Далее:

У россиян — страсть к памятникам

У россиян — страсть к памятникам
Фото:
Начать стоит со строк ироничной и не теряющей актуальности песни Владимира Высоцкого «Памятник»: «Я при жизни был рослым и стройным / Не боялся ни слова, ни пули / И в обычные рамки не лез / Но с тех пор как считаюсь покойным / Охромили меня и согнули (…) А потом, по прошествии года / Как венец моего исправленья / Крепко сбитый литой монумент / При огромном скопленье народа / Открывали под бодрое пенье / Под мое — с намагниченных лент». В финале песни гениальный бард бежит с пьедестала своего памятника и хрипит: «Похоже, живой!» Высоцкий умер в 1980 году, сейчас по всей России ему поставили 20 памятников.
Самая большая голова Ленина
Ее вес — 42 тонны, высота — 7,7 метра, ширина — 4,5 метра. Настолько большой головы Ленина нет нигде в мире. Именно этого и добивались коммунистические руководители столицы Бурятии Улан-Удэ: они хотели создать такой памятник вождю большевистской революции, какого бы не было ни у кого. Идею претворили в жизнь в столетие со дня рождения Ильича, в 1971 году, до этого скульптуру демонстрировали в Монреале и Париже. Коммунизм в России рухнул 25 лет назад, но монументальный бронзовый бюст до сих пор стоит на центральной площади бурятской столицы. Конечно, уже звучали предложения перенести памятник в другое место или даже убрать совсем, но городское руководство отметает такие предложения, говоря, что избавляться от символа города и даже целого региона было бы глупо. Один местный телеканал даже провел шуточный уличный опрос, показывая жителям сделанное в графическом редакторе изображение площади с пустым местом вместо памятника. У большинства опрошенных такая идея вызвала возмущение. Они высказались против сноса монумента, объясняя, что преступная деятельность Ленина — это уже история, а «голова», как ее называют уланудэнцы, успела врасти в городской пейзаж и стала его важным элементом.
В советскую эпоху по всей Восточной Европе и в СССР воздвигли много памятников Ленину. После 1991 года их начали сносить, но большая часть, в первую очередь в России, продолжает стоять на своих местах. Чаще всего вождя революции свергали с пьедестала на Украине. Это был так называемый «ленинопад», кульминация которого наступила после Евромайдана. Последний монумент Владимиру Ильичу снесли в Новгороде-Северском Черниговской области в октябре 2016 года. В России эти памятники защищает как Коммунистическая партия Геннадия Зюганова, по инициативе которой появляются новые монументы, так и правая Либерально-демократическая партия Владимира Жириновского.
Колчак и прочие
Величественный памятник Ленину стоит в центре Иркутска. Неподалеку в красивом уголке над Ангарой воздвигли монумент одному из лидеров Белого движения — Александру Колчаку, который погиб от рук большевиков в 1920 году. В другом месте у Ангары восстановили памятник императору Александру III, который снесли в год смерти Колчака. Почему там решили увековечить память именно этого царя? Потому что он был главным поборником строительства Транссибирской магистрали, значение которой для Иркутска трудно переоценить. С такой идейной шизофренией можно встретиться практически в каждом российском городе.
Почему никто не сносит штампованных постсоветских гигантов, которые не представляют художественной ценности и увековечивают память людей, угнетавших миллионы соотечественников? Верх берут практические соображения: во сколько это обойдется, зачем менять что-то, что уже стало историей… Кроме того, именно у таких памятников больше всего любят фотографироваться западные туристы. Другая важная причина — это гордость россиян за советскую эпоху, которая в их представлении выступает продолжением великой российской истории. Сколько всего тогда построили, как расширились границы империи, какое значение мы приобрели в мире (читай: как сильно нас боялись)…
Самое важное для этих людей — не миллионы жертв режима, а мощь и сила СССР, поэтому они не видят смысла в переименовании улиц, сносе памятников революционерам и коммунистическим деятелям и даже в изменении названий городов. Петербург, конечно, перестал быть Ленинградом, а Тверь — Калинином, но Вятка осталась Кировом, а Симбирск — Ульяновском. Решение о сохранении коммунистических названий приняли жители на городских референдумах. Царские символы, возвращаясь, перемешиваются с наследием 1917-1991 годов, а также с тем, что символизирует современную капиталистическую Россию.
Что с памятью о жертвах преступлений коммунизма?
Очень сильное впечатление произвел на меня памятник жертвам кровавого советского режима в Улан-Удэ, том самом городе, где на Советской площади возвышается монументальная голова Ленина. Это две фигуры: женщина в грубой шинели держит за плечо ребенка, у них обоих нет лиц — имена огромного числа жертв остаются неизвестными. Приговорить могли за что угодно, лишь бы выполнить план. За фигурами стоит шесть пик, на которых развеваются железные флаги с разными религиозными символами. Надпись на пьедестале гласит: «Жертвам политических репрессий». Сбоку стоят два лагерных фонаря. С левой стороны — стена с мемориальными досками, на которой бросается в глаза фраза: «За что?» Это самый короткий и сильный вопрос, адресованный бесчеловечному режиму и людям, которые его создавали.
Одна из мемориальных досок посвящена Андрею Богданову — идейному вдохновителю и создателю этого мемориала, а одновременно — председателю Бурятской ассоциации жертв политических репрессий. За памятником стоит скромное здание. В нем располагались ЧК, НКВД и ГПУ, здесь же держали заключенных. Расстреливали их в другом месте.
Сколько в России таких памятников? В Москве на Лубянской площади рядом со зловещим зданием тайной полиции общество «Мемориал» поставило в 1990 году Соловецкий камень. Похожий есть в Петербурге. На нем выбита надпись «Узникам Гулага. Борцам за свободу. Жертвам коммунистического террора». Ниже — строка из знаменитого «Реквиема» Анны Ахматовой: «Хотелось бы всех поименно назвать…»
Оба камня привезены с Соловецких островов, где в 1920-е годы основали первый в Советском Союзе лагерь для политических заключенных. Такие же мемориальные камни, доски и скромные памятники есть в Екатеринбурге, Самаре, Томске, Тюмени, Пензе. Однако эти монументы не могут соперничать по масштабу и месту расположения с монументами, прославляющими лидеров российского большевистского движения.
Бродяга и все остальные
Россияне обожают памятники. Поблизости от переправы на остров Ольхон на Байкале недавно поставили памятник Бродяге — сибирскому скитальцу, воспетому в одной из самых красивых русских песен. Необычными монументами славится Екатеринбург. Там стоит памятник Борису Ельцину, который был долго связан с этим городом, а компанию бессмертному Ленину составляют царь Александр II и Владимир Высоцкий, отлитый в бронзе вместе со своей женой Мариной Влади. Еще там есть памятник пластиковой карте и памятник компьютерной клавиатуре. Этот последний в голосовании в 2011 году екатеринбуржцы назвали одной из главных достопримечательностей города.
Однако все другие оригинальные идеи затмевает инициатива Ульяновска: там возвели памятник букве «Ё». Идея родилась в 1997 году, когда ульяновские историки обратили внимание на 200-ю годовщину появления этой буквы в российском алфавите. Как мы видим, россияне не испытывают проблем с фантазией, в том числе — в сфере памятников.
Геннадий Зюганов Анна Ахматова Александр Колчак Борис Ельцин Еще 3 тега
Оставить комментарий