Ещё

Трагедия армянского протеста 

Армения в очередной раз показывает, что в меняющемся мире элиты будут вынуждены трансформироваться. Иных вариантов для выживания попросту не существует.
В Армении уже пятый день продолжаются массовые протесты против назначения экс-президента Сержа Саргсяна на пост премьер-министра. Напомню, что в результате референдума 2015 года страна перешла к парламентской форме правления. Саргсян был избран президентом в 2008 году и переизбран на второй срок в 2013-м.
≥≥ Президент Армении прибыл на митинг оппозиции
Конституционные изменения фактически позволили ему, как лидеру партийного большинства, удержать власть в премьерском формате на неопределенный срок.
Нынешние народные волнения оказались в центре внимания многих влиятельных международных изданий, в числе которых The Washington Post и The New York Times. Однако большинство западных медиа сделали акцент на фактологических аспектах, упустив аналитическую составляющую процесса.
В большинстве российских СМИ упустили фактологию и поспешили окрестить армянские протесты очередным «майданом», организованным западными агентами влияния для ослабления роли России на постсоветском пространстве.
Объяснять природу любого народного протеста одновременно просто и сложно. Многие журналисты, ученые и аналитики зачастую зацикливаются на феномене поведения толпы в кризисных ситуациях, забывая важность отдельных нюансов, лежащих в основе их возникновения, развития и угасания.
Исторический опыт многих народов показывает, что не существует унифицированной революционной формы, которая бы подходила для всех стран и наций. Субъективные факторы в этих процессах играют не меньшую роль, чем объективные причины, которые понятны всем и каждому.
Армения — маленькая страна, которая находится в сложной военно-политической и экономической ситуации.
К независимости страна пришла через «наследие» трагического землетрясения 1988 года и военного конфликта с Азербайджаном в 1991-1994 гг. Результатом боевых действий стала не только де-факто суверенизация Нагорно-Карабахской Республики (НКР), но и блокада западной и восточной границ со стороны Турции и Азербайджана соответственно.
Непродуманная внутриполитическая стратегия вкупе с усугубляющимся тотальным разгулом коррупции и взяточничества привели закавказскую республику на край политической пропасти.
За двадцать лет страну покинуло более миллиона человек, что объективно является угрозой национальной безопасности. Историческая судьба армянской нации сложилась таким образом, что в результате геноцида 1915-1923 гг. в Османской империи значительная часть народа была истреблена, а выжившие были вынуждены искать новый дом во внешнем мире.
Для Армении, лишенной выхода к морю и серьезной ресурсной базы, человеческий капитал — это единственный путь к выживанию и развитию. Сейчас в Армении проживает примерно 2,5 млн человек, в то время как численность мировой армянской общины оценивается в 8 млн человек. В то же время экономика и вопросы безопасности тесно связаны с динамикой диалога с официальной Москвой.
Согласно прогнозам экспертов, внешний долг Армении в следующем году перевалит за $7 млрд (примерно 60% от ВВП). Кроме того, стремительно падает объем прямых иностранных инвестиций и наблюдается значительное сокращение трансфертов, поступающих от трудовых эмигрантов и представителей многомиллионной диаспоры по всему миру.
Ситуация усугубляется тотальным социальным разрывом, который ведет к пропасти во взаимоотношениях власти с народом. Меняя Конституцию, президент Саргсян публично обещал не выдвигать свою кандидатуру на пост премьер-министра, что было с воодушевлением встречено в широких массах.
Нарушение этого обещания вызвало среди общественности нервную реакцию. Народ считает себя обманутым и хочет показать правящей элите, что подобные действия имеют определенные последствия. Протестная культура армянского народа хороша известна с 1988 года, когда миллионы людей собирались в центре еще советского Еревана с революционными политическими требованиями.
Этот стержень еще сохранился: за последние 5 лет в стране прошли крупные шествия, митинги и движения политического и социального толка. Элита прекрасно знает о потенциальной разрушительной силе этой энергетики, но она также понимает ее проблемы и недостатки.
Многие подобные движения, в том числе и нынешний протест, лишены главной политической детали — программы и реформаторов, способных ее реализовать.
Требование о сменяемости власти и необходимости ухода Саргсяна с политической сцены носят абстрактный и неопределенный характер. В Армении, как и в большинстве постсоветских стран, так и не сформировалась стратегическая политическая культура, без которой сама по себе сменяемость власти ничего не значит (теория перехода власти от «негодяев к негодяям»).
История показывает, что успех возможен лишь в случаях, когда народная энергетика направлена на выбор конкретной альтернативы (программа+лидеры). В нынешних условиях формальный лидер протестного движения — Никол Пашинян — не стремится заявить о своих амбициях сменить Саргсяна на посту премьера. На данном этапе он, будучи опытным политиком, набирает электоральный капитал, который будет использован в качестве политического козыря в будущем диалоге с властями.
Пока трудно сказать, насколько успешно ему удастся решить эту задачу, ведь управление народным гневом — это сложное искусство.
В любом случае Армения в очередной раз показывает, что в меняющемся мире элиты будут вынуждены трансформироваться. Иных вариантов для выживания попросту не существует.
Комментарии314
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео