Ещё

Кто и как превращает Белоруссию в Украину 

Российская аудитория бурно восприняла высказывания главного кандидата в президенты от оппозиции по поводу и Союзного государства. Почему Светлана Тихановская желает пересмотреть сотрудничество и Белоруссии, как на самом деле жители Белоруссии видят отношения с  — и что должна делать сама Россия в такой ситуации?
Белорусские выборы все больше напоминают бразильский сериал. Власти не допускают до выборов (и даже иногда арестовывают) всех значимых соперников действующего главы государства. И тогда в борьбу против него вступают их женщины — жены и соратницы, устроившие настоящий «бабий бунт» против Лукашенко и намеренные в случае победы провести настоящие и честные досрочные выборы.
Провластные политологи и СМИ угрозу бунта воспринимают всерьез, и всячески пытаются дискредитировать противников президента вкупе с их «деструктивной» повесткой. Сам же Батька стоит в политической раскорячке — обвиняет и Запад, и Восток в попытке устроить в его стране госпереворот через уличные протесты.
Москва обвинения в свой адрес отрицает. «Россия никогда не занималась раскруткой в Белоруссии политических лидеров и движений, оппозиционных Лукашенко. В этом принципиальное отличие ее политики от политики западных стран, включая даже , которая при всей скромности ее ресурсов много лет выстраивала в Беларуси инфраструктуру политического влияния и вела системную работу по выращиванию новых поколений белорусской контрэлиты (стипендия Калиновского и т.п)», — поясняет газете ВЗГЛЯД политолог, шеф-редактор портала RuBaltic.Ru .
И, как теперь выясняется, Москва зря не занималась.

Лукавая социология

Вполне естественно, что на фоне «железного занавеса», которые ряд сил на Западе выстраивают от Прибалтики до  для сдерживания и изоляции Москвы, Кремль хочет, чтобы у власти в Белоруссии находился дружественный президент, а население республики ценило отношения с Россией. И вроде как все хорошо — проведенный телефонный опрос белорусов в конце 2019 года показал, что дружно с Россией хочет жить почти 89% населения (еще 10 с копейками ответили, что хотят жить «нейтрально», а 0,2% желают враждебности).
Однако эти 89% складываются из 57% за «союзнические» отношения, а 31,8% — «партнерские». Разница существенная — учитывая нынешний уровень взаимозависимости в рамках ОДКБ и Союзного государства. И Москва четко дала понять: ей нужен белорусский лидер, который именно за «союзнические» отношения.

«Оценки предвыборной кампании мы не даем, мы не вмешиваемся во внутренние дела нашего ближайшего союзника и не будем этого делать и дальше. Для нас важны Белоруссия, Союзное государство, продолжение интеграционных процессов», — обрисовал приоритеты Москвы пресс-секретарь .

И эта приоритеты Москвы активно эксплуатируются президентом Белоруссии , позаботившимся (в том числе и через борьбу с инакомыслием), чтобы он остался единственно приемлемым для России главой Белоруссии. Альтернативных пророссийских кандидатов нет не то что в публичном пространстве, но даже на политическом Олимпе.
Не потому, что там все сплошь прозападные (как министр иностранных дел Макей), а потому, что они неспособны уйти в самостоятельное плавание. «Белорусскую бюрократию за долгие годы отучили проявлять инициативу, а всем, кому интересна политика, раз в 10 лет ставят прививку от самостоятельности: кандидаты оказываются под следствием, а обыватели знакомятся с . Поэтому единственный пророссийский кандидат