В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Главное – из бюджета не выйти. "Бешеные деньги" на сцене театр им. Маяковского

В афише театра имени Вл. Маяковского дефицита спектаклей по пьесам замоскворецкого Колумба не наблюдается: “Таланты и поклонники”, “Не все коту масленица, “На бойком месте”, “Бесприданница”. Казалось, можно и остановиться. Но нет, что-то заставляет театр искать в творениях великого драматурга новые краски, подтексты, аллюзии. “Бешеные деньги” молодой режиссер , ученик , обозначил как комедию одержимости. И, похоже, не ошибся. Призыв добиваться заветной цели любой ценой звучит сегодня из каждой кофемашины и каждого смартфона. Это ли не одержимость? Вот только цена порой оказывается для одержимого воистину непомерно высокой.

Главное – из бюджета не выйти. "Бешеные деньги" на сцене театр им. Маяковского
Фото: Ревизор.ruРевизор.ru

Художник Мариус Яцовскис нашел очень точную метафору той жизни, которую ведут персонажи Островского: тесаные деревянные столбы, увенчанные капителями дорического ордера, а на них гнездышки из соломы. Большие такие, даже уютные. Может в гнездах этих и лежат золотые яйца, да только по гладкому столбу не каждый за добычей взберется. Из леса этих колонн и выходит к зрителю героиня , мгновенно включая мегаваттные аплодисменты.

Видео дня

Фото: К этой актрисе любовь у зрителя особая, можно сказать – трепетная. Светлане Немоляевой присущ редкий талант играть женщин из реальной жизни – непобедительниц, которых на грешной земле нашей большинство. Ее героини обитают в облачной повседневности, несут – истеря и плача – все отпущенные им человеческие слабости и несовершенства и терпеливо ждут того праздника, который на их улице так никогда не наступит. И Немоляева, как мало кто на отечественной сцене, умеет приоткрыть завесу над этой невидимой и мучительной жизнью отчаявшейся женской души.

Надеждой Антоновной Чебоксаровой тоже движет отчаяние: денег нет, а честь фамилии поддерживать нужно – без этого нечего и думать, чтобы дочка любимая выгодную партию сделала. А женихов вокруг – не рать. Кучумов ( отлично удается гремучая смесь вальяжности и неутолимого сладострастия) хоть и важный на вид барин, да женат, и любовница ему не по карману. Ироничный до жестокости Глумов () сам за приданым охотится, чего и не скрывает. А обаятельному вертопраху Телятеву () ни жены, ни денег не нужно. Разве что бешеных, которых не жаль, потому как не нажиты, а хитростью добыты. Фото: Сергей Петров Вот и бросается маменька улещать да умасливать наивного провинциала-миллионщика, курицу, несущую золотые яйца. Благо он вроде влюблен в ее ненаглядную Лидию без памяти. Да только Савва Геннадьич Васильков не так наивен, как хочет казаться. Это на фасаде у него благородный принцип значится – мол, “в практический век честным быть не только лучше, но и выгодней”, а за фасадом сплошной трезвый расчет. играет дельца, для которого и пламенная любовь цену имеет: “денег не пожалею, а из бюджета не выйду”. Ему, ни манер, ни обхождения благородного не знающему, для того, чтобы в высшие деловые круги пробиться, жену нужно “блестящую и с хорошим тоном”. Средств для приобретения такой супруги у него достаточно.

Фото: Сергей Петров Вакханалия деловых и любовных расчетов кружит на сцене Маяковки, подобно азартной карусели на ярмарке – играть русскую классику сегодня нужно в темпе, иначе зритель заскучает. И нравоучения завуалировать так, чтобы публика хохотала, а не морщилась. Ну а что может быть лучше для такого дела, чем старый добрый русский балаган со скоморохами да фокусниками. Главным коверным в этом балагане режиссер сделал героя вроде бы третьестепенного –Василий ( своему знаменитому тезке в ловкости рук не уступит) хозяину своему Савве Геннадьичу во всех делах помощник – и счета подбить, и жену от незваных гостей оградить, но и о своей выгоде не забудет. Фото: Сергей Петров А вот у Лидии Чеборксаровой () фокус не вышел. Даром что поначалу нос от неотесанного миллионщика воротила. Ей, конечно, других денег хочется – бешеных, чтобы рекой текли да счета не знали. Но коли бешеных нет, то и заработанные сойдут. Ну, постоит она на коленях перед скупердяем мужем, ну, пойдет к нему в экономки – варенье варить, грибы солить. Пусть пока тешится своею победою. В финале присмиревшая красавица впрягается вместе с супругом в “телегу жизни” – груду чемоданов, на которых восседает ее маменька, и тащит ее в темноту кулис, где прячется столь желанное ей светлое будущее. Но что-то подсказывает, что при первой возможности она бросит ненавистную лямку и снова сломя голову бросится на поиски бешеных денег, потому как иные ей без надобности. Уж не обессудьте, Александр Николаевич – времена нынче такие…