Ещё

Почему они довольны 

Фото: РИА Новости / Яков Андреев

Когда я вижу очередную статью очередного умного эксперта, начинающуюся словами о ставшей невыносимой жизни в России, я сразу же ее закрываю. Потому что вижу — человек просто не понимает ничего о том, как живут люди в нашей стране, и вряд ли он выезжал в последние годы за пределы Садового кольца.

Большая проблема — наша с вами, а не народа — заключается в том, что люди живут не так уж плохо. Не хорошо, но и не плохо. По крайней мере, не хуже, чем жили 15-20 лет назад. И даже лучше. Несмотря на все потрясения, жизнь масс с каждым годом неизменно улучшается.

И это проблема. Потому что при таких обстоятельствах в обществе нет острого запроса на перемены и нет большого желания влиять на власть. Понимаете, в чем дело. Это мы с вами, те несколько сотен тысяч человек, что читают финансовые новости, активно путешествуют и следят за судебными хрониками, думаем, что страна катится в тартарары. Народ же считает иначе.

Еще поколение назад средний человек жил с родителями и бабушками-дедушками в одной квартире. Два поколения назад этим же составом семьи они ютились в барачных общежитиях, а еще в 1920-х люди жили вдесятером в избе-пятистенке и на всю семью располагали одной рубахой. Сегодня массовый человек имеет либо собственную квартиру, либо надежду на нее. Пусть заемную. Пусть даже съемную, но — отдельную. С точки зрения народа, то есть среднего представителя массового человека, его жизнь неуклонно улучшается. Причем, в последние даже не 17, а 100 лет. Как ни горько просвещенному классу признавать, но и большевики, и перестройка, и нынешняя власть, с поправкой на потери, все равно принесли массовому человеку — тому самому, что при царе ходил в онучах и ел мякину — улучшения. Коллективизация, красный террор, сталинские репрессии, ельцинская либерализация — все эти страшные слова растворяются в общем потоке истории, которая, в целом, приносит массам хорошее.

Миф первый и главный — в том, что наши люди якобы уже скатились на дно. Если вы действительно хотите понимать, почему россиян все устраивает, выбросьте этот миф из головы и просто посмотрите на их жизнь в сравнительно-историческом аспекте.

Миф второй — наши люди обнищали. Не слушайте тех, кто на страницах модных журналов пишет о россиянах, которые якобы стоят на краю бездны. Потому что авторы этих статей работают в офисе в центре Москвы и несколько раз в день бегают в «Дабл би» за кокосово-миндальным кофе. Они просто не видят реальной жизни.

А жизнь в России стала для народа не такой уж непереносимой. Люди, пусть и в кредит, но покупают машины и бытовую технику, делают ремонты, строятся. Проедьте по самым бедным регионам. Ивановская область, Тамбовская — у них средние зарплаты 20 и 21 тыс. рублей. соответственно. Но почти все на новых машинах, в деревнях строят дома. Не верите? Зайдите во «Вконтакте», в поиске наберите «Тамбов, возраст 20-35 лет». И вы увидите сотни тысяч людей, которые ходят в тренажерный зал, покупают машины, делают айфонами селфи, путешествуют, в том числе за границей. У них хорошая чистая одежда, ремонт в квартирах. У многих есть дачи или загородные дома.

Миф третий — люди спиваются. Здесь не нужно идти в народ, чтобы опровергнуть такое популярное в прогрессивной среде заявление — достаточно ознакомиться со статистикой. А она говорит о том, что с 1990-х в России неуклонно падает и количество потребления спиртного, и его производство, и число отравлений алкоголем. Между прочим, в отличие от Украины, где алкоголизм не сокращается.

Странно, что именно с Украины все чаще приходят к нам разные горестные статьи о том, что Россия спивается. Может, и спивается, но гораздо медленнее, чем раньше. И уж никак не быстрее украинцев.

Большое заблуждение считать, что спивается русская деревня. Я живу в деревне, почти все мои знакомые тоже живут в деревнях. Алкоголизма и бытового разнузданного пьянства здесь стало гораздо меньше. Как и наркомании. Деревня давно и всерьез трезвеет. Не знают этого только те, кто в деревне не бывает.

Четвертый миф тоже связан с деревней — он гласит, что деревня бедствует и вымирает. Да, отток населения из деревни огромный. Но и приток большой. Не проживая в деревне или хотя бы не имея там дома для загородного отдыха, вы никогда не узнаете, сколько селян возвращаются на родину и сколько в деревню переезжает горожан. Этих людей вы не увидите на страницах статистических отчетов, потому что они почти никогда не прописываются в загородном доме. Но горожан в деревнях много. Например, в нашей деревне круглогодично живут восемь семей, из них только две — деревенские. Остальные — городские экспаты, сохранившие городскую прописку. В соседнем поселке больше половины постоянных жителей — приехавшие горожане. В деревню едут те, кто может работать удаленно и склонен к уединению. Те, кому не хватило на квартиру в мегаполисе. Или же в свои дома возвращаются деревенские. Потому что уровень жизни в городе и деревне понемногу выравнивается.

Я помню, как на местных выборах случайно увидела в поселке в Псковской области встречу с кандидатом от демократической партии.

Он обратился к селянам с обещанием провести в деревню телефон, повысить субсидии на дрова и поставить вопрос о выпасе скота. И даже не заметил, что к нему на встречу приехали на не самых старых машинах люди со смартфонами. У них дома давно есть кабельный интернет, телевидение, автономный водопровод и котел для обогрева.

Поездите по деревням западной части России: Псковщина, Новгородчина, Ленинградская, Тверская область — заброшенных мало, едва ли не в каждой, даже самой бедной деревне или кто-то строится, или проводит капитальный ремонт дома. Люди ставят новые бани, обновляют заборы. В деревнях у многих появилось автономное водоснабжение, септики, горячая вода. Деревня в плачевном состоянии, но это уже не та безнадега, что поглощала ее еще десять лет назад.

Сегодня из деревни уезжают не только от голода и безработицы — едут ровно потому же, почему деревню покидают жители Швейцарии или Великобритании: а, именно, учиться, делать карьеру, работать в финансовом секторе.

Миф пятый — что все воруют. Воровство в деревнях все еще есть, но не в таких шокирующих масштабах, как в начале 2000-х. Могут обворовать оставленный на зиму дом. А могут и не обворовать. Кражи все-таки теперь стали редкостью. Дачники спокойно оставляют на лужайках садовую мебель, велосипеды и газонокосилки. Что такое квартирные кражи, мы, наверное, уже и забыли. В транспорте воруют редко. В поездах женщины перестали ходить в туалет с сумочками, а оставляют их на полках.

Вообще, об уровне культуры россиян нужно судить по поездам. Сегодня поезд, даже плацкартный вагон, это не то место, где ты полтора суток по дороге из Москвы в Тюмень не смыкаешь глаз из-за пьяного шума и страха быть обворованным. В поездах сейчас чисто и тихо. Можно несколько раз проехать в поезде через полстраны и обратно и не встретить в вагоне ни одного дегенеративного лица. Люди уже не пьют в дороге — пьяных сразу высаживают. Не матерятся, не играют в карты на последние деньги и не задирают соседей. Едят теперь умеренно и вовсе даже не мусор вроде чипсов, лапши быстрого приготовления и газировки. Все больше людей в дорогу берут чистую воду, овощи, сыр.

По тому, что у пассажиров поезда Москва — Мурманск в продуктовых пакетах, можно многое сказать о России. Например — что Россия потихоньку осваивает нормы правильного питания, что люди учатся разбираться в продуктах.

А, главное, что еда в поезде перестала быть для них главным развлечением. Они в поезде читают, редко — смотрят на планшете фильмы. И давно научились пользоваться биотуалетами! Проводницы приобрели человеческие лица: они уже не хамят и не смотрят на тебя так, будто их месяц кормят одной лишь квашеной капустой. Перестали в поездах мухлевать с постельным бельем: получить теперь мокрую или грязную простыню — невероятное событие.

Культура пришла от сытости. Россияне, конечно, не зажиточные. Многие закредитованы и работают по 12 часов в сутки. Однако по тому, как люди ведут себя в поездах, в магазинах, на дорогах, видно, что в основной своей массе российский человек сегодня не живет одним днем и не смотрит со страхом в будущее. Потому что если бы людям, как 20 лет назад, не хватало в буквальном смысле на еду и зимнюю обувь, им было бы не до чтения в поездах и не до вежливого вождения на дорогах.

Вы посмотрите, как изменилось поведение автомобилистов. Ведь ездить стали лучше! Реже обгоняют, больше 100 км/ч редко кто идет даже по Горьковскому шоссе. Аварийность на дорогах падает! Да, остались еще автохамы и паркующиеся на тротуарах «блондинки», но они вызывают всеобщее возмущение. Хотя еще 10 лет назад были нормой.

Какой аспект бытовой жизни ни возьми, везде виден прогресс. Люди в целом стали жить лучше. Причем настолько, что у них появилось, наконец, время успокоиться и не грубить всем подряд. Вообще, к тому, чтобы на дорогах пропускали, а в поездах не воровали, страна должна была идти очень долго. И, кажется, пришла.

Положительные изменения в массах происходят не в одних лишь суперсвободных демократических обществах. И самоощущение людей не всегда зависит от политической ситуации.

Правда в том, что большинство людей равнодушны не только к понятию демократии, но и к категории политики вообще. Просто не воспринимают — это выше их способностей и их интересов. У большинства людей в любой стране есть один единственный интерес — как, работая меньше, лучше обустроить свою жизнь и обеспечить себе старость. Именно этим наш народ сейчас и занят. Нельзя сказать, что он очень доволен, но и поводов жестко требовать реформ у него тоже нет. Более того: даже если массовый человек перестанет быть довольным, его экономические и социальные претензии не перерастут в политические, потому что связи между политикой и ценой на стиральную машинку или отсутствием талона на УЗИ он не видит.

Политические требования выдвигают либо очень сытые, либо крайне голодные. А российский народ пока болтается где-то в промежуточном пространстве. И об этом народе, о его настоящей жизни, наш либеральный политический и гражданский истеблишмент решительно ничего не знает.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео