Ещё

Страсти по «Таинственной страсти» 

Сейчас, когда самый ожидаемый сериал этого года — «Таинственная страсть» — подходит к завершению, можно делать какие-то выводы. Вполне, кстати, субъективные. Потому что есть факторы объективные — фильм посмотрело огромное количество зрителей, он вызвал споры, а значит, не оставил равнодушным никого…Это, конечно, результат. К середине сериала «раскачался» сюжет и смотреть стало интересно — без фанатизма, но следишь за сюжетной линией. Прекрасна с ее Нэллой Аххо, очень живой . Пожалуй, именно на этих двух актерах держится фильм. Хотя актерских удач много.  — Ралисса — невероятно хороша и эфемерна, на нее просто приятно смотреть. в роли Роберта Эр тоже понравился. Удивила портретная схожесть с  и  с . И так же — раздражение вызвал , он же Влад Вертикалов, он же Владимир Высоцкий, он же Пушкин, он же Есенин. Ну, как-то совсем не похож. Безруков в роли Безрукова с гитарой.
Но это все, конечно, детали. При внешней успешности сериала — мне кажется, что почему-то не удалось передать атмосферу шестидесятых. В «Оттепели», например, состоялось что-то неуловимое, манящее, живое из «тех лет». И, например, в «Стилягах» — совсем другая картинка, ярче, грубее, звонче, — но тоже передана эпоха. Или вот фильм «Исчезнувшая империя» — не очень прошумевший, кстати, но удивительно живой и подлинный. Про семидесятые. В чем заключается секрет погружения в любимые всеми, уже подзабытые, но от этого ставшие сказочно-прекрасными советские пятилетки? Ведь для «Таинственной страсти» были сняты прекрасные рекламные ролики, — в черно-белой стилистике. В них что-то от «Романса от влюбленных», от «Я шагаю по Москве»…
Может быть, в «Таинственной страсти» не хватило какой-то сквозной мелодии, на которую были бы нанизаны все серии? В «Страсти» много стихов и песен тех лет, но нет мелодии основной, главной. И эпизоды распадаются, не складываются в общую картину.
И еще. Почему такой интерес был к сериалу — еще до его выхода на экран? Потому что поэты-шестидесятники, главные герои ленты, для нас все еще слишком живые. Несмотря на то, что практически все уже ушли из жизни. Но — мы застали их, они выступали на творческих вечерах и в телевизионных передачах, а наши родители выписывали «толстые» журналы с литературными новинками, — и где-то на дачах у нас стоят подшивки этих вот журналов, где публиковались Ахмадулина и Вознесенский, Рождественский и Аксенов.
С поколением поэтов и писателей Серебряного века нас разделяет уже более чем полувековой рубеж, — и они небожители, легенда. Ну, практически как Пушкин и Толстой. Если закрыть глаза и представить, что все мы стоим на берегу безбрежного океана и медленно-медленно приближаемся к его бушующим волнам, — то Пастернак и Цветаева уже неразличимы в волнах. Мы знаем, что они были, восхищаемся их поэзией, — но не ощущаем человеческого тепла, жизненной пульсации. Космос… А Ахмадулина и Рождественский, Высоцкий и Эрнст Неизвестный только-только стояли рядом с нами, на берегу. Мы почти держались за руки… И сейчас еще песок хранит отпечатки их следов. А волны безжалостно слизывают эти следы… И нам жаль, до слез жаль расставания. И все мы понимаем неотвратимость и неизбежность его. И сами, шаг за шагом, приближаемся к этому океану вечности…
Вот поэтому, наверное, и есть такой болезненный интерес к фильму. Поэтому и будем спорить еще много, и обсуждать игру актеров. Но в этом, как ни парадоксально, и есть главный плюс «Таинственной страсти». Чтобы вновь вернуться к творчеству шестидесятников. Открыть томик Ахмадулиной, послушать Окуджаву. И уже за это огромное спасибо создателям фильма.
Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции газеты «Вечерняя Москва».
Голодный енот устроил погром в московском кафе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео