Ещё

Advance (Хорватия): Господин Лукашенко, куда вы идете? Болтон в Минске прощупывает точки соприкосновения интересов, а значит, Белоруссия возвращается на опасный… 

Advance (Хорватия): Господин Лукашенко, куда вы идете? Болтон в Минске прощупывает точки соприкосновения интересов, а значит, Белоруссия возвращается на опасный…
Фото: ИноСМИ
У  с остальным миром сложились, мягко говоря, странные отношения. Все потому, что почти с момента обретения независимости (в 1994 году) там правит один и тот же человек — президент . Многие называют Белоруссию «последней европейской диктатурой». Западные страны часто списывают ее со счетов, указывая на нарушения там прав человека как на одну из главных причин прохладных отношений с Белоруссией. Однако больше всего многих возмущает то, насколько близка эта страна с . После распада СССР Россия и Белоруссия живут в определенном симбиозе. Россия считает Белоруссию своей буферной зоной на границе с Западом (и ). Правда, вряд ли сама Белоруссия довольна подобным статусом.
В связи с этим в последние годы как минимум раз в год появляются слухи о том, что Белоруссия готовится сменить свой странный статус и повернуться лицом к остальному миру, прежде всего к Европе. В связи с этим, надеясь на то, что подобное желание действительно существует, Запад зачастую очень осторожно критикует белорусские власти, а точнее президента Лукашенко. Несмотря на все разговоры о последнем европейском диктаторе, многие понимают: Лукашенко все еще может стать потенциальным союзником.
Ситуация несколько изменилась после эскалации украинского кризиса в 2014 году, так как Лукашенко негативно воспринял происходящее на  и, главное, не осудил «переход» от Украины к России.
Разумеется, все это связано с тем, чем на самом деле хочет быть Белоруссия. В 90-е годы, особенно с тех пор как у власти стоит Лукашенко, и  подписали массу договоров о глубокой интеграции. И все шло гладко, пока в России правил . Когда же в 1999 году к власти пришел , отношения с Белоруссией перестали быть идеальными. Путин хотел ускорить процесс интеграции и даже присоединить Белоруссию к Российской Федерации или создать очень тесный союз наподобие . Однако Минск не проявлял заинтересованности и сохранял статус-кво. Так продолжалось до настоящего времени.
Рубеж столетий был особенным периодом с геополитической точки зрения. Тогда Россию и  связывали почти идиллические отношения (по сравнению с настоящим моментом они действительно были идеальными!). Но с тех пор многое изменилось. НАТО расширился на восток, подойдя к российским границам. Началась новая конфронтация, своего рода новая холодная война. России кажется, что ее окружают. Правда, американские амбиции действительно дают повод так думать. Когда США подняли вопрос о создании американского противоракетного щита в Восточной Европе, Россия восприняла это как знак: ей готовят тот сценарий, которого она больше всего боится (Historia est magistra vitae. История — учитель жизни).
Поэтому теперь Белоруссия для России означает намного больше, как и для российских соперников, разумеется.
Россия связывает идею об уходе Белоруссии с российской орбиты с национальной безопасностью, и Москва с трудом допускает подобную возможность (хотя и Белоруссия никогда не давала веских поводов этого опасаться). Однако, как я уже отметил, ситуацию очень изменил украинский кризис. Непосредственно после присоединения Крыма к России и эскалации конфликта на востоке Украины белорусский президент Александр Лукашенко выступил с важной речью. Он впервые говорил на белорусском, а не на русском языке, хотя большинство граждан Белоруссии (около 70 процентов) говорят по-русски, а не по-белорусски. «Мы не русские, а белорусы», — заявил тогда Лукашенко.
Когда-то, в IX веке, у современных русских, белорусов и украинцев было одно государство под названием Киевская Русь (первое восточнославянское государство). В XIII веке с востока пришли монголы и разрушили это государство. И если затем современные русские и украинцы жили под монгольским игом, то современным белорусам удалось избежать этой участи. Они в большей мере соприкасались с культурой литовцев в Прибалтике.
На самом деле сегодня белорусы считают себя «более чистым» вариантом того, чем когда-то являлись все восточные славяне. Отсюда и название «белые русские», связанное с тезисом о том, что «остальные» русские утратили свою чистокровность, смешавшись с татарами во времена татаро-монгольского ига.
Как бы там ни было, сегодня важно то, что сейчас население Белоруссии насчитывает восемь с половиной миллионов человек, 83 процента из которых считают себя белорусами, а восемь процентов — русскими. Еще три процента считают себя поляками, 1,7 процента — украинцами и так далее. Эти данные важны в свете того, что Лукашенко делает ставку на национальное чувство.
Хорошо, но почему тогда около 70 процентов граждан Белоруссии даже дома говорят по-русски, а не по-белорусски? На то есть причины, и их много. Конечно, сталинские времена негативно сказались на белорусском языке. В 1929 году началась массовая депортация белорусских лингвистов и писателей, а в 1933 году была проведена реформа для русификации белорусского языка. Так в СССР этот язык на многие десятилетия был насильственно предан забвению.
В 1990 году белорусский язык вернулся в качестве одного из официальных языков, и на протяжении определенного периода его снова с энтузиазмом преподавали и изучали. Но после прихода Лукашенко и подписания многочисленных договоров с Москвой русский язык снова стал вторым официальным языком, а интерес к белорусскому (и его возрождению) спал.
Давайте теперь вернемся в современность. Как складывались российско-белорусские отношения после их охлаждения из-за украинского кризиса? В целом все вернулось на круги своя, и 14 сентября 2017 года Россия и Белоруссия провели масштабные совместные учения, подтвердив тем самым восстановление хороших взаимоотношений.
Граница между Россией и Белоруссией стала формальной в 1995 году после подписания договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. Однако в 2017 году была частично восстановлена. Скажем, если бы Лукашенко захотел переориентироваться на Запад, сумел бы он это сделать? Это было бы непросто не только по политическим, но и по экономическим причинам, ведь до 48 процентов белорусского экспорта отправляется в Россию.
Есть опасность, что Запад лишь «приманит» Белоруссию сотрудничеством, а затем воспользуется ею, оставив без необходимой поддержки. Так, украинский кризис мог легко перекинуться и на Белоруссию и привести к хаосу, который в контексте новой холодной войны российские соперники, возможно, даже приветствовали бы. Понимая это, Минск вынужден крайне осторожно действовать в своих национальных интересах, стараясь каким-нибудь скоропалительным шагом не спровоцировать кризис.
Теперь давайте вернемся к последним новостям. В Минске побывал ни больше ни меньше как неоднозначный и всегда воинственно настроенный советник Трампа по национальной безопасности . Учитывая, кто такой Болтон, можно уверенно сказать, что он никогда не приезжает во имя мира и сотрудничества, пусть даже сам утверждает обратное!
Тем не менее во время встречи Александр Лукашенко сказал Болтону, что Белоруссия готова к «новому началу» в отношениях с Вашингтоном. Это немедленно насторожило Кремль.
Болтон — первый высокопоставленный американский представитель, который посетил Белоруссию за последние годы. Многих заинтриговал этот визит, что отметил и сам Лукашенко. «Несмотря на всю шумиху, которая происходит вокруг вашей поездки, здесь много положительного, особенно для Беларуси», — сказал Лукашенко. «После ухудшения наших отношений с США мы постоянно предлагали закрыть эту нехорошую страницу и начать с нового листа», — отметил президент Белоруссии.
В свою очередь, Болтон, который перед Минском побывал в Молдавии, в разговоре с молдавскими журналистами заявил: «На фоне того, что мы слышали от Москвы, будет важным поехать в Беларусь и поговорить об их суверенитете и территориальной целостности».
Иными словами, Болтон отправился в Минск, чтобы выразить Лукашенко свою «обеспокоенность» в связи с потенциальными российскими планами аннексировать Белоруссию. Но Болтону и не нужно лишний раз говорить об этом Лукашенко. Тот и сам знает, что подобная вероятность всегда существует. Вопрос, что еще Болтон приехал ему сказать, а может, даже пообещать?
После отъезда из Минска Болтон ожидаемо заявил, что в отношениях США и Белоруссии по-прежнему существуют проблемы, имея в виду претензии США к Белоруссии из-за нарушения прав человека. Болтон сказал: «Это была очень важная встреча, хотя мы не пришли к каким-то конкретным решениям, но было очень важно обсудить все эти вопросы. Геостратегическая обстановка в этой части Европы, равно как и глобальные угрозы должны побуждать Белоруссию и США к диалогу там, где наши интересы совпадают».
Болтон остался доволен, и что бы он ни говорил журналистам, права человека, по всей видимости, стоят для него на переговорах на самом последнем месте. По-настоящему его интересует то, что он акцентировал — точки соприкосновения интересов. На основе полученной информации теперь будут выстраиваться дальнейшие отношения и диалог между Вашингтоном и Минском. Москва будет наблюдать за этим с определенной обеспокоенностью, и не станет сюрпризом, если в ближайшее время в Минск приедет Путин, чтобы составить представление о текущей ситуации.
Белоруссия — очаровательная страна, хотя в каком-то смысле она «застряла в прошлом» (а может, ее очарование отчасти этим и объясняется?). Там действуют какие-то другие правила, и своей внутренней и внешней политикой она все еще напоминает СССР, хотя вышла из него вместе с другими республиками еще 30 лет назад. По-прежнему неясно, куда и как будет двигаться Белоруссия. С особым внимание стоит следить за развитием отношений между Минском и Вашингтоном, но с еще большим вниманием нужно отнестись к отношениям между Минском и Варшавой, которая ближе к нему с точки зрения расстояний, а быть может, и идей.
Гей-пара сбежала в США, прихватив усыновленных детей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео