Ещё

За Алексея Баталова лучше всего говорили его роли 

Фото: Вечерняя Москва
Алексей Баталов — принадлежит к редкому числу актеров, которые став полпредом своего поколения, изменили наше представление о национальном герое. Он родился в замечательной артистической семье, вокруг всегда существовала уникальная питательная среда.
Племянник знаменитого артиста Николая Баталова, сыгравшего в фильмах «Путевка в жизнь» и «Мать», сын мхатовских актеров Владимира Баталова и Нины Ольшевской, он с пяти лет рос в доме Виктора Ардова. Этот писательский дом активно посещали Шостакович, Олеша, Булгаков, Светлов, Раневская, Мандельштам, Зощенко. Юный Алексей дружил с Анной Ахматовой и даже однажды нарисовал ее портрет. Будучи окружен людьми творческими, по большей частью — артистами, он мало сомневался в своем будущем пути. Поступив в Школу-студию Художественного театра, он на экране появился уже в шестнадцать в фильме «Зоя».
Тем невероятнее на этом фоне оказалась одна из лучших чеховских картин «Дама с собачкой» в постановке Иосифа Хейфица, которую просто невозможно сегодня представить без Алексея Баталова и Ии Саввиной. Думается, что любые последующие экранизации этой вещи всегда будут подвергаться сравнению и критики, потому что филигранное мастерство Алексея Владимировича, явившее миру тонкость, чуткость, интимность в этой роли, задало в данном случае высочайшую планку на все времена. Госзаказ на умное кино, выразившее бы во всей своей полноте устремленность новых поколений советских людей к знаниям, научно-техническому прогрессу в полной мере реализовался в фильме Михаила Ромма «Девять дней одного года», где были ребром поставлены гамлетовские вопросы науки, способной как осчастливить вселенную, так и низвергнуть ее в катастрофу. И главный из вопросов вставал нравственный смысл бытия каждого. Здесь Баталов в очередной раз сыграл классического на тот момент ученого, героя твердых убеждений, готового за них идти на любые жертвы.
Ну, и наконец — Гоша, Гога, Жора из меньшовского оскароносного хита "Москва слезам не верит", побившего на родине все рекорды популярности. Роль слесаря, желающего во след за римским императором Диоклетианом, делать то, что ему нравится, несмотря на чины и звания, стала звездным часом Баталова, поднявшего тему творческой свободы личности в любых социальных условиях. Сам Алексей Баталов не раз удостаивался высоких государственных наград, всевозможных призов, в том числе и от коллег «За честь и достоинство». Среди них — множество орденов, в том числе и русской православной церкви. Глава Российского Императорского Дома великая княгиня Мария Владимировна пожаловала Алексею Баталову потомственное дворянство. При этом он, человек самой публичной из профессий, всегда оставался исключительно непубличным. О своей персоне говорить категорически отказывался, а от приближающихся юбилейных торжеств попросту сбегал из Москвы, считая что лучше всего за него скажут его роли.