В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Respekt (Чехия): «Ждать нечего. Люди в Белоруссии страдают»

Интервью с Михаэлой Шойдровой (Michaela Šojdrova) о том, что может сделать для белорусской оппозиции, и не только об этом.

Respekt (Чехия): «Ждать нечего. Люди в Белоруссии страдают»
Фото: ИноСМИИноСМИ

Депутат Европейского парламента от партии KDU-ČSL Михаэла Шойдрова предложила Европейскому парламенту наградить престижной премией Сахарова белорусского оппозиционного кандидата в президенты . Премия за «свободомыслие» названа в честь советского ученого и диссидента. Европейский парламент присуждает ее с 1988 года. Однако это не единственный вариант, как европейским депутатам поддержать белорусскую оппозицию. В понедельник обсудить события в собираются министры иностранных дел стран-членов , и в этом заседании запланировано участие самой Тихановской.

Видео дня

Respekt: Что подтолкнуло вас к тому, чтобы выдвинуть Тихановскую на премию Сахарова?

Михаэла Шойдрова: Я думала о том, как поддержать белорусскую оппозицию, потому что, похоже, диктатор Лукашенко так просто не сдастся. Он делает все для того, чтобы подавить протесты против фальсифицированных выборов и применяет насилие. Многих бьют и сажают. Мы в Европейском парламенте стараемся поддерживать демократию, права человека и гражданина по всему миру, и теперь смельчакам в Белоруссии требуется наше заступничество. Одна из возможностей, которыми мы располагаем, это как раз премия Сахарова. И срок выдвижения на нее кандидатов как раз закончился на исходе августа.

— То есть это символическое признание?

— Светлана Тихановская — идеальный выбор. Премия традиционно присуждается тем, кто лично борется за свободу, демократию и права человека, кого преследуют или кто в этом смысле олицетворяет собой широкое движение. Благодаря награде их деятельность получает огласку. Европейский парламент, который представляет граждан Европейского Союза, тем самым также дает понять, что лауреат не какая-то там периферийная и незначительная сила и не «иностранный агент», как их старается очернить Лукашенко. Напротив, эти люди ведут важную и достойную уважения борьбу.

— Ваше предложение в Европейском парламенте поддержали депутаты от партии KDU-ČSL. Какими будут ваши дальнейшие действия? Что должна сделать Светлана Тихановская, чтобы получить премию?

— Она должна выстоять. Она должна выдержать все давление и остаться такой, какая есть, потому что она на самом деле мотивирующая и смелая личность. Я была приятно удивлена тем, что ее выдвижение, помимо членов партии KDU-ČSL, поддержали и другие фракции, в том числе «Возрождение Европы» и «Прогрессивный альянс социалистов и демократов». Ожидается, что также присоединятся «Европейские консерваторы и реформисты». В общей сложности это большая часть Европейского парламента.

— Премию получила бы она одна?

— В предложении о выдвижении также стоят имена нобелевского лауреата , , , Вероники Цапкало, Алеся Беляцкого, Павла Севяринца и . Все они представляют Координационный комитет белорусской оппозиции.

— Светлане Тихановской пришлось бежать из Белоруссии, и сейчас она находится в изгнании в Литве. У вас была возможность с ней поговорить?

— Пока у меня не было такой возможности. Если она получит премию (ее вручают в декабре), то для вручения ей нужно будет приехать в Страсбург, и это будет замечательным поводом для встречи. Но я надеюсь, что мы встретимся с ней еще до конца сентября, потому что она приедет в Европейский парламент.

— Важна ли в Европейском парламенте тема происходящего в Белоруссии?

— Важна. Во-первых, проводились обсуждения на эту тему, а во-вторых, мы проголосовали за резолюцию, которая, на мой взгляд, весьма жесткая. В ней мы ясно говорим о том, что не признаем результатов президентских выборов, поскольку были грубо нарушены все нормы. В ноябре, когда завершится мандат , Европейский парламент перестанет признавать его президентом. Кроме того, мы призвали его прекратить насильственно подавлять протесты и поддержали демократическую передачу власти на основе общенационального диалога. Конечно, мы также призвали объявить европейские санкции, которые некоторые страны-члены Европейского Союза уже ввели самостоятельно.

— Но пока , состоящий из премьер-министров стран Европейского Союза, не смог принять эти санкции сообща. Почему, как вы считаете, европейские лидеры оказались такими беспомощными?

— 19 августа Европейский совет сделал заявление о том, что введет санкции против лиц, которые несут ответственность за насилие, запретит им въезд в Европейский Союз и заморозит их финансовые активы в Евросоюзе. Вот что уже сделано, правда, пока в форме обещания. Европейский совет также не признал результаты выборов, и это тоже важно. То, что санкции пока не ввели, объясняется позицией Кипра, который пока их блокирует. Нет, там не смотрят на события в Белоруссии не так, как остальные члены Европейского Союза. Просто Кипр добивается своего в отношениях с Турцией. Анкара постоянно посягает на его суверенную территорию, ведет бурение газа в Средиземном море, и поэтому Кипр хочет, чтобы санкционный список расширили за счет некоторых турецких руководителей. Это большая шахматная партия, поскольку Европейский Союз по ряду причин нуждается в Турции. Однако, как мне кажется, есть надежда на то, что решение будет найдено.

— Как на события в Белоруссии может повлиять сам Европейский парламент? Какие конкретные возможности, помимо номинации на премию Сахарова, у вас есть?

— Мы можем способствовать тому, чтобы белорусская оппозиция, то есть белорусское гражданское общество, получала поддержку из европейского бюджета. Также мы можем сделать так, чтобы не отправлялись деньги на поддержку режима Лукашенко. Скажем, раньше Белоруссия получала финансовые средства на борьбу с коронавирусом. На мой взгляд, всю помощь, помимо помощи оппозиции, нужно остановить. Тут нужно проявить жесткость. Я предполагаю, что прислушается к нашему голосу. Мы также призываем к солидарности и помощи тем, кто бежит из Белоруссии. Как сказала председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен на этой неделе в своем обращении к Европейскому парламенту, мы стоим на стороне белорусского народа.

— Планируете ли вы лично что-то предпринять?

— Я хотела бы встретиться с яркой представительницей оппозиции Марией Колесниковой, которая сейчас находится в белорусской тюрьме. Но, думаю, мне не дадут визу и никуда не пустят. Хотя акт личной солидарности я считаю важным.

— Как вы оцениваете решение чешского премьер-министра не приглашать представителей белорусской оппозиции на состоявшееся недавно заседание стран Вышеградской четверки?

— На мой взгляд, это катастрофа. Но больше всего меня удивляет то, что остальные премьер-министры стран Вышеградской четверки в этом его поддержали. У меня это вызывает недоумение и только утверждает во мнении о том, что Вышеградская четверка — весьма своеобразное объединение.

— Не прав ли был Бабиш, утверждая, что этим могла воспользоваться пропаганда Лукашенко и заявить, что Вышеградская четверка пытается через белорусскую оппозицию вмешиваться во внутренние дела Белоруссии?

— Нет, поскольку Лукашенко все равно скажет, что мы все в Европе агенты. Ждать нечего, люди в Белоруссии страдают.

— Ранее вы также заявляли, что Чехия должна принять детей из лагерей беженцев в Греции. Услышали ли ваш призыв?

— Нет, чешское правительство отказалось, а министр внутренних дел даже заявил, что в лагерях нет никаких детей беженцев. Так что нам придется как-то переждать, это правительство не заменить, и остается надеяться, что после выборов у нас появится другое, более сострадательное. Я обрадовалась, когда некоторые другие страны-члены Европейского Союза иначе отнеслись к этой проблеме, и сейчас они постепенно распределяют детей. Это Германия, Словения, Нидерланды, Франция и Италия, а также Швейцария. Я испытала удовлетворение от того, что кто-то оказался готов помочь. Но и в Чехии таких нашлось немало, и некоторые из них активно помогали на месте.