Ещё

Романтик Рязанов и его ироничная сказка про города и Надежду 

Фото: Вечерняя Москва
Вечером 1 января 1975 года состоялась премьера главной новогодней картины страны «Ирония судьбы, или С легким паром!». Только что в Лондоне на виниле и CD вышли альбомы с музыкой к кинофильму Эльдара Рязанова, о чем сообщила «ВМ» вдова автора музыки Микаэла Таривердиева — Вера Таривердиева. По традиции мы смотрим эту картину на Первом канале перед встречей Нового года, а на других каналах — 1, 2, 3 января. Знаем наизусть и слова, и сцены, и детали, и, разумеется, песни, но все равно смотрим. Местами эта история случайного, нелепого знакомства в новогоднюю ночь московского хирурга и ленинградской учительницы кажется нереальной, даже анекдотичной. Многие из нас, как дотошные следовали, приводят контраргументы: «В стельку пьяного мужика в самолет не пустили бы, ключом от своей квартиры нельзя открыть чужую, если ты — не взломщик сейфов, да и откуда у бедных интеллигентов деньги на свои новые квартиры?».
Между прочим, первоначально «Ирония судьбы, или С легким паром!» — пьеса, которая шла в театре и пользовался умеренным успехом. Если перечитать пьесу, написанную Эльдаром Рязановым в соавторстве с Эмилем Брагинским, понятно, что, мягко говоря, она — не шедевр. Довольно банальные монологи: «Мама, кажется, я женюсь» или «Любовь начинается с доверия, иначе это не любовь». Да, и кого бы удивил перебравший спиртного накануне Нового года 35-летний холостяк? Но причина успеха этой истории в том, что именно на примере «Иронии судьбы» мы видим великую магию кино. Если в пьесе «Надежда — милая женщина, но красивой ее не назовешь», то в фильме героиня Барбары Брыльской — мечта каждого образованного мужчины, перешагнувшего 30-летний рубеж (Лукашину — 35 лет, а Надежде — 32 года), несмотря на то, что готовит она неважно.
Эльдар Рязанов и писал, и говорил о том, что он искал актрису на роль Нади такую, чтобы встреча с ней могла перевернуть мужчине всю жизнь, и нашел — польку Барбару. На экране мы видим печаль в ее глазах от женского одиночества, уголки ее губ, которые, конечно же, иронично улыбаются, когда посторонний мужчина (кстати, Лукашин так и называет себя посторонним) не спешит покидать ее дом, а ищет предлоги, чтобы остаться. И как профиль Надежды сочетается профилем Лукашина, то есть линии лица Барбары Брыльской гармонируют с линиями Андрея Мягкова. И как скучно выглядит в пьесе Ипполит, а ведь в кино от героя Юрия Яковлева невозможно отвести глаз — великий вахтанговец создает образ респектабельно советского мужчины, который может дарить невесте французские духи, только не может войти в положении заблудившегося пьяного врача и просто по-человечески помочь ему. Если задастся вопросом — почему Ипполит, который под 40 не женат? Богатый, успешный, красивый и свободный в Советском Союзе? Никто бы в СССР не дал ему пост и портфель, если бы он не был женат. Но Яковлев так увлекает всех своей игрой, что все «почему» даже не возникают.
Тем более, что чувства никогда не повторяются, — и об этом «Ирония судьбы, или С легким паром!». Могут повторяться названия улиц, мода, мебель, но история каждой любви — индивидуальна и особенна, и переносить ее на других людей, пусть даже детей главных героев, — по сути неправильно.
Поэтому мы будем пропускать вторую «Иронию судьбы» с Елизаветой Боярской и Константином Хабенским и неизменно любить первую, возникшую в результате не рейтинга, а творческого союза двух романтиков с именами на буквы «Э» — Эльдара и Эмиля.
Народный артист России Андрей Мягков:
— Я преклонялся перед талантом, жизнелюбием, юмором и умом Эльдара Александровича. Никогда в жизни не скажу, что устал от фильма «Ирония судьбы, или С легким паром!». Устать от того, что пронизано вдохновением, полетом, искренностью, — невозможно. Правда, после роли Жени Лукашина я отказывался и отказываюсь играть пьяных людей. Не потому, что презираю, — нет! А потому, что все сделал в роли Жени Лукашина, и добавить к этому мне нечего. Создал образ, конечно, благодаря режиссеру. К сожалению, в последние годы с Эльдаром Александровичем мы редко виделись — до безобразия редко, до непростительности.
Александр Ширвиндт, сыгравший друга Лукашина:
— Невольно думаю о том, что в наше время не очень-то комфортно чувствовали бы себя любимые герои Рязанова — скромные, застенчивые, интеллигентные, милые люди — доктор Женя Лукашин и учительница Надя. Они были близки Эльдару Александровичу. Он был таким же бессребреником, как и они, и таким же идеалистом.
Валентина Талызина, сыгравшая одну из подружек Нади:
— На самом деле «Ирония судьбы» — о дружбе. Она говорит о том, чтобы мы дружили, чтобы держались вместе и помогали друг другу. В этом фильме у героев — много друзей. Нет их только у Ипполита. И Надя по-дружески отнеслась к Лукашину, купив ему билет в Москву, и не выгнав на улицу.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео