Ещё

80 лет назад произошло воссоединение Западной и Восточной Беларуси 

80 лет назад произошло воссоединение Западной и Восточной Беларуси
Фото: Российская Газета
Для белорусского народа эти события значили чрезвычайно много — произошло воссоединение восточных и западных земель и присоединение Западной Беларуси к СССР, оформленное в ноябре 1939-го. И в наши дни те изменения границ в общем и целом сохраняют значение — после некоторой корректировки после Второй мировой войны международно-правовая принадлежность западнобелорусских территорий неоспорима в международно-правовом плане.
Польские власти применяли в отношении белорусов жесткое национально-правовое давление
Ставшая к началу 1990-х годов некоммунистической под жестким прессингом тогдашнего германского канцлера была вынуждена официально признать все свои существовавшие на тот момент границы, и с тех пор поиски утраченного в далеком 1939-м не выходят за пределы ностальгической публицистики. А также символических жестов — с 2018 года по польским железным дорогам колесит поезд, напоминающий о межвоенных границах, в которых помещаются давным-давно белорусские Вилейка, Воложин,
А еще в  в памятные дни 80-летия начала Второй мировой войны часто звучало пафосное выражение «дух исторической правды». Но у каждого народа и государства, и это вполне естественно, историческая правда своя, и относительно белорусов этот самый дух в 2019 году воплотился в издание Институтом истории НАН Беларуси солидного пятитомника «История белорусской государственности». Водоразделом только что вышедших третьего и четвертого томов стал 1939 год. И в главах о сентябрьских событиях 1939 года, среди авторов которых директор Института истории Вячеслав Данилович и член-корреспондент НАН Александр Коваленя, отлично просматривается современный белорусский дух исторической правды, в том числе и в отношении Западной Беларуси. Авторы, что важно, приводят свое мнение о ее географических очертаниях и склоняются к высказанному еще в 1920-х годах мнению, что западнобелорусские земли занимали чуть больше четверти всей территории межвоенной Польши, или 98 815 кв. км.
По мнению белорусских историков, сентябрь 1939-го был не только стечением геополитических обстоятельств, его приближали, как могли, варшавские власти. В книге отмечается, что официальная статистика грубо занижала численность белорусов. Польская перепись 30 сентября 1921 года обнаружила лишь 1 млн 35 тыс. белорусов, а белорусский исследователь Р. Паустынский еще в 1920-е годы по материалам той же переписи обнаружил 2 млн 372 тыс., то есть более чем вдвое больше, а ведь вплоть до 1 июля 1924 года на родину возвратилось еще около полумиллиона беженцев, покинувших родные белорусские края во время Первой мировой войны.
Польские власти применяли в отношении белорусов жесткое национально-правовое давление, противоречившее и дополнительному протоколу к подписанному Варшавой Версальскому договору, и мартовской конституции Польши 1921 года, и Рижскому договору с большевиками, по которому, собственно, Западная Беларусь и вошла в состав II Речи Посполитой. Но и этого оказалось мало — в сентябре 1934-го Варшава устами министра иностранных дел полковника Юзефа Бека отказалась от данных ранее гарантий о защите прав национальных меньшинств по линии Лига наций.
Белорусские историки справедливо отмечают, что проводился целенаправленный курс на полонизацию белорусского населения, но и на это у варшавских властей денег было в обрез: не хватало и собственно польских школ. К сентябрю 1939-го 129,8 тысячи детей школьного возраста, по преимуществу из белорусских деревень, вообще оставались без школьного обучения. И если в 1924 году еще работали 37 белорусских школ и 4 гимназии с ограниченными правами, то в 1938/1939 учебном году в Польше вообще не осталось ни одной белорусской школы! Мощным было и давление в области религии: уже к 1924 году половина западнобелорусских православных храмов была превращена в костелы.
В таких условиях белорусам оставалось защищать себя самим — отсюда и реальная популярность в крестьянской среде у созданной 30 октября 1923 года нелегальной Компартии Западной Беларуси и ее союзницы — появившейся в июне 1925-го и запрещенной властями в марте 1927 года Белорусской рабоче-крестьянской громады. Польские власти сурово преследовали неугодных белорусских политиков: против них в межвоенные годы шестью окружными судами было проведено 456 коллективных политических процессов с 2562 обвиняемыми, 80% которых приговорили к лишению свободы, а 22% — на тюремный срок свыше 5 лет.
Неудивительно, что своими такие власти белорусские крестьяне признавать не торопились: но авторы, «как показали события сентября 1939 года, большинство населения Западной Беларуси не отождествляло себя с Польским государством и его правящим режимом». И когда 17 сентября 1939 года границу перешли 200 802 советских солдата и офицера, то же самое большинство западных белорусов «воспринимало тогдашние события как акт исторической справедливости, встречало Красную Армию как освободительницу от национального гнета, цветами и хлебом-солью».
А уже 2 ноября 1939-го по-белорусски заговорили прямо в Кремле, когда на Пятой сессии Верховного Совета СССР проходила церемония присоединения Западной Беларуси к СССР. Советская Беларусь отныне получала 100 тыс. кв. км с населением 4,7 млн человек с подавляющим преобладанием белорусского населения. Население БССР отныне составляло 10,3 млн человек, но дело не только в том, что белорусов стало десять миллионов, новая власть быстро реагировала на жгучие проблемы — так, число школ в Западной Беларуси всего за год к 1 сентября 1940-го увеличилось по сравнению с польскими временами с 4670 до 5959.
Новая книга не обходит стороной и негативные страницы советской истории — отмечается, в частности, что до 20 июня 1941 года из западных областей БССР органы НКВД выслали 123 531 спецпоселенца, из них более 9 тысяч этнических белорусов. Но главное, по мнению белорусских историков, все-таки в другом: «Воссоединение Западной Беларуси с БССР предотвратило угрозу полонизации и ассимиляции белорусов. Этот акт исторической справедливости завершил процесс территориальной и этнографической консолидации белорусской нации — необходимого прочного фундамента белорусской государственности. Навсегда останется фактом то, что Беларусь впервые за всю историю стала территориально целостным государством».
Липовые пенсионеры: чиновник вышел на пенсию в 28 лет
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео