Ещё

Глазами Мартироса Сарьяна Восток — дело тонкое 

Глазами Мартироса Сарьяна Восток — дело тонкое
Фото: Sputnik Армения
, 28 фев — Sputnik. всегда считал природу своим главным учителем и использовал в своих произведениях простые природные формы.
Природа — главный учитель
Творчество великого варпета (мастера), жившего и работавшего в первой половине 1910-х годов — смелое новаторство. Художник мастерски соединял живописные традиции Востока с новыми достижениями европейского искусства ХХ века. Сарьян получил признание в . Его картины были приобретены Третьяковской галереей, некоторые экспонированы в Европе.
В 1920-е и 1930-е годы Сарьян сохранил интерес ко всем ведущим жанрам, в которых работал и прежде. Его в одинаковой степени привлекали пейзаж, портрет и натюрморт. В тот период Сарьян много путешествовал, получал заряд энергии и вдохновения для создания новых картин.
Поездка на Кавказ в 1901-1903 гг. стала для Сарьяна настоящим откровением.
Летом 1902 года художник побывал в , древней столице . «В красочных уголках юга, в древней нашей стране я вновь обрёл сказочный мир моего детства», — рассказывал художник.
Цвета и Восток изменили мировоззрение Сарьяна
"Цвет — это истинное чудо! — говорил художник — В сочетании с солнечным светом он создаёт внутреннее содержание формы, выражает суть вселенского бытия".
Поездка на Восток стала важным этапом становления творческого самосознания художника. Желание познать мир Востока и себя, как часть этого мира, руководило художником в период путешествий в  (1911 г.) и страны Среднего Востока — (Константинополь, 1910 г.), (1913г.).
"У меня была цель — понять Восток, найти характерные его черты, чтобы ещё больше обосновать свои искания в живописи, — писал художник. — Я хотел передать реализм Востока, найти убедительные пути изображения этого мира, …выявить его новое художественное осмысление".
Как писал художник, он прожил в Константинополе почти два месяца и за это время хорошо поработал. «Самый большой интерес для меня представляла улица, ритм её жизни, яркая толпа и собаки…, жившие здесь целыми семейными стаями», — писал он.
"Армения моя…"
Весной 1914 года Сарьян уезжает в Тифлис (), участвует в работе Армянского этнографического общества, едет в Гохтан (Южная Армения, ныне в составе ).
Однако дальнейшее развитие творчества художника прервали трагические события в Армении. «Но вот в 1915 году я узнал о бедах, вновь павших на долю Армении. Бросил всё и уехал на родину. В Эчмиадзине и вокруг него я встретил толпы людей, бежавших от геноцида из Турецкой Армении… На моих глазах умирали люди, а я почти ничем не мог им помочь… Я тяжело заболел, меня увезли в Тифлис с явными признаками глубокого душевного расстройства», — с горечью писал Сарьян.
Художник долго не мог работать. Но первое, что он создал после пережитого, была картина, изображающая огромный букет красных цветов. Путь спасения был найден: «Искусство должно призывать человека к жизни, к борьбе, вневременными, общечеловеческими мотивами внушать ему веру и надежду, а не подавлять его описанием трагичных сюжетов».
В конце 1915 года Сарьян вновь участвует в очередной выставке «Мира искусства».
В 1916 году вместе с собравшимися в Тифлисе армянскими живописцами Е. Татевосяном, В. Суренянцем, П. Терлемезяном Сарьян основывает «Товарищество армянских художников», создает его эмблему. «Едва оставшийся в живых народ стремился сплочением прогрессивных духовных сил залечить свои тяжёлые раны», — писал Сарьян.
В 1971-1972 годах Сарьян создал серию рисунков фломастером. В них очевиден возврат художника к гармоничной мелодике и пластике раннего акварельного цикла «Сказки и сны». Последний из рисунков датирован Мастером 4 апреля 1972 года. Через месяц его не стало…
Материал подготовлен на основе открытых источников.
Реконструкция первого этажа стала адом для жителей дома
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео