В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Во все колокола: Союз композиторов просит Путина, Мединского, Голодец и Ямпольскую спасти уникальную студию

Знаменитому Государственному дому радиовещания и звукозаписи (ГДРЗ) на Малой Никитской улице в грозит уничтожение. 13 августа 2018 года стало известно, что Всероссийская государственная телерадиовещательная компания (ВГТРК) «Культура», которая размещалась в здании до 2017 года, передает его ФГУП Издательство «Известия» управления делами президента РФ. Здание планируется перепрофилировать в офис издательства.
Во все колокола: Союз композиторов просит Путина, Мединского, Голодец и Ямпольскую спасти уникальную студию
Фото: ТАССТАСС
Построенный в 1930 году дом радиовещания и звукозаписи и сегодня не уступает лучшим зарубежным студиям и фактически является единственным местом, где могут записываться симфонические оркестры. Кроме того, здание ГДРЗ служит репетиционной базой для двух ведущих российских оркестров - государственного симфонического оркестра «Новая Россия» под руководством народного артиста СССР Ю. А. Башмета и Ордена Трудового Красного Знамени Большого симфонического оркестра имени П. И. Чайковского под руководством народного артиста СССР .
Союз композиторов направил официальные обращения президенту РФ , министру культуры , председателю комитета по культуре и вице-премьеру с просьбой предотвратить уничтожение уникального студийного комплекса.
«Акустика знаменитой «Пятой Студии» является лучшей в России и прославилась на весь мир. Многие всемирно известные музыканты и коллективы специально приезжали в Москву записываться именно в студиях ГДРЗ, предпочитая их ведущим зарубежным студиям», – говорится в обращении Союза композиторов.
Деятели культуры подчёркивают, что уникальное техническое оснащение студий ГДРЗ вывозится на склады и вскоре студийный комплекс будет полностью ликвидирован.
«В данный момент производятся вывоз аппаратуры и подготовка к демонтажу и перепрофилированию всего комплекса под офисные помещения. Уникальная звуковая техника демонтируется и вывозится на склады в . Таким образом, в ближайшее время студийный комплекс для записи симфонических оркестров, аналогов которому в России нет, будет ликвидирован», – говорится в обращении.
Деятели культуры считают, что уничтожение студийного комплекса ставит под угрозу «успехи нашей страны в области культуры», которые, как ранее заявлял Владимир Путин, не менее важны, чем конкурентоспособность России в точных науках.
В Союзе композиторов попросили реорганизовать Дом звукозаписи в современный медиакластер для создания аудио- и видеоконтента, используя уже имеющиеся репетиционную базу и студийный комплекс. Чтобы спасти уникальное здание, авторы обращения предложили обменять ГДРЗ на нежилые помещения из имущественного комплекса Всероссийской общественной организации «Союз композиторов России» и АО «Фирма Мелодия».
В защиту уникального объекта культуры также выступили многие авторитетные музыканты и деятели культуры. Журнал «Музыкальная жизнь» опубликовал некоторые отклики и комментарии.
Пианист, народный артист РФ, профессор Московской консерватории имени П.И.Чайковского заявил:
«Сам факт выступления в защиту уникального культурного и музыкально-производственного комплекса ГДРЗ ошарашивает. Почему виднейшие деятели культуры нашей страны вынуждены постоянно выступать за сохранение памятников культуры, останавливать процессы уничтожения архитектурных комплексов, музеев, исторических зданий, заповедников, объяснять чиновникам вещи, очевидные любому нормальному культурному человеку в России? Почему в нашей стране в любой области культуры в любое время может возникнуть угроза ликвидации, переделки или передачи в неадекватные и разрушительные условия любого уникального объекта со своей историей, лицом, с заслугами перед страной, созданного на таком художественном и функциональном уровне, который позже уже не превзойти? Здесь бес денежного соблазна, развративший сильных мира сего, напрямую сочетается с демонстрацией их собственного всемогущества и с безнаказанностью любых разрушительных действий. Государство своим безразличием и невмешательством только поощряет деятельность финансовых магнатов и чиновничьих структур, разрешающих подобные сделки без экспертиз и контроля. Неужели холдингу с миллиардными доходами и немереными возможностями альтернативных построек нельзя поставить простую преграду в виде президентского запрета, подкрепленного требованиями самых известных и уважаемых деятелей культуры?»
Музыкант призвал остановить «обворовывание культурных традиций и разрушение одного из ценнейших свидетельств доблестной истории отечественного радиовещания и звукозаписи – ГДРЗ, – продолжающего успешно функционировать и по сей день».
Дирижер Михаил Юровский также высказал свое недоумение и возмущение планируемым закрытием ГДРЗ:
«Уничтожение Дома звукозаписи – это и моя личная проблема. Именно там началась моя профессиональная деятельность, в незабываемые времена работы там Г. Н. Рождественского, чьим ассистентом в Большом симфоническом оркестре я был. Там же я неоднократно делал свои первые звукозаписи – в Первой и Пятой студиях. Дом звукозаписи – это факт биографии, факт культуры страны. Его уничтожение не может быть оправдано никакими финансовыми аргументами».
Главный дирижер Лондонского филармонического оркестра и Симфонического оркестра Берлинского радио, художественный руководитель Госоркестра России имени Е. Ф. Светланова считает, что ГДРЗ – уникальный культурный объект, который нельзя потерять:
«Дом звукозаписи на Малой Никитской — не просто здание, это столь же знаковое явление нашей культуры, как Большой театр, Московская консерватория, Концертный зал имени П. И. Чайковского, музей П. И. Чайковского в Такой высокий статус он обрел благодаря самоотверженной работе не одного поколения выдающихся музыкантов, звукорежиссеров, представителей многих других специальностей. Для скольких артистов этот дом стал поистине родным, скольким прекрасным записям была дана здесь путевка в жизнь! Однако это не только великая история – это и грандиозное, яркое настоящее, связанное с именами знаменитых оркестров, солистов, дирижеров. Ликвидация Дома звукозаписи, его студий с их уникальной, соответствующей самым высоким мировым стандартам акустикой и аппаратурой знаменовала бы еще один шаг к безответственному уничтожению не только нашего прошлого, но и нашего будущего – будущего, чье здание и без того возводится с огромным трудом. Уверен, что в создавшейся ситуации передача Дома звукозаписи фирме «Мелодия» была бы единственно верным и разумным решением, которое не позволит совершить опасную, непоправимую ошибку».
Композитор, народный артист России, почетный председатель Союза композиторов РФ, художественный руководитель Московской филармонии подчеркнул, что Дом звукозаписи – здание огромной исторической ценности:
«Какие люди там работали, все русское искусство там записывалось и выступало. Я впервые попал в ГДРЗ, еще будучи учеником Центральной музыкальной школы: играл, помнится, прелюдии Дебюсси для радиопередачи о ЦМШ. Затем, уже как студент Московской консерватории, записывал свой цикл песен-баллад на французские тексты. Много раз репетировал с Большим симфоническим оркестром под управлением Владимира Федосеева. В ГДРЗ бывали замечательные концерты, шедшие в прямой трансляции не только на Россию, но и на Запад. , к примеру, играл мой Альтовый концерт с БСО, который транслировался на . В здании ГДРЗ базировались два оркестра Радио, которые сотрудничали с Союзом композиторов и «обслуживали» фестиваль «Московская осень». Там бывали и Хачатурян, и Хренников, и Шнитке, и все наши композиторы-песенники. Скрипач , выигравший конкурс имени Чайковского, в ту же ночь записал свою первую пластинку По сути, большая часть записей и той же «Мелодии», и многие фондовые записи Радио осуществлялись здесь. И не только музыкантов, но выдающихся актеров русского театра. Колоссальная история!
И сейчас по-прежнему ведутся записи в легендарных Первой и Пятой студиях, и с разрушением их оркестрам почти негде будет это делать На Малой Никитской работа шла круглосуточно. Все обустроено, студии с шикарной акустикой, дорогой уникальной аппаратурой, микрофонами. Огромные деньги, между прочим. Я бы не разрушал, а возрождал традиции, которые связаны с этим местом – и «живые» концерты, и трансляции. А «Известиям» надо построить новый дом, а не выгонять музыкантов. И так в Москве столько коллективов, не имеющих своей базы, а теперь «на улице» окажутся еще прославленные оркестры Юрия Башмета и Владимира Федосеева».
Пианистка, солистка Московской филармонии, лауреат Премии Президента РФ считает, что история студий комплекса ГДРЗ содержит слишком много славных страниц, чтобы вот так необдуманно разрушать ценнейшую материально-техническую базу, бережно создававшуюся лучшими специалистами страны.
«Эти студии без всякого преувеличения являются ценностью, акустика их известна во всем мире благодаря огромному фонду звукозаписей, осуществленных в них лучшими музыкантами и звукорежиссерами нашей страны. Я поддерживаю идею о передаче этого комплекса легендарной фирме «Мелодия», которая много десятилетий более чем успешно работает на благо российского музыкального искусства».
К этим мнениям присоединяется и радио- и телеведущий, лауреат премии «ТЭФИ» :
«Есть вещи очень дорогие, а есть бесценные... Отдать все это просто-напросто под контору или под буфет, который будет быстро обслуживать много сотрудников этой конторы? Разумное решение – но только в том случае, если мы точно знаем, что никакие студии, аппаратные, репетиционные и прочие необходимые помещения, условия, обстоятельства и инфраструктура для сложной творческой работы – со звуком и не только – просто больше никому и никогда не понадобятся. Что все подобные работы закончены, сданы и их больше не будет. Но ведь это не так: возможно, найдут себе репетиционные базы два прославленных академических оркестра, которые десятки лет «жили» в ГДРЗ, а это оркестры Юрия Башмета и Владимира Федосеева, но никто ведь не прекращал их деятельность, да и саму практику профессиональной звукозаписи высоких стандартов никто тоже не отменял. Более того, что бы там ни говорили прыткие, но малограмотные «эксперты», ни радио, ни рынок музыкальных аудиозаписей, ни литературные жанры в звуке, ни спектакли для слушания себя не изжили в эпоху видеоблогов и Youtube’а – это совершенно четко подтверждает мировая практика, и она у нас перед глазами, потому что эпохи проходят и меняются, как мода, вкусы и направление ветра, а фундаментальные ценности остаются. И требуют поддержания традиции своего существования. Оркестры, хоры, театры должны работать перед микрофонами, записываться, и это по-прежнему один из важнейших каналов их взаимодействия с аудиторией. Которая, кстати, тоже – от слова «аудио», то есть «слушаю», а не только «смотрю».
Так вот, практика-то мировая говорит нам, что центры, подобные ГДРЗ, в странах с продвинутой и укорененной классической культурой становятся настоящими «фабриками звука», современными и высокотехнологичными – и именно потому, что за каждой такой фабрикой – десятки лет непрерывно развивавшейся истории. Как у британских коллег с ВВС, японских с NHK, немецких региональных (земельных) телерадиокомпаний, других ведущих радиохолдингов Европы
И если через какое-то время выяснится – вернее, «дойдет» до соответствующих кабинетов и коридоров простая и очевидная мысль, что ГДРЗ и дело, которым там занимались, это не старье, не рухлядь, не хлам, а именно дело, причем такое, в котором у нас и достижения мирового класса, и перспективы были, то ведь придется возвращаться. К акустике – к инфраструктуре, к высококлассным специалистам по всем тонкостям звука – к ресурсам и еще очень многим нужным вещам. И тут выяснится, что бесценное утрачено из-за элементарной поспешности и бесхозяйственности, а просто ценное (т.е. очень дорогое и затратное) обойдется при таком ведении дел существенно дороже. А выйдет хуже, потому что одно дело срочно с нуля и с вертикальным взлетом – и совсем другое, если все-таки есть на что опереться. Кроме горьких сожалений о том, как все это было здорово налажено и поставлено, пока не кончилось».
Звукорежиссер, профессор Московской консерватории, профессор ВГИК, декан музыкального факультета Института современного искусства выступает категорически против изъятия уникальных акустических студий из музыкальной деятельности Москвы.
«Здание Дома звукозаписи строилось в 30-х специально для нужд звукозаписи. Есть документы и доказательства. Единственное в своем роде, с уникальными по акустике студиями. В наше время в Москве, культурной столице, негде записать оркестровую музыку! Мосфильмовский тонзал и Дом звукозаписи – вот все, что было до последнего времени. Я имею в виду именно студии, а не концертные залы, поскольку концертные залы не имеют таких требований по шумам, как студии, и перегружены постоянной концертной деятельностью. Поэтому считаю, что назначение студий Дома звукозаписи – запись акустической музыки в исполнении оркестровых и камерных коллективов – должно сохраниться. Единственная компания, которая постоянно и профессионально занимается записью подобной музыки – фирма «Мелодия», госкомпания и, по сути, правопреемник здания, строившегося для государственной компании звукозаписи в 1930-х. Поэтому считаю, что здание должно сохранить свое прямое предназначение и должно быть передано фирме «Мелодия» для развития и увековечивания музыкального искусства России».
Звукорежиссер и заслуженный артист России Павел Лаврененков, возглавляющий службу звукозаписи Московской филармонии, является первым в России звукорежиссером, номинированным на премию Американской академии звукозаписи Grammy (и именно за записи, сделанные в ГДРЗ). Он отметил:
«На основе Дома звукозаписи можно было бы создать комплекс звукозаписи, вещания и производства пластинок высочайшего мирового уровня, так как главная составляющая этого комплекса – уникальная акустика больших оркестровых студий – уже создана и одобрена лучшими музыкантами и звукорежиссерами мира, получила многочисленные премии и просто восторженные отклики лучших российских и мировых экспертов.
Вот, например, что написал мне на днях Эрдо Грут – глава известнейшего лейбла классической музыки из Polyhymnia, в каталоге которого множество записей российских коллективов, сделанных в Пятой студии ГДРЗ (РНО п/у М. Плетнёва, ГАСО имени Е. Ф. Светланова с В. Юровским и других):
«Это настоящее бедствие для московской музыкальной культуры. ГДРЗ – лучшая студия в мире! Она превосходит Abbey Road в записи всех классических музыкальных жанров, от клавесина до оперы. Большая утрата замечательного русского наследия, которое невозможно заменить. Очень печально, что это происходит, но я надеюсь, что что-то можно сделать. Великие русские музыканты и дирижеры должны попытаться остановить это».
Композитор, пианист, звукорежиссер заявил:
«Когда я узнал о том, что здание ГДРЗ собираются отдать ФГУП «Известия», я испытал шок и возмущение. Очень знакомые чувства. Мы давно привыкли к тому, что жизнь в России теперь построена на бандитско-рейдерских принципах. Здание ГДРЗ – это уникальный объект, являющийся таким же достоянием нашей культуры, как консерватория, Большой театр, и другие подобные объекты. В этом здании находятся действительно уникальные студии звукозаписи. Теперь таких нет и не может быть, несмотря на все новейшие технологические достижения. Акустика Первой и Пятой студий несравнима ни с чем. Говорю это как музыкант и звукорежиссер.
В этих студиях записывались величайшие музыканты и коллективы. Там каждый кубический сантиметр воздуха состоит из истории нашей музыки. Не буду перечислять имена великих музыкантов, которые там записывались. Это можно прочитать и без меня. Расскажу о том, что связано лично у меня с этим зданием. Именно с ним, именно с этими студиями связаны важнейшие события моей жизни Сейчас речь идет о том, чтобы передать здание организации, не имеющей никакого отношения к музыке. Это все равно, что превратить консерваторию или Большой театр в офисное здание. Мягко говоря, это дикость, варварство и безумие. Увы, нормальные для нынешнего периода истории нашей страны.
Эти студии должны функционировать исключительно как студии. Никто, кроме высокопрофессиональных музыкантов и студийных профессионалов соответствующего уровня, не должен иметь права прикасаться к ним. Да, конечно, аппаратные этих студий нуждаются в техническом переоснащении. Это нормальный здоровый процесс. Необходимо поручить это тем, кто компетентен в этих вопросах, и продолжить использование этих студий в их нормальном режиме. При этом, как это делается в цивилизованных странах в подобных местах, там (в фойе и в самих студиях) помещается информация о тех событиях, которые там происходили, и о тех людях, которые там работали. Это и есть культура страны, ее достояние. Если страна этого не понимает, она совершает самоубийство. Гордиться боеголовками может только та страна, у которой нет других ценностей. У России они есть. Наша культура (в частности, музыкальная) – это как раз то единственное, чем мы можем и должны гордиться. Но если в России с одобрения властей происходит уничтожение великой культуры – это ни с чем не сравнимый позор и ни с чем не сравнимый вред. Никакие внешние «враги», никакие санкции не нанесут нашей стране и сотой доли того вреда, который наносится вот такими действиями. Надо сильно ненавидеть свою страну и самих себя, чтобы вот так поступать с нашим достоянием».