Далее:

«Волга – главный архитектор». Какие тайны хранят речные глубины?

«Волга — главный архитектор». Какие тайны хранят речные глубины?
Фото:
След резца творца
— Юрий Львович, вы много лет снимаете фильмы о Волге, её красоте и уникальности. Чем вас так привлекает великая река?
— Начнём с того, что я родился на Волге, в Кинешме Ивановской области. С рекой и лесом была связана вся наша жизнь. Но только в Нижнем осознал, что Волга — это великий архитектор. Она сформировала и ландшафт, и национальный характер, и психологию человека, поселившегося на её берегах. В Нижнем Новгороде я выхожу к памятнику Чкалову и чувствую: это особенное место, оно волнует, завораживает, манит. Оторваться невозможно! Но оставался в этой красоте вопрос, загадка.
Встреча с известным нижегородским краеведом Николаем Морохиным приоткрыла мне завесу тайны. Он рассказал мне, как значимо это место, как история, география, этнография, геология открывают его великие смыслы. Многое он, в свою очередь, почерпнул из книг и рассказов нашего знаменитого геолога Бориса Исаевича Фридмана. Восточная граница владимиро-суздальской земли, центр Восточно-Европейской равнины, слияние двух великих рек, место древнего тектонического разлома…
— В документальном фильме 2015 года «Сила Кориолиса» вы рассказываете, как Волга стала главным архитектором нашего места (сила Кориолиса — это одна из сил инерции, которую используют при рассмотрении движения материальной точки относительно вращающейся системы отсчёта). Вы разгадали тайну, почему людей так завораживает великая река?
— Думаю, что они подсознательно чувствуют те космически процессы, которые отразились в чертах волжского ландшафта. Сила Кориолиса, сдвигающая вбок все текущие жидкости, превратила Волгу в гигантский резец, с помощью которого был «вырезан» орнамент среднерусской полосы. В этой работе участвовали ветер, лёд, тектонические процессы: древняя платформа Великой русской равнины расколота на две части от Владимира до Казани, и Волга повторяет контур этого разлома. С правого берега мы, как в театре природных мистерий, видим результат этой работы, можем ощутить величие замысла, проекта.
Есть сухое понятие «градообразующее предприятие». А Волга образует русскую географию, природу, культуру, русскую нацию, в конце концов. Это не просто река, не просто дорога. Конечно, резец творца — звучит малопонятно и выспренно, проще говорить о физике, геологии. Но вы просто подойдите к памятнику Чкалову в Нижнем Новгороде, посмотрите вдаль — и всё поймёте.
Жизнь на микроуровне
— Два года подряд вы отправляетесь по Волге с нижегородскими учёными и студентами в экспедицию «Плавучий университет». Какие открытия сделали для себя?
— Я познакомился с ребятами, молодыми учёными, горящими, интересующимися, которые с утра до ночи занимались исследованиями. Меня поразил разговор с одной студенткой, которая дважды была в экспедиции. Как она по-взрослому, с пониманием рассуждает о Волге!
Мне бы очень хотелось, чтобы чиновники поняли: самый большой памятник истории, культуры и ландшафтной архитектуры России — не старинные здания, не кремль, даже не Стрелка, а сама Волга.
Представьте, что Волга как полноценная, незапруженная река сохранилась лишь на участке от Городца до Нижнего Новгорода. Дальше начинается «хвост» Чебоксарского водохранилища. Учёные уже называют реку ниже Нижнего не Волгой, а верхней частью Чебоксарского водохранилища. Так значится в документах, это входит в речь. Мне тревожно — мы теряем Волгу даже лексически. А цветущая вода — сине-зеленые водоросли — это ещё цветочки. Но в этом году, когда паводок случился летом, было особенно страшно видеть Волгу без пляжей, песчаных кос, видеть растерянных чаек, которым негде отложить яйца, вывести потомство. Я уж не говорю о том, что купаться в реке невозможно. И это притом, что ещё не подняли уровень Чебоксарского водохранилища до 68-й отметки!
Периодически нас пугают возвращением к этой теме. Зачем? Не могут экономические показатели оправдать исчезновение реки, которая равнозначна понятию «Родина». О каком патриотизме можно говорить, если мы ради проектной мощности Чебоксарской ГЭС готовы потерять то последнее, что ещё говорит нам: это Волга.
Что мы теряем
— К сожалению, многие этого не понимают. Для людей Волга — это пейзаж…
— Пейзаж! Так это и есть ландшафт. Нам достался в наследство потрясающий, волшебный мир волжской природы, чудо, исчезающее на наших глазах. Мы стираем пейзаж, формировавшийся веками, и таким образом меняем собственное сознание. Каждый из нас живёт в точке, которой предшествовал гигантский период эволюции. И каждый несёт ответственность за то, что получил по наследству. Как-то мы снимали в Лыскове, на венце (там любят «отдыхать» горожане) вид на волжский разлив и Макарьевский монастырь. Красота неописуемая. И все любуются — выпивая, закусывая, бросая обёртки, объедки себе под ноги. Хорошо смотреть вдаль, а голову опусти — весь стометровый склон реки завален мусором, бутылками. Вот вам миллионолетняя эволюция! И что останется после людей, которым не нужно, чтобы текла река, шумели леса, пели птицы и росли грибы, чтобы сохранялись памятники, старинные города, храмы?
Нижегородцы любят отдыхать на реке. Почему бы не развивать экологический речной туризм, чтобы люди, плавая на теплоходах, не пьянствовали под громкую музыку, а изучали Волгу, смотрели фильмы, узнавали, как надо относиться к великой реке. Это и называется: экологическое воспитание.
Оставить комментарий