Ещё

Очередь волхвов (ФОТО) 

Даже задумать желания нет времени — все так быстро, что лишь на выходе понимаешь: а самих то Даров — золото, ладан и смирну — так и не разглядел, так и не успел сформулировать заветное, так и не почувствовал накрывающей покровом успокаивающей благодати надежды… Выходя из храмов, где в эти дни покоилась принесенная с Афона общехристианская святыня, многие плакали — в голос или про себя… Но о чем были эти слезы? Зачем были эти 7-12 часов в очереди? Что будет дальше, изменится ли если не мир, то хотя бы прикоснувшийся к святыне человек?

© Фото: Милена Фаустова/ «Голос России»

Думаю, Мельхиор, Каспар и Бальтазар, те самые волхвы, дары которых сегодня созерцают верующие канонической территории Русской православной церкви, в свое время также были удивлены, озадачены, встревожены необъяснимым.

С чего вдруг им, язычникам с Востока, надо было следовать через множество стран на поклонение неизвестному только что появившемуся на свет Царю, ведь именно таково было пророчество им. Однако, как и наши сограждане, не раздумывая ни минуты, они отправились в путь, руководствуясь только одним — звездой, что светила ярче всех на горизонте.

Это потом уже, много позже после встречи с новорожденным Спасителем, волхвы примут христианство, а в западной традиции даже станут епископами. А пока они счастливы в своей вере или собственном безверии. Вот и эта очередь подобна в чем-то волхвам. Абсолютно разнородная, как и сами библейские мудрецы: один был молодой юноша, второй — старик, третий — в самом расцвете сил, она, кажется, слабо представляет за чем и к чему стоит.

© Фото: Милена Фаустова/ «Голос России»

Впрочем, стоят не к чему-то конкретному. Стоят за чудом. Каким бы они ни было. Почти у каждого пришедшего есть своя просьба-мольба. Исцелить, помочь, разрешить проблемы…Словом, сделать то, что порой сами не в состоянии. Едва ли кто-то просит о чуде явления Богородицы, или о Божественном знаке свыше. Просят своего личного чуда, и готовы его принять во всем.

У Тамары Васильевны во время семичасового ожидания на поклонение Дарам в Москве, конечно же, чудесным образом из толпы пропал внук. Вроде бы огорожено все было, множество полицейских и волонтеров, а ребенка вдруг нет. Нашелся лишь через пять часов, совсем в другом конце очереди. Снова чудо, уверена бабушка. А десятилетний Игорек — тот самый внук, чуда как-то и не прочувствовал. Намерзся и испугался. В храм на поклонение входил, что называется, «на автомате» — все шли, и я пошел. У ковчега не просил ничего. «Очень домой хотелось, но об этом у Бога как-то не попросишь, и так сейчас поедем», — поясняет мальчик.

Примерно так дети просят подарков у Деда Мороза. Конечно, что-то конкретное:велосипед ли, куклу ли, игровую приставку, но, порой, без особой надежды. Те, кто постарше, знают, что выбор подарка все-равно будет решен родителями. Малышей же, пока еще слепо верящих в сказки, на всякий случай готовят к тому, что «дедушка может и не успеть прочитать письмо», а потому они особо не расстраиваются, если их просьбы-мечты не совпадут с подаренным. Чудо, если совпадет. Правда, именно о чуде этого совпадения будут помнить лишь первые пару секунд. Не то, чтобы детская память коротка. Просто при свершении чуда дедушка станет уже не сказкой, а вполне себе настоящей материальной фигурой, лишенный магической природы.

Как и волхвы, люди из очереди к ковчегу несут свои подношения. Правда, за две тысячи лет золото, ладан и смирна стали нематериальным даром и превратились преимущественно в просьбы. Только в отличие от Мельхиора, Каспара и Бальтазара ожидающие и подносящие теперь ждут ответа на свои «подарки». Может быть, библейские волхвы тоже чего-то ждали, а оттого и приняли христианство.

Может быть, те, кто стоял в очереди по 12 часов, когда-нибудь также станут христианами. Не на словах, а в собственных действиях. «Помогите, кто чем может, » — внезапно разрывает гул нетерпеливой очереди старик-инвалид. На коляске, с баночкой для монет в руках, он неспешно снует по периметру ограждения. «У самих ничего нет», — откуда-то из глубины толпы слышится ответ. Люди вдруг во внезапно наступившей тишине отводят глаза и, делая вид, что ничего не произошло, начинают усиленно выяснять, почему очередная остановка затянулась.

© Фото: Милена Фаустова/ «Голос России»

И где-то там, вдали от храма Христа Спасителя и 400 тысяч человек, собранных за семь дней в одном месте, в простых больницах, хосписах, домах престарелых и детских интернатах сидят те, кто уже давно ни на что не надеется. Очереди к ним нет, так же как нет и помощи. И нет чуда, сколько бы они о нем ни просили. Они точно знают, что нет ни волхвов, ни дедов морозов. Потому что никто не хочет ими стать. Покидая ковчег, верующие на секунду сгорбливаются от тяжести величия произошедшего с ними. Где-то на кухне вечером они будут в красках рассказывать, как поклонялись истории. А наутро — все станет вновь обычным. Многие ли из тех, кто потратил несколько часов собственной жизни на ожидание чуда для самого себя, готовы будут совершить это чудо для кого-то другого?

Странная все-таки эта очередь к Дарам волхвов. Слишком много в ней языческого, и так мало христианского: милосердия и сопереживания. Ощущение, что каждый пришел за своим и со своим. Пришли, скорее, от отчаяния, а не от веры, оттого что «нужно» и «необходимо». А не потому, что некогда в мир был явлен Спаситель. Ведь с этим знанием идут помогать другим, а не себе…

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео