Далее:

Язык доведет Киев до катастрофы

Язык доведет Киев до катастрофы
Фото:
К 2020 году на Украине должны быть закрыты все русские, венгерские и румынские школы. Это следует из новой редакции закона об образовании, принятой Верховной Радой накануне. Национальным меньшинствам будет разрешено обучение на родном языке лишь отдельных дисциплин в школах. Правда, некоторые уступки сделаны для тех, кто пожелает изучать крымско-татарский язык.
До полного закрытия школ «нацменьшинств» всё больше дисциплин в ещё не украинизированных школах будет переводиться на украинский язык. После окончания «переходного режима» воспитание и обучение на родном, не украинском языке будет разрешено только в отдельных группах детских садов.
Даже крымским татарам, с которыми пытается заигрывать режим Порошенко, будет разрешено иметь лишь отдельные классы, обучающиеся на родном языке, а не целые учебные учреждения, как ранее.
Русским отныне будет гарантирована лишь возможность изучения своего родного языка как отдельной дисциплины. Но даже таким драконовским по отношению к русскому языку законом остались недовольны депутаты-националисты, требующие тотальной украинизации.
О последствиях можно судить по преимущественно русскоязычному Киеву, где молодое поколение уже сейчас не учит в школах русский язык (либо учит в минимальном объеме) и не умеет грамотно писать по-русски.
6 сентября стало известно, что в преимущественно русскоязычном Херсоне уже сейчас обострилось недовольство насильственной украинизацией. Так, по словам начальника управления образования Херсонской области Евгения Криницкого, переходить на украинский язык в этом году отказались три школы в самом Херсоне и ещё несколько в области.
По этому поводу член исполкома херсонского городского совета Иван Лопушинский заявил, что директоров школ, отказывающихся переходить на украинский язык, нужно увольнять.
Удастся ли режиму Порошенко реализовать драконовский закон, и к каким последствиям для самой Украины это приведёт?
— Сейчас пророссийская культурная оппозиция режиму Порошенко (не говоря уже о политической) фактически разгромлена, обезглавлена, — говорит директор фонда исторических исследований «Основание» Алексей Анпилогов. — Поэтому организованного общественного сопротивления насильственной украинизации я, к сожалению, не жду. При этом, безусловно, будут изобретаться формы «молчаливого» протеста. Кто-то постарается уйти от системы государственного образования. Граждане будут пытаться создать частные формы обучения, позволяющие их детям получить достойное образование. Многие здравомыслящие украинские граждане понимают, что образование на Украине на низком уровне и делают всё, чтобы вовлечь своих детей либо в российский образовательный процесс, либо — в английский.
Сама Украина является сейчас просто неким пространством, где адаптируются научные и культурные коды Запада. Таким образом, Украина становится страной вторичного осмысления культурных и интеллектуальных продуктов, произведённых за её пределами. Причём уровень этого осмысления крайне низок. Этот процесс просматривался на Украине и задолго до 2014 года, когда множество научных работ в «незалежной», по сути, являлись переводом с уже существующих русских или английских образцов и выдавались за достижения украинской науки.
«СП»: — Каковы будут последствия?
— Последствия будут ужасающими. Украина потеряет остатки своего научно-промышленного потенциала. Впрочем, в планы организаторов нового мирового порядка это всё прекрасно укладывается. Можно увидеть, что ждёт Украину, если нынешние тенденции продолжатся, на примере некоторых стран Средней Азии, которые все эти процессы прошли в 90-х годах. В том же самом Ташкенте на авиационном заводе собирали ИЛ-86. А сейчас вершиной прогресса там — открытый, и то с большим трудом, аквапарк. Вот, видимо, украинское руководство собирается нечто увеселительное открыть на месте завода «Антонов» в Киеве. В ближайшее время оставшиеся машиностроительные предприятия на Украине будут потеряны, а значит, и специалистов на них готовить будет незачем.
«СП»: — Что делать тем людям, которые родным считают русский язык? Сохранится ли ситуация, когда чуть ли не половина населения «незалежной» в быту говорит и думает по-русски, а в отношениях с государством вынуждена пользоваться мовой? Или же постепенно украинизация приведёт к тому, что молодые поколения и думать будут по-украински?
— Украина сейчас пытается пересадить всё своё население на некий волапюк, поскольку настоящее малороссийское наречие разительно отличается от того, что сейчас выдаётся за украинский язык. Мова была естественным языком для жителей малороссийских губерний, но она не включала в себя многие научные и культурные пласты. Именно поэтому и Николай Гоголь, и даже Тарас Шевченко писали свою прозу на русском языке. Я думаю, что значительная часть населения так и будет жить в ситуации языковой раздвоенности. Если послушать речь многих украинских политиков, юристов, учителей, можно чётко определить, что для них нынешний украинский язык что-то сродни латыни, которую они используют для выражения строго определённых фиксированных смыслов. Этот, не укоренённый в сознании украинцев язык, конечно, не сможет вытеснить русский язык для тех, для кого он родной.
«СП»: — Конечно, странно ожидать от европейцев, что они всерьёз будут озабочены правами русских на Украине. Однако закон предусматривает и закрытие венгерских и румынских школ. Эти страны входят в ЕС. Вступятся ли за эти национальные меньшинства на Украине европейские правозащитники?
— Я бы обратил внимание, что сейчас растут противоречия нынешнего украинского режима даже не в отношениях с Венгрией и Румынией, а в отношениях с Польшей. Там помимо культурных противоречий усиливается цивилизационно-политический разлом. Не секрет, что поляки крайне недовольны популяризацией бандеровцев на Украине. Я думаю, что в первую очередь «рванёт» в отношениях Украины и Польши. А уж после этого в ЕС вдруг «прозреют», обратят внимание на притеснение венгров, румын и даже, как ни парадоксально, русских на Украине. Само по себе положение русских на Украине в Европе никого не волнует, а вот если это будет связано с бандеровской позицией Киева в отношении польского вопроса, то в ЕС вынуждены будут реагировать.
Что касается Венгрии, Румынии, Чехии, они будут продолжать усиливать политику самостоятельной поддержки своих соотечественников на Украине. Будут, например, создаваться новые частные культурные центры. Я считаю, что и России стоит поддерживать инициативу по развитию частного и общественного образования на русском языке. Надо апеллировать к тем же европейским ценностям, среди которых — защита прав нацменьшинств. До сих пор деятельность русских центров на Украине носила в основном декларативный характер. Россия сейчас стоит перед жёстким выбором — или потерять навсегда украинских русских или начать их всерьёз поддерживать.
— Всё, что происходит на Украине под маркой декоммунизации, а на самом деле я бы назвал это русофобизацией, выглядит крайне нелепо и бесчеловечно, — говорит политолог и публицист Евгений Бень. — Давайте представим, что будет, если в стране, где, как минимум половина жителей использует русский язык в быту, закроют все русские школы. Говорить и думать по-украински, люди по мановению волшебной палочки не станут. Значит, между собой они будут говорить на постепенно деградирующем русском языке. Людей, по сути, лишат всякого полноценного языка. Для коммуникации они будут использовать разговорный русский. Но без литературного русского языка, без изучения его в школе, они будут постепенно впадать в «пещерное состояние». Поскольку язык задаёт уровень мышления и общего развития человека.
Но учитывая всё, что происходит на Украине, я бы пока не загадывал — будет ли реализован этот закон на практике. Ещё неизвестно, будет ли к 2020 году существовать режим Порошенко. Киев делает ставку на конфронтацию с Россией, и Европе это всё меньше нравится. Если Украина продолжит нынешний путь, её ещё ждут большие потрясения на территориально-этнической почве.
Оставить комментарий