Ещё

Дрожь Земли. Армянская трагедия 

Часть шестая. 7 декабря 1988 года. Армения
Столь жесткого разгула стихии земля Армении не знала с XI века, когда погибла древняя армянская столица Ани. По подсчетам ученых, во время землетрясения 7 декабря магнитудой 7,2 и силой 10 баллов по 12-балльной шкале Рихтера (по ней определяется степень разрушений) в зоне разрыва земной коры была высвобождена энергия, эквивалентная взрыву десяти атомных бомб, сброшенных на Хиросиму. На месте уже существовавшего здесь тектонического разлома возник 37-ми километровый разрыв земной поверхности, с амплитудами смещения от 80 до 170 сантиметров. Волна, вызванная землетрясением, обошла земной шар и была зарегистрирована сейсмографами в Европе, Азии, Америке и Австралии.
Через четыре минуты после первого толчка последовал второй силой 6 баллов, колебания от которого наложились на сейсмические волны от первого и усилили поражающий эффект землетрясения.
Прервалась телефонная связь армянской столицы с Ленинаканом, Спитаком и рядом других небольших городов и поселков. Через семь минут после начала землетрясения в эфире неожиданно заработала военная радиостанция. Радист, младший сержант Александр Ксенофонтов, открытым текстом (чего раньше в советской практике никогда не случалось) сообщил, что для населения Ленинакана срочно требуется медицинская помощь, в городе много разрушений, нужны вертолеты для вывоза раненых. Это был настоящий сигнал SOS!
Масштабы разрушений стали известны через несколько дней…
Оказавшийся в эпицентре 10-балльного землетрясения город Спитак сравняло с землёй. В городе было семь школ, и во всех в то утро шли занятия. Они рухнули, когда до звонка на перемену оставалось четыре минуты. Представитель ЦК Компартии Армении, прибывший в Спитак в первые же часы трагедии, сообщил: «За три дня извлекли из-под руин более 1700 живых, а свыше 2000 человек, вынутых из развалин, уже не вернуть». Всего в Спитаке погибло более 4 000 человек — каждый четвёртый житель города.
В Ленинакане (ныне Гюмри, второй по величине город в Армении), где сила толчка равнялась 9 баллам, было разрушено 80% зданий. Как рассказывали прибывшие туда спасатели, в городе не было электричества. Ещё при въезде в Ленинакан они пришли в шок от увиденного. Когда добрались до центральной площади города, ужас охватил ещё больше. Люди на площади уже не плакали, а просто кричали, как кричат животные, с которыми происходит что-то страшное.
На месте рухнувших домов остались курганы из красного туфа, щебня, бетона, кирпича, стекла и остатков мебели. Со всех сторон раздавались крики и стоны. Только под развалинами универмага оказались погребёнными 1250 человек. С редкими фонариками на эти курганы взбирались мужчины, выкрикивая имена жен и детей и отыскивая своих потерявшихся родственников. Изредка в темноте виднелся свет фар машин скорой помощи, которые подбирали раненых.
На швейной фабрике погибла вся смена — 600 с лишним человек, которых руководство предприятия закрыло в цехах с целью борьбы с хищениями. Позже, в январе 1989 года, на этом объекте уже невозможно было находиться без противогазов — разлагались тела погребенные под завалами фабрики. Как и в Спитаке, в Ленинакане погибло много детей. Сегодня в память о них у селения Мастара, неподалеку от города создан мемориальный комплекс Верацнунд (Возрождение).
Значительным разрушениям подверглись также города Кировакан (ныне Ванадзор), где было разрушено более половины зданий и Степанаван, горноклиматический курорт, известный своими сосновыми лесами.
Всего же в результате землетрясения 7 декабря и целой серии подземных толчков (афтершоков), которые продолжались в течение месяца, полностью или в значительной части были разрушены более 20 городов, районных центров и 324 села. В общей сложности, землетрясение охватило около 40% территории Армении с населением в миллион человек и вывело из строя около сорока процентов промышленного потенциала. Из-за риска аварии была остановлена Армянская АЭС. В целом потери национального богатства республики составили свыше 10 млрд рублей (в ценах того периода).
По официальным оценкам, жертвами землетрясения стали 25 000 человек. Но по другим данным их было в два раза больше. (В одном только Ленинакане (Гюмри) во время землетрясения находилось много беженцев из Нагорного Карабаха, и погибшие из их числа по каким-то неведомым причинам не вошли в число жертв). Раненых было более 17 000, лишились крова 514 тыс. человек. Положение оставшихся в живых серьёзно осложнялось ещё и тем, что температура в регионе опустилась до 15-20 градусов мороза.
Причиной огромного количества жертв и разрушений стала не только подземная стихия, но и низкое качество строительства. Не соблюдались строительные нормы и правила для сейсмически опасных районов. Мало того, как написал позднее в своих воспоминаниях «Рутинный марш» спасатель ленинаканского «Отряда — 88» Евгений Буянов: «Плиты из трухлявого бетона трескались от удара ломом, они рассыпались в мелкие обломки, когда их пытались поднять зацепом строп крана за тяги или прутья арматуры. Обычно железную арматуру вырывало из бетона, крошащегося подобно легкой штукатурке. Из этого „песочного“ бетона на разных этапах производства было украдено более половины цемента»…
Удар стихии был тем более неожиданным, что территория Спитакского землетрясения на тот период времени не была отнесена к потенциально сейсмически опасным. Хотя, по некоторым данным, о возможном землетрясении предупреждали. Ещё 1 декабря 1988 года шесть сейсмических станций Армении зафиксировали толчок силой 3,5 балла по шкале Рихтера.
Сохранилась даже докладная записка местных сейсмологов о том, что вероятность землетрясения в Спитаке и Ленинакане в 1988 году составляет 33 процента. Но никто из властей не поверил, что такое может случиться, и не предупредил население о возможном землетрясении. Но… случилось. Беда пришла, когда её никто не ждал, и, как писали потом местные газеты, в декабре 1988 года в Армении заплакали даже камни.
Для координации работ в общесоюзном масштабе была создана комиссия политбюро ЦК КПСС во главе с Председателем Совета министров СССР Николаем Ивановичем Рыжковым. Уже в середине дня 8 декабря члены комиссии прибыли в республику и приступили к работе в зоне бедствия.
В тот же день из Москвы на военно-транспортном Министерства обороны СССР самолёте вылетела бригада из 98 высококвалифицированных медиков и военно-полевых хирургов во главе с министром здравоохранения СССР Евгением Чазовым. Следом за ними в республику прибыли ещё около 500 медиков. Это были специализированные бригады хирургов, травматологов, нейрохирургов и инфекционистов со своим снаряжением, необходимым запасом медикаментов и донорской крови.
В первые же часы после катастрофы на помощь пострадавшим пришли подразделения Вооруженных сил СССР, а также Пограничных войск КГБ СССР. За несколько дней было развернуто 50 тысяч палаток, 200 полевых кухонь и два передвижных хлебозавода. Самолеты и вертолеты Вооруженных сил, гражданской авиации вывозили людей, доставляли материалы и оборудование.
Никакого МЧС в СССР тогда не было. Идея создания комиссии по чрезвычайным ситуациям, которая потом преобразовалась в МЧС России (Полное название: Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий), родилась после трагического опыта Чернобыля и Спитака. А в декабре 1988 года опыта столь масштабных спасательных работ ещё не было.
Одной из главных проблем, с которыми столкнулись спасатели при организации работ, было отсутствие опыта и понимания того, что нужно делать в первую очередь. Не было специальных приборов для поиска людей в завалах, которыми располагали иностранные спасатели: тепловизоров, инфразвуковых локаторов (для нахождения людей по стуку сердца), газоанализаторов, не было карманных раций, которые позволяли поддерживать оперативную связь между группами спасателей и решать текущие вопросы. Не было специально обученных собак, которые отыскивают людей в завалах по запаху.
Спасатель Евгений Буянов вспоминает: «Действия иностранных спасателей отличались высоким профессионализмом, они были хорошо обучены, хорошо оснащены техникой, инструментом. У них были специальные инструменты: кусачки, пилы, лебедки, надувные подушки для поднятия плит, компактные газорезки, мини-генераторы и компрессоры с наборами электрического или гидравлического инструмента для долбежки камня и резки арматуры… Об этом и многом другом тогда мы ещё и не мечтали».
Не хватало многого, но было главное — желание спасти людей. И именно благодаря самоотверженной и нередко опасной работе спасательных отрядов и, конечно, опытных зарубежных специалистов, которые располагали современными техническими средствами, удалось в сжатые сроки, в течение декабря месяца, завершить первый и очень сложный этап работы — извлечь из-под завалов около 40 тыс. человек и спасти жизнь 15 254 пострадавшим. Из зоны бедствия было эвакуировано 110 тыс. человек — детей, женщин, стариков. Причём нужно отметить, что проблема эвакуации пострадавших из зоны бедствия была бы практически невыполнимой, если бы не добровольная помощь тысяч и тысяч владельцев личных автомашин.
Всего в спасательных работах, помимо добровольцев, принимали участие свыше 20 тыс. солдат и офицеров, на расчистке завалов использовалось более трех тысяч единиц военной техники.
Как рассказывал руководитель работ по ликвидации последствий землетрясения генерал-майор в отставке Николай Дмитриевич Тараканов: «Спитак оказался куда страшнее Чернобыля! В Чернобыле ты схватил свою дозу и будь здоров, ведь радиация — враг-невидимка. А тут — разорванные тела, стоны под руинами… Поэтому нашей главной задачей было не только помочь и вытащить из завалов живых, но и достойно похоронить погибших. Мы фотографировали и фиксировали в штабной альбом все неопознанные трупы и хоронили их под номерами. Когда же возвращались из госпиталей и больниц пострадавшие от землетрясения люди, то начинали искать погибших родственников и обращались к нам. Мы давали снимки на опознание. Затем опознанных мы изымали из могил и хоронили уже по-людски, по-христиански. Продолжалось это на протяжении полугода…».
В печати тогда вышла известная фотография, на которой целая улица уставлена штабелями пустых гробов. Люди могли приходить и брать их бесплатно…
Трагедия Армении потрясла весь мир. Предложения о помощи стали поступать буквально с первых часов после трагедии. В пострадавшую республику прибыли врачи и спасатели из Франции, Швейцарии, Великобритании, ФРГ, США. В аэропортах Еревана и Ленинакана приземлялись самолеты с грузом медикаментов, донорской крови, медицинского оборудования, одежды и продовольствия из Италии, Японии, Китая и других стран. Помощь пришла из 111 государств со всех континентов.
Даже из тех стран, с которыми у СССР не было дипломатических отношений — Израиля, Южной Кореи, Чили и ЮАР. Сострадание к народу Армении пересилило политические разногласия и различия.
Гуманитарную помощь привёз и сын тогдашнего вице-президента США Джорджа Буша Джеб Буш, который прилетел в Армению вместе со своим сыном, по словам местных жителей, очень славным мальчуганом, который здоровался со стариками и поздравлял их с Рождеством. Как вспоминал потом один из них: «В Америке много армян, они тогда Бушу сказали, чтобы сына прислал. Думали, если сын привезет помощь, не раскрадут. Все равно раскрали, сын — не сын… Он сына привез. Мальчик. Мальчик говорил: баре дзевс, добрый день. Хороший, черненький, тоже как наш».
Раскрали… было и это. Сотрудник пресс-центра Минмонтажспецстроя СССР Олег Герчиков так описывал увиденное: «Ереванский гражданский аэропорт Звартноц напоминал военный — всюду солдаты с автоматами, бронетранспортёры, взлетают и садятся армейские вертолёты. Прямо на лётном поле свалены грудой одежда и обувь — помощь пострадавшим от землетрясения. Какой–то пожилой мужчина, едва приблизившись к этой куче, тут же получил от милиционера дубинкой по спине. Контейнеры и коробки с гуманитарной помощью из–за границы от самолётов перевозят в сопровождении вооружённой охраны. Уже потом ереванцы рассказали, что в первые дни, „гуманитарными“ канадскими куртками торговали на всех городских рынках…
В разрушенных домах, покинутых людьми, рыщут мародёры. При мне поймали одного, едва не затоптали насмерть. Еле военные отбили. Самое страшное, что грабят не только дома, но и мёртвых. В Ереване появилось много псевдожертв землетрясения, выбивающих деньги во всевозможных инстанциях. На моих глазах из-под развалин извлекли молодую женщину. Куда больше спасатели достают мёртвых. На улицах города прямо на асфальте стоят пустые гробы и фургоны с хлебом. Это главное, что сейчас нужно мёртвым и живым»…
Но не менее важной была и моральная поддержка. Зону бедствия посетили премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, конгрессмен США Роберт Доул, американский общественный деятель, правозащитник и один из самых влиятельных религиозных лидеров среди афроамериканцев США Джесси Джексон, супруга президента Франции, председатель французской общественной гуманитарной организации — фонда «Франс-Либерте» Даниэль Миттеран и многие другие. Большую помощь оказала супруга премьер-министра Италии Мария Фанфани. При её поддержке в Спитаке был создан «Итальянский городок» из 204 сборных домиков. Широкую благотворительную деятельность в Армении развернула и всемирно известная мать Тереза. Американцы, шведы и французы присылали строителей и щитовые домики.
К сожалению, не обошлось и без трагических происшествий. 11 декабря 1988 года из-за сильного тумана аэропорт Еревана не смог принять самолет ИЛ-18 с гуманитарной помощью из Югославии. Лётчиков направили на запасной аэродром, который не был даже освещён. При заходе на посадку ночью на высокогорном аэродроме Ленинакан непонятно почему, несмотря на многократные запросы диспетчера (вплоть до срыва на крик) проверить установку давления, экипаж не отреагировал… Югославы снизились преждевременно и затем приняли за взлётно-посадочную полосу трассу Октемберян-Ереван. В результате произошла катастрофа.
Погибли семь членов экимажа: подполковник Предраг Маринкович, майор Владимир Ерчич, капитан первого ранга Милен Симич, подполковник Милан Мичич, прапорщик первого ранга Бориш Мосурович, авиамеханик Милис Петрович и летчик Йован Зисов. Сегодня на месте катастрофы на автотрассе Эчмиадзин-Армавир близ села Цахкунк установлен памятник с погнутой лопастью…
В тот же день 11 декабря и по той же причине (неправильная установка давления на эшелоне перехода) самолет Ил-76МД ВВС СССР, вылетевший из Азербайджана для оказания помощи пострадавшим от разрушительного землетрясения в армянском городе Спитак, врезался в гору. Погибли 9 лётчиков во главе с гвардии капитаном Николаем Брилёвым и 63 военных, призванных из запаса для ликвидации последствий землетрясения. Выжил только один из спасателей, который завернулся в брезент и устроился в кузове грузовика, загруженного в самолет. Он получил перелом позвоночника, и был спасен местными жителями.
Через год в Армении отмечали годовщину этой двойной трагедии — недалеко от мест крушения были расставлены поминальные столы и тысячи и тысячи людей пришли помянуть погибшие экипажи и спасателей.
В это горькое время жители Армении с особой силой ощутили поддержку своих соотечественников, проживающих во всех уголках мира. Уже через неделю после катастрофы французский певец армянского происхождения Шарль Азнавур создал благотворительный фонд и собрал для земляков 6 миллионов долларов. Позднее он записал вместе с друзьями песню «Для тебя, Армения».
Значительную финансовую помощь оказали знаменитый армянский бизнесмен и филантроп Алек Манукян и американский финансист, миллиардер, владелец и руководитель Tracinda Corporation Керк (Керкор) Керкорян. Суммы, которые армянские миллионеры, певцы, художники, предприниматели и виноделы по всему миру собрали и перечислили на восстановление Спитака, были вполне достаточны для того, чтобы на месте разрушенного города возвести второй Ереван. Но, как это не раз уже случалось, далеко не все из этих денег дошли по назначению. Многие и сейчас задаются вопросом: в чьих карманах они осели?
Говорят, что беда объединяет. И это действительно так. Катастрофическое землетрясение в Армении, унесшее жизни десятков тысяч человек, объединило, пусть и на короткое время, буквально все народы Советского Союза. Пожалуй, только реакция части азербайджанцев была неадекватной. По свидетельству очевидцев, весть о землетрясении в Армении некоторые там восприняли чуть ли не с радостью. Что, впрочем, имеет своё объяснение.
Межобщинный конфликт в Закавказье между азербайджанцами и армянами имеет давние исторические, религиозные и культурные корни. Но особую остроту он приобрёл в годы советской «перестройки» (1987—1988), когда армянское большинство населения Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО), входящей в состав Азербайджанской ССР, выступило с требованиями о передаче её Армянской ССР. Эти требования были поддержаны руководством Армении. В результате разраставшийся этнополитический конфликт привёл к этническим чисткам с обеих сторон. Так в ноябре-декабре 1988 года и в Армении, и в Азербайджане произошли погромы, которые сопровождались насилием и убийствами мирного населения. Всё это привело к массовому исходу армянских беженцев из Азербайджана, и азербайджанских из Армении.
Как писала тогда член Комитета Государственной думы по делам общественных объединений и религиозных организаций Галина Старовойтова: «С точки зрения международного права этот конфликт является примером противоречий между двумя фундаментальными принципами: с одной стороны, права народа на самоопределение, а с другой стороны, принципа территориальной целостности, согласно которому возможно только мирное изменение границ по соглашению». Мирного изменения границ, к сожалению, не получилось. В 1991-1994 годах (уже после распада СССР) этнополитический конфликт перерос в полномасштабную войну, в ходе которой под контроль армян перешли некоторые районы Азербайджана, прилегающие к территории бывшей НКАО.
Понятно, что события 1987-1988 годов, предшествующие этой войне, не могли не отразиться на отношении азербайджанцев к трагедии армянского народа. Причём в самой неприглядной форме. Как писали потом армянские СМИ, в Армении многие помнят, в каком состоянии приходили в республику вагоны с гуманитарной помощью, присланные со всех концов планеты и прошедшие через территорию Азербайджана: коробки и мешки с гуманитарной помощью были разворованы и выпотрошены.
Составы с продовольствием простаивали так долго, что продукты успевали испортиться, и их приходилось выбрасывать, а на вагонах от руки мелом было написано: «Поздравляем с землетрясением!» Сводная колонна техники и специалистов, сформированная в НКАО для помощи пострадавшим уже к утру 8 декабря, смогла проехать через АзССР только в сопровождении военнослужащих и добралась до места трагедии лишь спустя три дня. Дело дошло до того, что 10 декабря комендант Особого района Баку генерал-полковник Тягунов выступил по республиканскому телевидению и призвал «не злорадствовать над чужим горем»…
Что было, то было. Но всё же основная вина в разжигании межнациональной розни лежит не на простых людях (нередко во время погромов азербайджанцы прятали у себя армянские семьи, а армяне азербайджанские), а на тех политических лидерах в Нагорном Карабахе, Азербайджане и Армении, которые подогревали националистические настроении в народе и использовали их для достижения своих целей. И, к сожалению, землетрясение в Армении не стало исключением…
10 декабря 1988 года, прервав свой официальный визит в США, в Ленинакан прилетел вместе с супругой Генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель президиума Верховного Совета СССР Михаил Горбачев. Он на месте ознакомился с ходом разворачивающихся спасательных и восстановительных работ. На состоявшемся совещании с руководителями союзных министерств и ведомств были рассмотрены первоочередные задачи по оказанию необходимой помощи Армении.
На восстановительные работы были мобилизованы все материальные, финансовые и трудовые возможности СССР. Уже в первые дни в Армению прибыли 45 тысяч строителей из всех союзных республик. Рабочие ехали отовсюду, из всех регионов. И большинство — добровольцами.
Огромная работа была проведена по эвакуации людей из зоны разрушений. Дети в сопровождении учителей, матерей, бабушек и дедушек направлялись в лучшие здравницы страны. 100 тысяч человек, отдыхавших по профсоюзным путевкам, добровольно прервали свой отпуск и уступили места в санаториях и домах отдыха пострадавшим от землетрясения в Армении.
Как вспоминал позднее Председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков, «Горе Армении всколыхнуло всю страну. Откликнулись практически все регионы, миллионы простых людей. Телерепортажи из Армении нельзя было смотреть без слёз. У моего внука была копилка в виде кошки. Мы бросали туда мелочь — 4-летний Коля мечтал накопить на велосипед. И вот он посмотрел репортаж о землетрясении в программе „Время“, достал копилку, молоток, расстелил газету… Дочь моя ему говорит: Коля, ты же хотел весной велосипед купить. А он отвечает: мама, ты видишь, что там творится? Ещё накопим… В сбербанке кассир поначалу отказывалась считать эти медяки. Её пристыдили, объяснили, что деньги из детской копилки и почему парнишка решил их отдать. Когда сотрудники банка поняли, что к чему, стали извиняться. Посчитали — 27 рублей 30 копеек».
7 декабря 1989 года в СССР была выпущена в обращение памятная монета достоинством 3 рубля, посвященная всенародной помощи Армении в связи с землетрясением. В верхней части монеты помещено изображение Государственного герба Союза Советских Социалистических Республик. На реверсе, в центре расположено рельефное изображение пяти рук — символ помощи пяти континентов, поддерживающих чашу с вечным огнем памяти на фоне гор Армении, изображенных в виде крыльев, и развалин домов, вверху полукругом расположена надпись — «Зона землетрясения — милосердия — созидания», а внизу расположена дата землетрясения — 7.12.1988. Над горами надпись «Армения».
Спитакское землетрясение было последним общим бедствием для народов СССР, на ликвидации последствий которого работали добровольцы — спасатели и строители, приехавшие со всех концов Союза. Последним, потому что через три года Советского Союза не стало, и не стало общесоюзной программы по восстановлению разрушенных подземной стихией Спитака, Ленинакана (Гюмри) и других пострадавших городов и посёлков Армении. Поэтому, наверное, именно армяне, как никто другой, понимают, что с распадом СССР они потеряли больше всех. Им пришлось своими силами достраивать то, что раньше, в советские времена, восстанавливали Россия и другие республики СССР…
Продолжение следует…
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео