Ещё

Как устроен теневой рынок похоронного бизнеса 

Почему «похоронная» мафия в России самая кровавая
Фото: Photoxpress
Довести до шока бывшего директора столичного "Ритуала", который больше 20 лет заправлял всеми похоронными делами, похоронившего Брежнева, Андропова, Листьева, повидавшего на своем веку такое, что иному на десять жизней хватит — это, конечно, надо постараться.

Гробовое молчание

Похоронный бизнес — тайна за семью печатями. Сколько? почему? за что? — здесь задавать не принято. "А то легко можно в печку крематория угодить на экскурсию", — полушутя-полусерьезно предупредил смотритель одного из центральных кладбищ Сергей, когда я не слишком осторожно поинтересовался — сколько на кладбище бесхозных могил. Невинный вопрос, казалось бы.
Впрочем, с бесхозностью я действительно поторопился. Но не в смысле количества могил на кладбище. Как выяснилось, весь похоронный бизнес в  бесхозен. Нет, по сути, ни единого федерального органа, занимавшегося бы этой проблематикой, ни единой системы учета мест захоронений, ни даже каких-то специализированных служб по вопросам похоронного дела. Нет вообще ничего. Кроме закона от 1996 года "О погребении и похоронном деле", который безбожно устарел.
Сейчас почти на всех кладбищах трупы лежат по 40 и более лет. И — ни тлена, ни разложения
Цифры, которые привел мне президент Союза похоронных организаций и крематориев России Павел Кодыш, были впечатляющими: в "гробовом" бизнесе ходит более 250 миллиардов "теневых" рублей, из всех кладбищ в России, а их примерно 80 тысяч, более половины не учтены в кадастре (то есть вообще никак не зарегистрированы), на 90 процентах кладбищ нет ограждений, к ним нет подъездных путей, на их территории нет ни воды, ни электричества, ни туалетов. Кто хоронит, как, где и за сколько — вопрос исключительно местной специфики и жадности местных же ритуальщиков. А добавьте сюда еще и "крыши", несть которым числа.
Они у кладбищ разные. В регионах за погостами присматривают ОПГ (организованные преступные группировки. — Авт.). В последнее время очень активны на этом поприще среднеазиатские сообщества. Грызня между охотниками покрышевать кладбища идет беспощадная. Побоища в , Новомосковске, в десятках других городов. Последний случай произошел в  месяц назад, когда на местном Успенском погосте были расстреляны двое мужчин, работавших в разное время смотрителями на других кладбищах.
Особая ситуация сложилась в . В январе 1998 года там практически в одночасье сменилось руководство на всех 44 основных кладбищах. "Пришли офицеры силовых структур, — рассказывает Павел Кодыш. — Стали директорами, смотрителями. Отодвинули все ОПГ. Я лично стал директором Южного кладбища, одного из самых больших в Европе