Ещё

Две «головы» Роспатента: что не так с патентной практикой в России 

Фото: Public Domain
Возникновение самых сложных конфликтов интересов именно в патентной практике — общемировая тенденция.
В  все еще сложнее — конфликт интересов есть даже внутри арбитра, который конфликты должен разрешать, — в  и Палате по патентным спорам, которая при Роспатенте и функционирует. Об этом сообщает РАПСИ.
Казалось бы, число заявок на регистрацию товарных знаков в России растет (с 32 тысяч в 2010 году до почти 50 тысяч в 2018-м). Об этом свидетельствует отчет самой Федеральной службы по интеллектуальной собственности, представленный в марте.
В то же время растет и число аннулирований патентных заявок. Например, в 2018-м в  суды вынесли 705 судебных актов с участием Роспатента, 21,8% из них — об отмене решения Роспатента, 9,3% — из-за того, что служба применила нормы права неправильно либо нарушила процедуры.
Громкие дела уже были и в этом году. Например, в январе Палата по патентным спорам аннулировала патент фармкомпании «Натива». Позже Роспатент не утвердил это решение, а Суд по интеллектуальным правам отправил дело на пересмотр. Это дело касалось препарата «Дазатиниб-натив», а истцом была американская фармацевтическая фирма Bristol-Myers Squibb.
Фармацевтическая отрасль, пожалуй, первая, по кому бьет внутренняя противоречивость в Роспатенте, но немало громких дел и в других отраслях.
Например, в 2012-м алкогольная компания «Бизнесинвестгрупп» попыталась зарегистрировать словесный товарный знак «Золотая кружка». Роспатент рассматривал заявку в течение полутора лет и отказал. Компания опротестовала отказ в Палате по патентным спорам. Та постановила зарегистрировать знак.
Однако глава Роспатента приказал рассмотреть возражения «Бизнесинвестгрупп» повторно. Компания обратилась в суд, который иск не удовлетворил, так как правила рассмотрения возражений позволяют Роспатенту не прислушиваться к мнению Палаты.
Аналогичная ситуация возникла в 2016-м, когда компания «Винникофф» пыталась опротестовать предоставление правовой охраны товарному знаку «Пьяная вишня».
В 2014-м пострадал разработчик рекламных конструкций ООО «Крылья». Роспатент сначала выдал компании патент на полезную модель «Устройство для размещения рекламы», а потом, после того как в службу обратилась фирма «АлБол», признал его недействительным.
«АлБол» сочла устройство «Крыльев» копией своего, а «Крылья» ссылались на отсутствие документов, которые подтверждали бы применение устройства до даты приоритета спорной полезной модели на территории России, а также на отсутствие сведений об устройстве «АлБола» в общем доступе. Роспатент же так не считал, а суд встал на его сторону на том же основании, что в случаях, упомянутых выше.
В 2019-м от Роспатента пострадал даже ГУП «Петербургский метрополитен» — эксплуататор метро Санкт-Петербурга. Однако на этот раз суд встал на сторону истца. ГУП хотело признания логотипа петербургского метро товарным знаком, но Роспатент отказал, не объяснив причин. «Петербургский метрополитен» добился отмены решения службы в Суде по интеллектуальным правам.
Все это — единичные примеры того, что 4-я часть Гражданского кодекса (главный закон в сфере интеллектуальной собственности в России) до сих пор не получила однозначного толкования, а также пример того, что одна голова — плохо, а две — еще хуже.
Комментарии6
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео