Ещё

«Дары смерти»: трэш-могильный метал против сил зла 

Если в вашем доме поселился замечательный сосед, который денно и нощно громыхает дисторшном, то не спешите звонить в полицию. Возможно, он таким образом заглушает голос в своей голове, повелевающий ему кормить дьявола детишками.

В открывающей сцене доковылявшего таки до наших весей хоррора 2015 года с паразитирующим локализованным заголовком «Дары смерти» (в оригинале The Devil's Candy) данный совет иллюстрируется наглядно. Лысый пузатый детина в темной комнате наяривает ломовейший дроун на Gibson Flying V, устремив стеклянный взор в распятие на стене, пока его матушка не прекращает концерт. За свою дерзость старушка тотчас расплачивается жизнью, а следом за компанию расстается с бренным миром и ее старик.

После чего детина ударяется в бега, а дом покупает семья неформалов: мама, папа, дочка. И, к чести создателей, не обнаруживает там ни мертвых девочек, ни призраков, ничего такого. Только вот беда: избавившись от надоевших клише, сценарист и режиссер Шон Бирн забыл их хоть чем-нибудь вразумительным заменить.

В результате имеем следующее: из стены доносится демонический голос (предположительно, Тиля Линдеманна), который слышит только маньяк с гитарой и глава семейства новоселов. Почему они, почему из стены, почему именно в этом доме, почему маньяка голос заставляет нести смерть, а главу семейства вдохновляет на рисование страшных картинок (он, к слову, художник) — вопросы к сценарию плодятся с катастрофической скоростью, а ответы приходится додумывать самостоятельно. Ближе к середине появляется также побочная линия про сделку с дьяволом, которая нужна фильму, как бафомету баян, и заканчивается ничем. Финал тоже несколько разочаровывает, причем даже не столько кромешным хэппи-эндом, сколько упущенной возможностью оного изящно избежать.

Но не все так грустно. Козырей у «Даров смерти» тоже в достатке. Старший из них — саундтрек, состоящий из вышеупомянутого дроуна и разного рода трэш-могильного рока. В частности, ВИА Metallica подарила безвозмездно одну из своих песен, причем еще тех времен, когда Metallica была та — For Whom the Bell Tolls со второго альбома. Плюс Sunn O))), Slayer и тому подобные сорта бальзама для меломанских душ. При таком звуковом сопровождении, конечно, неплохо было бы и визуальный ряд подобрать соответствующий, но оголтелый кровавый угар подается в очень умеренных дозах. Разве что под занавес музыка и изображение сливаются воедино в восхитительной сцене убийства тем самым Gibson'ом. Как Чехов завещал.

Еще один козырь — одержимый душегуб в исполнении Прюитта Тэйлора Винса. Хоть и не совсем понятно, чем именно он одержим, но в самом факте его бесноватости сомневаться не приходится. С виду неуклюжий лопух, этот парень, стоит к нему приглядеться, действительно пугает, не в последнюю очередь — благодаря болезни актера, которая называется нистагм и проявляется в виде непроизвольных колебательных движений глаз.

Ласкающий слух метал, обаятельный детоубийца, несколько убойных саспенсовых сцен, оригинальность идеи и приятная атмосфера потустороннего дискомфорта, пожалуй, перевешивают недостатки. К последним, помимо упомянутых дыр в сценарии относится и общая жанровая неразбериха — «Дары смерти» то семейной драмой угощают, то притворяются веселым би-муви, то серьезным мистическим триллером. Остановись Шон Бирн на чем-то одном (лучше, конечно, на мясных веселостях), вышло бы куда увлекательнее. Но, впрочем, и так довольно неплохо.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео