Ещё

«Глыба» и «колоссальный» дед. Как простой рабочий 11 церквей восстановил 

«Глыба» и «колоссальный» дед. Как простой рабочий 11 церквей восстановил
Фото: АиФ Казань
Виктор Лошадкин в 2016 году получил звание почетного гражданина . Своими руками восстанавливал храмы Казани. На его счету 11 восстановленных храмов. Заниматься этим он начал еще в послевоенные годы.
Человек-глыба
Солнечным днем я прохожу к старому дому на Толстого. Снег с тропинок только что убран хозяином дома. Вот и он сам — ясные голубые глаза, прямой взгляд, белая окладистая борода. Гостеприимно предлагает чай и заботится, чтобы было удобно.
Быстро забываешь, что Виктору Лошадкину идет сотый десяток — физическая сила и трезвый ум при нем.
«Я же с металлом долго работал, крепкий был, — объясняет Виктор Андреевич. — Ну и не пил, не курил никогда. 52 года на заводе «Электроприбор» отработал. Как, а?»
Лошадкин принимал участие в восстановлении 11 храмов . Строил, отделывал, изготавливал предметы для богослужения и мелкую утварь, реставрировал иконы или жертвовал свои средства. В Казани он обустраивал Петропавловский собор, церковь святой Евдокии, Богоявленский собор, в Зеленодольском районе — церковь святых царей Константина и Елены, в Лаишевском — церковь Ильи Пророка, передавал средства на восстановление Тихвинской церкви. Список длинный.
Строительством и отделкой храмов Виктор Андреевич продолжал заниматься и в 80 с лишним, да и сейчас продолжает изготавливать детали церковного убранства. Если он долго не приходит на службы, в одном из его любимых храмов — Никольском соборе на Баумана — начинают беспокоиться за его здоровье.
«Это человек-глыба, крепчайшей веры человек. Первым в своей жизни он восстанавливал наш храм еще при митрополите Гермогене в 1946 году, в опасное время», — отзывается о Лошадкине настоятель Никольского собора отец Иоанн.
«Погибнет от рук нечестивцев»
Откуда у Лошадкина ощущение миссии — восстанавливать храмы? По этому поводу есть своя семейная легенда.
«Мой прадед писал иконы, родители тоже были очень верующими, — рассказывает Виктор Андреевич. — Моим крестным стал , настоятель Варваринской церкви и профессор Казанской духовной академии. Он очень повлиял на меня, но не только он. Двоюродный дед моего отца, Федот Карпович Федотов, являлся церковным подвижником, проповедником в селе Тогашево Пестречинского района, очень уважаемым человеком».
По семейному преданию, старец предсказал потрясения, ждущие страну и семью.
«Он сказал: Андрюша (этой мой отец, он тогда был подростком) станет ученым, известным человеком, но погибнетот рук нечестивцев. Храм в Тогашево разграбят свои же жители. А восстановит его человек из нашего рода, который еще не народился», — рассказывает Лошадкин.
Сбылась первая, печальная, часть предсказания. До сих пор бессмысленная смерть отца в расцвете жизни — боль Виктора Андреевича.
Андрей Гурьевич, выходец из крестьян, получил высшее художественное образование — закончил вместе с известным художником Фешиным Казанскую императорскую художественную школу. Но продолжение образование в  для Лошадкина оказалось слишком дорогим, и он вынужден был перейти на Высшие сельскохозяйственные курсы.
«Мама у меня из Санкт-Петербурга, из образованных. Родители поженились, а позже приехали в Казань», — рассказывает Лошадкин.
Андрей Лошадкин заведовал отделом Казанского губернского продовольственного управления. В 1918 году стал старшим агрономом Пестречинского и Арского кантонов, в 1920 годы агрономом-консультантом в Центральном доме крестьянина, много отдал организации сельских хозяйств, государственных молочных ферм. Большой дом, четверо детей.
«Но в 1938 году за то, что он когда-то написал портрет Николая Второго, и его обвинили в монархизме. Донес сосед. Посадили на 10 лет. Диву даюсь, что сейчас Сталина называют чуть ли не героем!» — восклицает Лошадкин.
Из тюрьмы его отец уже не вышел. Но даже в заключении в Свияжске он сажал фруктовые деревья, записывал воспоминания, готовил учебные пособия. Узнав от папы, что он заболел дизентерией, сын-подросток бросился в Казань за лекарством, к вечеру привез — но Андрея Гурьевича было уже не спасти.
«Ты попов готовишь?»
«Сын врага народа» — эта отметина не дала Вите доучиться в школе, пришлось идти в ремесленное училище. Уже в 17 лет Лошадкин стал мастером, а в войну парню доверили ремонтировать советские танки, пострадавшие на полях сражений. «По отцу мои предки — крестьяне. Это он меня научил руками работать», — объясняет Лошадкин.
Но хвост подозрений тянулся. «Таскали меня в КГБ, — комментирует Виктор Андреевич. — Два раза, еще до смерти вождя народов, вызывали. Я в ремесленном училище после войны преподавал, меня спрашивали: „Ты попов готовишь на уроках или воспитываешь строителей коммунизма?“ Это потому, что один из учеников доносил, что я в церкви пою. Его расспрашивали, не говорил ли я на занятиях чего про власть. В общем, после выпуска учеников пришлось уволиться, и в 1952 году я пошел на завод „Электроприбор“.
Помнит рабочие руки Лошадкина Варваринская церковь на . Он обустраивал ее еще в 50-х, ведь она особенная для его семьи: здесь венчались родители Виктора Андреевича, крестили его самого и сестер. В 90-х он пожертвовал для нее почти 30 миллионов рублей — 24 на сусальное золото для купола и креста, остальное — на работы. Это была стоимость трех-четырех машин. Да и своими руками он сделал там многое.
— Я же был рабочим широкого профиля — работал на фрезерном, токарном, шлифовальном станке, штамповал, знал кузнечное дело, — отвечает Виктор Андреевич на вопрос, откуда деньги на богоугодные дела. — Еще мед продавал с 18 ульев. А какой сад у нас был, как плодоносил! Отец-то агрономом был, яблони сортовые росли.
В семью Виктор Андреевич приносил немного — например, пристроил к старому дому отца кирпичный дом, сейчас обстановка тоже очень скромная. Накопления уходили на храмы. Но принимала ли семья этот добровольный крест?
Вместо ответа он говорит, что старшего сына вырастил тоже верующего, тот помогал в строительных работах в храмах. А на вопрос о жене собеседник только машет рукой. За этим — непростая жизненная история. Женился он по тогдашним меркам поздно, после 30. Родились дети, но у супруги в расцвете лет выявили неизлечимое психическое заболевание: „Мои родственники жену просто боялись. За 27 лет она 54 раза лежала в больнице“. Но он не развелся, не завел на стороне любовницу, не запил. Как мог, ухаживал за женой.
Лучше руками храмы строить
О второй части предсказания тогашевского старца „Храм восстановит человек из нашего рода“ Виктор Андреевич вспомнил, когда в 90-х к нему обратились жители села Тогашево с просьбой помочь восстановить церковь, в которую ходили его предки.
»С 1996 года он руководит и лично реставрирует церковь в селе Тогашево, вкладывая значительные собственные материальные средства и труд, — пишет в рекомендации к получению Лошадкиным Национальной премии «Культурное наследие-2013» директор Павел Шацких. — Он благодаря своему авторитету, открытости и исключительной честности привлекает к этому богоугодному делу заводчан всех возрастов и вероисповеданий. Во время волонтерских выездов работает наравне с молодежью. Наш колоссальный дед, любовно его называют в коллективе».
С такой верой и созидательной силой — почему же Лошадкин не стал священнослужителем?
«Мне предлагали, — отвечает он. — Я же еще мальчиком помогал при церкви, а взрослым был назначен иподиаконом (помощником) владыки Сергия Королева (архиепископа Казанского и Чистопольского — прим. ред). Отец Сергий хотел посвятить меня, но я отказался. Быть настоятелем храма — это деньги, пожертвования… Лучше руками церкви строить».
Трансляция жесткого порно всерьез напугала зрителей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео