Ещё

Власть с чистого листа 

Власть с чистого листа
Фото: Свободная пресса
На прошлой неделе агентство Bloomberg опубликовало текст, в котором делается предположение о том, что идея объединения и  может быть использована руководством России для того, чтобы сохранить власть над страной за Путиным после 2024 года. В Кремле эту публикацию назвали «вольными упражнениями». Но, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки…
Напомню, еще в феврале президент Белоруссии заявил, что готов к любой степени интеграции Белоруссии и России, которую поддержат народы двух стран.
«Мы и завтра можем объединиться вдвоем с Путиным, у нас проблем нет», — заявил он после переговоров с российским коллегой в .
По его мнению, вопрос об объединении народы России и Белоруссии должны адресовать самим себе. Насколько они готовы, настолько и главы государств будут готовы выполнять их волю.
«Если не готовы, какая бы ни была мощная и огромная Россия, она сегодня не в состоянии навязать волю кому-то, ну а тем более мы, и нам это и не нужно. Поэтому готовьтесь вы — в своем сознании, поведении, цели ставьте перед собой, я имею в виду народы России и Белоруссии, а мы будем их реализовывать, мы ваши слуги», — заявил Лукашенко.
Кроме того, он подчеркнул, что и у той, и у другой страны нет проблем с суверенитетом. «Даже в этом контексте не обсуждали эту проблему. Мы исходим из того, что сегодня есть два государства», — добавил белорусский лидер. Лукашенко также отметил, что не они были инициаторами развала СССР.
Он также признался, что и его, и Путина беспокоит судьба Союзного государства после их ухода с высших постов: «Мы откровенно друг другу говорим, что мы не вечные, мы когда-то уйдем. Что оставим нашим детям? Как они продолжат нашу политику?»
Белорусский президент рассказал, что они с Путиным уже давно договорились, что надо рассмотреть развитие именно союзных отношений в рамках Белоруссии и России.
«Посмотреть на союзный договор, что мы там не выполнили за последние годы», — пояснил он.
При этом он вновь подчеркнул, что «суверенитет» для него это святое, назвав его «иконой». Напомню, в последнее время он часто рассуждает об этом, причем в таком тоне, будто суверенитету Белоруссии что-то угрожает. Да он и прямым текстом не раз говорил, что не позволит России посягнуть на суверенитет Белоруссии, мол, мы маленькие, но гордые. А если будете давить на нас — уйдем на Запад!
Никто в России на Белоруссию, конечно же не давит. Во всяком случае, в плане суверенитета. Есть недопонимание по целому комплексу проблем. видит их в «налоговом маневре», который лишает его прибылей от перепродажи российской нефти и в не устраивающей его цене на газ.  — в том, что Белоруссия, пользуясь отсутствием границы и таможни, поставляет на российский рынок санкционную продукцию под видом своей, а также разрешила гражданам стран Запада находиться на своей территории без виз, после чего они могут нелегально проникать в Россию.
Это только основные проблемы, на самом деле их целый комплекс. Если говорить в общем, то проблема одна: Москва не желает содержать Минск, во всяком случае, пока тот не желает отдать ей определенную часть суверенитета. Разумеется, речь идет не о том, что Белоруссия должна войти в состав России, вопросы исключительно экономического характера, плюс немного политики. К примеру, Лукашенко хочет российские самолеты, но наотрез отказывается поднимать вопрос о российской базе, ну, и отсутствие признания Минском российского статуса , а также и , реверансы и помощь . Все это делает наши союзнические отношения странными.
Понятно, что Минск, в свою очередь, хотел бы продолжать жить на иждивении, чтобы у него все было, а ему за это ничего не было. Иными словами, ведет себя, как строптивая жена, которая требует от мужа украшения, шубу, подарки в обмен на доступ к телу, всякий раз подчеркивая, что она независимая женщина и, если что, может в любой момент уйти к другому мужику.
Но ведь брак есть брак, и он налагает определенные обязательства на обе стороны. Вот и у России с Белоруссией своего рода «брак» — Союзное государство. Которое, правда, далеко не настолько союзное, как многим, наверное, хотелось или, во всяком случае, как изначально в конце 90-х оно задумалось.
Нет, я не хочу сказать, что оно существует только на бумаге. У нас нет границы, у нас нет таможни, у нас унифицированы многие процедуры и законодательные акты, у нас есть Договор о равных правах граждан, а также Соглашение о создании равных условий субъектам хозяйствования. Это уже немало.
Но я хочу напомнить, что изначально предполагалось, что у нас будет единая валюта, единое законодательство, единый парламент, кабинет министров и другие органы верховной власти. Наконец единая символика (флаг, герб, гимн).
Иными словами, Союзное государство должно было стать эдаким мини-СССР, да и, собственно, заменить СССР, поскольку ностальгия по Светскому Союзу в 90-е была еще очень сильна в двух странах.
Со временем, она утихала, и уже сегодня опросы показывают, что большинство белорусов уже против Союзного государства по типу СССР. И этому немало способствовало не только временное отдаление от единой страны, но и сам Лукашенко, который постоянно мечется между защитой суверенитета и ускорением интеграции. Да если бы дело было только в словах. Лукашенко и поступками немало сделал для того, чтобы белорусы чувствовали себя отдельным народом. При Лукашенко «белорусизация» никуда не делась, она стала просто менее заметно, ползучей. Конечно, это не то, что происходило на Украине даже до госпереворота 2014-го года, когда страна начала выстраивать свою государственность исключительно на противопоставлении себя России, но все же. С теми идеями, которые закладывались в проект Союзного государства, то, что говорит и делает Лукашенко, сочетается мало.
Кстати, об идее. Ведь идея создания объединения принадлежала именно Лукашенко. Вообще белорусский Батька в те годы выглядел ультра патриотом, государственником и даже едва ли не коммунистом (вернул флаг и герб БССР, только без серпа и молота). Особенно на фоне находившегося у власти в России . Я не преувеличу, если скажу, что наши национал-патриоты его просто боготворили.
«Надо поддержать Лукашенко, он классный человек. Нам бы его вместо Ельцина», — говорил в одном из интервью еще одна «икона» российской левопатриотической тусовки, лидер «Гражданской обороны» .
Чего греха таить, мне, тогда еще очень молодому человеку, тоже очень хотелось бы видеть Лукашенко президентом России, и уверен, если бы он у на баллотировался, он бы выиграл выборы с легкостью.
Но он не мог баллотироваться у нас, он не был гражданином России, частью нашей политической элиты. У себя в стране он смог без проблем стать лидером. Однако, во-первых, плох тот солдат, что не мечтает стать генералом, а президент Белоруссии это явно не потолок мечтаний для столь амбициозного человека. А во-вторых, он уже тогда понимал, что бесконечно быть президентом Белоруссии он, конечно, сможет, но каждый раз оставаться у власти будет все сложнее, ведь Белоруссия — это не Туркмения, где выборы президента — простая формальность, что с каждыми выборами оппозиция ему будет крепнуть уже на том основании, что его длительное президентство нарушает нормы и здравый смысл демократии.
Лукашенко прекрасно понимал, что если будет Союзное государство с единым президентом, то у Ельцина против него не будет н малейшего шанса. Именно поэтому тогда, в конце 90-х Лукашенко была выгодна максимальная интеграция, вплоть до мини-СССР.
Примерно в том же логике действовал сам Ельцин в начале 90-х, чтобы получить пост президента части Союза, ему нужно было разрушить Союз. Лукашенко же нужно было создать Союз, чтобы стать его президентом.
Однако в начале нулевых ситуация кардинально изменилась. В России к власти пришел Путин, который сразу же был воспринят как патриот и государственник. Помню, как многие патриоты с первого дня на него молились, Россия встает с колен и все такое. На фоне Ельцина он выглядел даром с небес, ему даже простили, что он его преемник. В общем, приход Путина российскими патриотами воспринимался как долгожданный праздник, все радовались.
Не радовался, наверное, только белорусский Батька, который понимал, что в случае конкуренции за пост президента Союза не с Ельциным, а с Путиным, он в пролете. И внезапно оказалось, что никакой Союзное государство ему уже не нужно.
Ну, не внезапно, конечно, скорее это выяснялось постепенно. Уже в середине нулевых «медовый месяц» России и Белоруссии закончился. В конце 2006 года, в свете резкого повышения Россией цен на газ Лукашенко высказывает значительное разочарование, а через месяц заявляет, что «от нас требуют вступления в состав России… Я не хочу похоронить суверенитет и независимость моей Беларуси…»
После этого в отношениях двух стран началась «ромашка» «любит — не любит», которая тянется по сей день. При этом «ромашка» — это только у Лукашенко: он может с разницей в несколько дней то заявить, что русские и белорусы это один народ, то, что Россия вновь покушается на белорусский суверенитет. У Путина, к примеру, такой смены настроения нету.
И Путину, по большому счету, новый СССР, ни мини, ни макси не нужен, как бы не пыталась западная пропаганда доказать противоположное. Во всяком случае, в том виде, когда это будет действительно полноправное объединение, все участники которого будут жертвовать своим суверенитетом. Да, и если честно, мне сложно представить такое, слишком не равны Россия и Белоруссия ни по размерам, ни по экономике, ни по чему. Объединение возможно только при условии главенства Москвы, каким, собственно, и был СССР, что бы там ни было написано в его конституции о правах республик.
Впрочем, у Путина так же проблема, что и у Лукашенко, который «досиживает» пятый срок». Проблема сохранения власти. Да, ему удалось изящно обойти конституцию с ее ограничениями по срокам, устроив перерыв во время президентства Медведева и «обнулив» президентскую карьеру. Но рано или поздно проблема вернется, вернее, известно когда — к окончанию текущего срока, в 2024 году.
И вот тут оба лидера, вполне возможно, могут вернуться к идее создания полноценного Союзного государства, в котором они начнут свою политическую биографию с чистого листа, на новых должностях. Едва ли Лукашенко может претендовать на президента при живом Путине, но на пост премьера — вполне. Ну, или могут ввести должность вице-президента специально для него.
Другой вопрос, что потом объяснить тем, кто последние 20 лет «хавает» байки про святость суверенитета? Впрочем, это уже не важно. В конце концов, и в СССР все республики обладали формальным суверенитетом…
Жильцы дома избавляются от соседства с больными детьми
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео