Ещё

Застывшая дикая природа. Корреспондент «ВМ» узнал о специфике работы таксидермистов 

Фото: Вечерняя Москва
Трофейная охота всегда считалась одним из значимых элементов культуры у многих народов мира. Головами добытых на охоте животных — огромных вепрей, оленей, зубров или медведей — сильные мира сего украшали каминные залы своих родовых гнезд. Эти свидетельства охотничьей доблести навевали князьям, герцогам и королям воспоминания об их былых подвигах. А потому особым спрос был на мастеров, изготавливающих такие чучела животных. Называли умельцев таксидермистами, что в переводе с греческого означало «приводящий в порядок шкуры или кожу». В России просто — чучельник.
Профессия художника-таксидермиста довольно редкая, истинных мастеров этого дела очень мало. С несколькими такими мастерами встретился корреспондент «ВМ», чтобы подробнее узнать о специфике необычной профессии.
Не скуки ради, а заработка для  Игорь Пятых — пенсионер. В прошлом — военный инженер-строитель. После окончания Хабаровского института инженеров железнодорожного транспорта был направлен строить на Камчатке пограничную заставу неподалеку от поселка Палана.
— Сам понимаешь, край дикий, малообжитой. Зверья не пуганного в округе немерено, — вспоминает Игорь Владимирович. — Многие местные жители, да и пограничники занимаются охотой. Ну вот и меня пристрастили. Подстрелят медведя, снимут шкуру, мясо съедят, а голову — на помойку. Тогда я и подумал, а не попробовать ли увековечить такой трофей.
Часть культуры
— Таксидермией люди начали заниматься еще в каменном веке. Люди пытались не только изображать сцены охоты в наскальных рисунках, но и создавали первые подобия чучел, — рассказывает таксидермист Андрей Подоров.
Со временем таксидермия развивалась как художественное ремесло, усовершенствовалась и, переходя на новые технологии, становилась доступной широкому кругу ее ценителей. Сегодня ежегодно проводятся чемпионаты мира, Европы и России по таксидермии. Мастера соревнуются в наиболее точном и качественном исполнении экспонатов.
— Но ведь далеко не все разделяют вашу точку зрения. В интернете полным полно комментариев по этому поводу, — говорю Андрею Владимировичу.
— Действительно, многие считают таксидермию занятием странным, страшным и неприятным, подкрепляя свои доводы фотографиями неудачных таксидермических изделий, на которые, признаться, и я смотрю с неприязнью.
Люди должны понимать, что мастер-таксидермист берет уже выделанную шкуру и моделирует ее на пластиковый манекен, который заранее им изготовлен и подогнан по размеру. Такая работа во многом напоминает работу скульптора. Настоящий художник может создать шедевр, когда экспонат выглядит, как живая скульптура. Такие изделия просто завораживают.
Еще вопрос:
— А в каких училищах можно овладеть профессией таксидермиста?
— Нет, таких специальных учебных заведений не существует, — улыбается Пяты. — Их не было раньше, нет и сейчас. Но всегда было много самоучек. Поэтому и качество изделий оставляло желать лучшего. Но последнее время появились художественные студии, где именитые мастера-таксидермисты стараются передать свое мастерство молодежи.
— Теперь вопрос этического свойства: вот, скажем, возьмется ли студия выполнить заказ клиента, если для работы он принес краснокнижного животного: белого медведя, например, или амурского тигра?
— Не могу судить за всех. Но в нашей студии есть закон — не работать с такими животными. Если же оно умерло своей смертью в зоопарке или цирке, мы берем его тело в работу на законных основаниях.
Могу добавить только одно. Охота на Руси развивалась веками. Это часть нашей великой культуры, а таксидермия — лишь ее толика, позволяющая понять ее лучше.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео