потом еще и работать. Один человек позвонил другому человеку: «Девочку не возьмете?»
— Ну и что ты умеешь делать? — посмотрел на меня главный.
— Петь могу!
— Мы ресторан открывать собираемся. Можешь там петь.
— В ресторане своем вы сами пойте.
— Хм. Беру тебя на работу.
Уж не знаю взял он меня из-за того, что ему позвонили, или потому что глаз на меня положил. Не-не, никакого . Люди были приличные. Ну для того времени. Работа моя заключалось в том, что я занималась ничем. Через пару недель офигев от безделья я наехала на какого-то мужика. А он оказался третьим человеком в компании.
Начальники впечатлились моим наездом, и я стала четвертым человеком в компании. Теперь в мои обязанности входило ездить на стрелки и разруливать. Да ладно, шучу. Теперь я строила всех сотрудников и ездила на переговоры.
— Только не вздумай чего-нибудь подписывать, — сказал мне главный, — для этого у нас есть специальный человек. Он и будет сидеть, если что. Просто говори, у тебя это отлично получается.
А потом мужики решили открыть казино.
— Я хочу работать в казино!
— С ума сошла? Это тебе не консерватория. С твоим характером тебя там пристрелят. Я ж не могу к тебе охрану приставить, — уговаривал меня главный.
— Все равно хочу. Мне интересно.
И я пошла учиться на крупье.
Официальная зарплата у нас была долларов сто. Раз в три месяца в казино приезжала бухгалтер и орала на нас:
— Вы ваще уже оборзели? Вы раз в месяц не можете за зарплатой приехать? Триста долларов для вас не деньги?
Да, это были не те деньги. В первых казино мы жили с процента от прибыли и чаевых. Все это выдавалось каждое утро наликом. Ну в самую удачную ночь я получила 3200 долларов. Прописью: три тысячи двести долларов. Так, конечно, было один раз, но все равно было шикарно.
А вокруг бандиты, перестрелки, проститутки, наркоманы, и все это в огоньках и фейерверках. Вот еще бандиты… а нет, говорят вот эти уже менты. А выглядят как бандиты. Тусовки, клубы, казино.
Да, мы играли в других казино. Вот мы тусим в доме отдыха. Мы сняли правую часть коридора, а левую сняли бандосы. Мы праздновали свадьбу. А у них были поминки. И чуть не случился конфликт интересов. Угадайте, кто все разрулил?
А утром нам сказали, что случился очередной черный четверг. Или вторник. Не помню уже.
Вообще не помню, что это было конкретно. Короче, было весело и страна летела к чертям. А президент танцевал, дирижировал и развлекал Клинтона на лужайке перед Белым домом.
Да-да, у меня то все было норм, но я же не слепая. Я все видела. Но поделать то я ничего не могла. Я просто знала, что в процессе полета в пропасть нас обязательно кто-нибудь подхватит.
И нас подхватили и начали тянуть наверх. Вы можете мне рассказывать, что всё плохо и сейчас. Но я вам предложу удариться головой в стену. И лучше с разбега. Нормально у нас все. А проблемы были и будут всегда. Да и рая на земле даже не обещали.
Жалею ли я о развале страны? О чем-то безусловно жалею. Я так-то в душе имперка.
А о чем-то — нет.
Теперь я все чаще слышу примерно такое: в августе 1991 года мы с отцом смотрели телевизор. Он сказал, что сильно поддерживает ГКЧП. Потом закопал свой партбилет во дворе на всякий и мы пошли на рыбалку. А когда вернулись страна уже была другой.
Как говорится, кто же вам, граждане, виноват? Прошлого не вернешь. Давайте шагать вперед. Только больше переворотов не надо. Меня теперь в казино уже не возьмут. Старовата я для казино. И мыть полы в Париже я тоже не хочу.
Видео дня. Родители 5 лет держат здоровую дочь в больнице
Комментарии 6
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео