Sputnik Казахстан 5 мая 2017

Командир машины боевой

Фото: Sputnik Казахстан
АСТАНА, 5 мая — Sputnik, Елена Бережная. …Это было в феврале 1945 года в Восточной Пруссии. Офицер связи Гершунов получил приказ о взятии курортного города Бальга, расположенного на берегу моря и давно занятого фашистами. В распоряжении офицера были лишь одна танковая рота (десять танков) и рота автоматчиков (120 человек). Но, несмотря на малочисленность этой группы, оборонявшийся город в результате серьезного боя все-таки был взят.
А весной 1945 года танковый батальон, которым командовал капитан Гершунов, блестяще провел дерзкую операцию в Восточной Пруссии. Ее итогом стал захват вражеского военного аэродрома в районе крепости Пиллау. Наши танкисты взяли в плен больше двухсот немецких солдат и офицеров. Сообщение об этом даже передавали по радио.
95-летний гвардии полковник в отставке, живущий сейчас в Петропавловске, получил за героические операции орден боевого Красного Знамени и большую награду — орден Александра Невского. Он является одним из немногих обладателей этой высокой награды в Казахстане.
От кавалериста до танкиста
Начиналась военная карьера Анатолия Ивановича в 1940 году, когда он 19-летним пареньком был призван в армию. На тот момент его семья уже три года жила в Петропавловске. А до этого отец был раскулачен и сослан вместе с семьей (женой и малыми детьми — Анатолием и его четырьмя сестрами) из города Троицка Челябинской области в архангельские места. Оттуда в Петропавловск они смогли уехать только в 1937 году.
Отправили служить новобранца Гершунова в Западную Белоруссию. Он был распределен в стрелковый полк во взвод конных разведчиков. Как рассказывает Анатолий Иванович, уклад жизни в тех местах был очень похож на описания в рассказах Гоголя. Там стояли глинобитные хаты с земляным полом и отводами вокруг окон и дверей, мужчины были одеты в шаровары с очкуром (шнурком, стягивающим пояс) и в сапоги на деревянной подошве. И главное — с малых лет каждый мальчик здесь был приучен к лошадям.
Побыл лихим кавалеристом и Анатолий Гершунов, но через год коня пришлось сменить на танк — в марте 1941 года он был направлен на обучение в Минское танковое училище. Когда началась война, учебное заведение было перенесено из взятого немцами Минска в Ульяновск. Туда курсанты шли пешком, практически под пулями преодолевая места боев. Окончил училище Гершунов в начале 1942 года в звании лейтенанта.
Свой боевой путь на Великой Отечественной войне Гершунов проложил от Ржева до Восточной Пруссии. Первый бой был в местечке под Калинином, потом были тяжелые кровопролитные битвы за Ржев, Смоленск, Минск. Довелось танкисту Гершунову побывать и в нескольких военных должностях. Был он личным адъютантом командующего бронетанковыми войсками 31-й армии Шабалина (кстати, ранее возглавлявшего как раз то танковое училище, которое заканчивал Анатолий). Под Ржевом Шабалина смертельно ранило…
"Я помню тот тяжелый день, когда командир отправил меня в штаб с очередным поручением, — рассказывает Анатолий Иванович. — Бои тогда шли страшные, жестокие, о каких говорят — не на жизнь, а на смерть. Когда я вернулся, то никак не мог найти своего командира. Тут кто-то сказал, что Шабалин тяжело ранен, а вскоре я узнал о его смерти. Пожалуй, это была первая смерть, которая так сильно меня потрясла. Только что был человек, говорил с тобой, жил, дышал, улыбался, и вот его уже нет. Страшно".
Последним командующим, чьим адъютантом служил Анатолий, был генерал-майор Нецветайло. Гершунов постоянно просился на службу в танковую бригаду, и когда сын генерала окончил училище, тот взял его к себе адъютантом, так чаяния танкиста Гершунова сбылись.
Уже вскоре Анатолий Гершунов стал командиром танкового взвода, в 24 (!) года — командиром танкового батальона, офицером связи. Воевал он в Польше, в Прибалтике, в том числе и Литве (под Каунасом), с тяжелейшими боями прошел Восточную Пруссию. О кровопролитности тех битв свидетельствует уже один факт, что с октября 1944 года по апрель 1945 года их военное формирование пять раз пополнялось техникой и личным составом. В Восточной Пруссии Анатолий Иванович получил сразу три ордена, всего их у него восемь.
Есть место подвигу
В биографии полковника Гершунова — несколько настоящих подвигов. Свою первую награду он получил в боях за освобождение Смоленска летом 1943 года. Тогда танковому взводу под командованием Гершунова удалось прорвать оборону противника.
"Мой танк получил несколько пробоин, еще два танка нашего взвода были подбиты, но со своей задачей мы справились", − вспоминает ветеран.
За боевые заслуги в смоленской битве Анатолий Иванович получил свой первый орден Красного Знамени, а 42-я гвардейская отдельная танковая бригада, где он служил — звание «Смоленская» и ряд почетных наград.
За взятие города Бальга он получил высокую награду — орден Александра Невского. Этим орденом награждались командиры Красной Армии, проявившие в боях за Родину в Отечественной войне личную отвагу, мужество и храбрость и умелым командованием обеспечившие успешные действия своих частей.
Очередной орден боевого Красного Знамени Анатолий Иванович получил в апреле 1945 года, когда практически в одиночку на одном танке захватил целый батальон охраны немецкого аэродрома, где было более сорока самолетов с крестами на крыльях. Это случилось под Кенигсбергом, где встречается немало болотистых мест. Танковый батальон Гершунова, передвигаясь к нужной точке, завяз в болоте. Когда удалось вытянуть три танка, они продолжили движение к цели. И вдруг — совершенно неожиданно — танки из лесных зарослей выскочили на взлетные полосы немецкой аэроточки. Гитлеровцы открыли огонь и подбили две машины.
"Я прорвался на своем танке вглубь аэродрома, остановился и несколько раз повернул из стороны в сторону пушку и направил ее на основной охранный пункт немцев, — вспоминает Анатолий Иванович. — Потом я сказал ребятам: «Ну что, пойду брать фашистов в плен!» и вылез из танка в сопровождении одного солдата. Подошел к группе стоящих неподалеку немцев во главе с их офицером. Наверное, вид у меня был очень уверенный, потому что он доложил мне, сколько их человек и что они охраняют. Я отдал им приказ бросить оружие и построиться в колонну. Тут уже подтянулись и остальные вызволенные из болота наши танки. А немцев мы взяли в плен около 200 человек. Так они, пленные, и шли строгим строем, осознавая, что проиграли свою войну. Может, поэтому и сдались практически без боя — понимали, что уже бесполезно сопротивляться".
По словам полковника Гершунова, советские танки (а особенно модель Т-34) были лучшими танками второй мировой войны. Немецкие «тигры» и «пантеры» с нашими машинами не могли сравниться ни по маневренности, ни по скорости, ни по силе выстрела. Советские танки имели мягкую, «эластичную» броню, которая отлично защищала машину и максимально снижала количество осколков от мин и снарядов. Кроме того, советские танковые установки стреляли прямыми выстрелами, с большой начальной скоростью снаряда. А вот американские и английские машины, получаемые Советской Армией, часто подводили в бою — в самый неподходящий момент слетали гусеницы, засорялись бензобаки (ведь «иностранцы» работали только на чистом, высококачественном бензине).
Кроме того, батальон Гершунова захватил железнодорожную станцию Сан-Лоренс, где танкисты обстреляли и сожгли бронепоезд и разбили почти всю стоящую здесь немецкую технику. Героические и очень тяжелые бои были на косе под Пиллау, где танкам приходилось воевать в лесистой местности, лишающей их маневренности.
Анатолий Иванович был неоднократно контужен (когда в танки попадали снаряды или они подрывались на минах), под ним сгорело три танка, несколько раз его ранило. Последнее ранение Анатолий Гершунов получил в апреле 1945 года в Восточной Пруссии, перед самым окончанием войны. День Победы танкист встретил в госпитале.
"Я услышал, как на улице началась стрельба, и достал из-под подушки пистолет, думал — немцы, — говорит полковник Гершунов, — Но вошла медсестра и успокоила нас, сообщила радостную весть о Победе. Это была радость, описать которую невозможно… Как в песне поется — счастье со слезами на глазах".
Жизнь после войны
После войны Гершунов остался служить в Ростоке, большом портовом городе в Германии. В конце 1946 года его отправили на подготовку в высшую офицерскую школу в Ленинград, а после школы были отпуск и поездка домой, где молодого офицера ждала невеста. Сыграли свадьбу, и Анатолий вернулся в Германию. Вскоре их полк расформировали, и Гершунов попросил направить его для прохождения дальнейшей службы в Советский Союз. Так он оказался в Закавказье, в Армении, где служил в танковых войсках более 15 лет. Вспоминает Анатолий Иванович красивые горные места Армении — Араратскую долину, одну из самых высоких гор Алагес, живописную границу с Турцией.
В 1961 году армия ослабила свои позиции. Многие военные укрепления распускались. Полковник Гершунов предпочел тогда выйти на пенсию и вернуться в Петропавловск. Но, даже будучи заслуженным пенсионером, Анатолий Иванович продолжал работать — до 1990 года он возглавлял областной спортивно-стрелковый клуб в ДОСААФе, учил молодежь стрелять, развивал биатлонный спорт и вырастил немало мастеров спорта. Кстати, воспитал Анатолий Иванович и трех своих детей — двух дочерей и сына. Сегодня у счастливого деда уже правнуки.
Несмотря на свой солидный возраст, Анатолий Гершунов обладает удивительно ясным умом и острой памятью. Он помнит каждый бой в мельчайших подробностях. Вот только рассказывать о войне он не любит, слишком уж это тяжелые рассказы…
Комментарии
Читайте также
«Желтый» уровень опасности объявлен в столичном регионе
Москалькова рассказала о поступающих ей жалобах
Родители школьников возмутились навязыванием патриотизма
2
В петербургском метро начнут охоту на гадалок
Последние новости
Жаныбекова и топ-менеджера "Казахфильма" могут выпустить под залог
Кеннет Алибек об отъезде в США: наука в Казахстане умрет в муках
Выдержит ли Алматы мощное землетрясение