Далее:

Тяжелая дата: ветеран Сталинградской битвы вспоминает

Тяжелая дата: ветеран Сталинградской битвы вспоминает
Фото:
КИШИНЕВ, 12 сен — Sputnik. В этот день 75 лет назад, 12 сентября 1942 года, начались самые трудные дни для защитников Сталинграда — немецко-фашистские войска вплотную подошли к городу.
Одним из тех, кто воевал на Сталинградском фронте, был Иван Герасимович Климов, который после войны обосновался в Кишиневе и долгие годы проработал в органах прокуратуры, продолжая бороться с врагами государства и в мирной жизни. Он записал свои воспоминания, которые дошли до нас благодаря тому, что родственники Ивана Герасимовича сохранили их, когда самого ветерана не стало.
В рамках проекта «Память о Победе» Sputnik Молдова публикует фрагменты воспоминаний Ивана Климова.
"Наш отдельный учебный батальон в составе 333 стрелковой дивизии в октябре 1942 года был направлен под Сталинград.
Каждую ночь переходы по 50-60 километров при полной боевой выкладке. Днём отдыхали и проводили занятия. Приходилось на марше переучиваться, так как к этому времени изменилась тактика наступательного боя. Если до этого войска по фронту располагались в шахматном порядке, то теперь они располагались в цепочку. Это уменьшало потери живой силы, и увеличивало мощь огня.
Около месяца наш отдельный учебный батальон провёл в обороне севернее Сталинграда. В октябре и начале ноября 1942 года в районе Сталинграда всё время прибывали новые части наших войск. В конце октября или начале ноября 1942 года как-то ночью наш батальон был снят с обороны, и всю ночь мы шли на север от Сталинграда, неся на себе противотанковые ружья, ручные и станковые пулемёты, ротные и батальонные пулемёты, а также боеприпасы к ним. Передислокация происходила в спешном порядке, привалы для отдыха на 5 минут и шли дальше. Мы были уставшими, без сна, к тому же давало о себе знать высокое нервное напряжение. Бойцы спали на ходу. До этого я не знал, что, идя в колонне, можно уснуть. Прошли мы тогда более 70 километров и зашли в село, которое располагалось почти на самом берегу реки Дона, там нас разместили группами по домам. Так мы оказались на Клетском направлении в составе 5-ой танковой армии юго-западного фронта. В этом селе мы пробыли примерно неделю. Ходить по улице разрешалось только вечером, так как нередко появлялся немецкий самолёт — разведчик «рама».
Как-то рано утром в село вошёл какой-то наш кавалерийский полк. Разместив лошадей по сараям и возле домов, некоторые стали сводить лошадей к колодцам на водопой. Образовались скопления, а тут как по расписанию, примерно в 10 часов, появилась немецкая «рама».
По батальону была объявлена воздушная тревога. Все курсанты из домов вышли в щели, скрытые во дворах и на огородах. Спустя некоторое время над селом появились немецкие бомбардировщики, которые, развернувшись в цепочку, стали один за другим пикировать и сбрасывать бомбы на село. Мы из укрытий вели по самолётам огонь из винтовок, ручных пулемётов и противотанковых ружей, не давая возможности стервятникам вести прицельное бомбометание. Самолёты неоднократно появлялись над селом. В одной из схваток нашим «пэтээровцам» удалось подбить одного стервятника, который отделившись от группы, оставляя за собой шлейф дыма, упал за Доном.
Никогда не забуду ночь на 19 ноября 1942 года. Ещё с вечера пошёл сильный снег. Под прикрытием ночи батальон покинул насиженные места и был выведен к берегу Дона на исходные позиции.
На рассвете в воздух полетели ракеты, а вслед за ними заговорила наша артиллерия всех родов и калибров.
В бой пошла пехота и с криками «ура», преодолев ничейное пространство в 100-200 метров, мы ворвались в расположение неприятельских войск.
Противник в панике стал в беспорядке отступать. На отдельных участках обороны неприятель пытался организовать оборону и даже перейти в контратаку. Ворвавшись в оборону противника, мы обнаружили хорошо оборудованные блиндажи, окопы, ходы сообщений. Неприятель, будучи измотан и обескровлен нашими обороняющимися войсками, готовился к длительной и стабильной обороне.
Появились первые пленные. Солдаты неприятеля были в жёлтых шлемах, на ногах от холода были одеты плетёные из соломы бахилы, некоторые носили высокие из серого каракуля шапки. Оборону по Дону занимала румынская армия. Вид пленных солдат был жалким, они заискивающе говорили — «Гитлер капут, Антонеску капут».
Наши бронетанковые части перешли в стремительное наступление правее нас, из района Серафимовича. Они, сходу смяв оборону румынской армии, продолжали наступление в направлении города Калач-на-Дону.
На второй или третий день наступления наш батальон с боями занял село и продолжал преследование неприятеля. Когда мы вышли на окраину села, то вдруг увидели лес поднятых вверх винтовок и был слышен шум. Оказывается, у села было много силосных ям, которые заполнили румынские солдаты и, видя свое безвыходное положение, они подняли из ям винтовки и сдались в плен.
В прорыв наших войск немецкое командование стало перебрасывать свои войска, которые преграждали пути отступления румынским войскам и всё чаще сами вступали в бой с нашими войсками.
Преследуя отступающие войска противника и отбивая его отдельные контратаки на 5-ый день непрерывных боёв ворвались в город Калач, где и соединились с войсками Сталинградского фронта. Таким образом кольцо вокруг немецкой группировки в районе Сталинграда было замкнуто.
Все солдаты, несмотря на тяжёлые потери и страшную усталость, шутили, смеялись, пели песни.
В Калаче наш отдельный учебный батальон был оставлен на отдых и только теперь впервые за несколько дней непрерывных боёв заработали наши походные кухни.
К обеду нам было выдано по 100 граммов водки для подогрева, поскольку мы продолжали воевать в летней форме, а кто помнит зиму 1942 года, тот знает какая она была. Морозы в конце ноября доходили до 15 градусов, снега было до колен".
Оставить комментарий